книга 6

ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА ЖИЗНИ ДУШИ
В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ТЕЛЕ. РАЗЛИЧИЯ ПОЛОВ

глава 1.
МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА

1. Мужское и женское сознание в Боге. Вера

Так как материи в реальности не существует (см. статья «Создание мира. Эволюция, как система отрицающая существование жизни»), то единственной реальной формой жизни является жизнь сознания – жизнь чего-то, что не только осознаёт самоё себя, но испытывает к себе сильнейший интерес, заставляющий его искать себя – в своих целях, в поисках своего начала и в выводах о своём будущем.

Так как человек не имеет цели в самом себе и создание его, как и всего мира подводилось к конечному результату (см. статья «Материя – как форма существования сознания. Человек»), не нуждаясь ни в малейшем эволюционировании физических форм, то его сознание – это единственная устойчивая точка отчёта для познания им как самого себя (в первую очередь) и мира вокруг (через себя), так и своего Создателя – Бога, частью которого он является.
То есть, узнав себя, человек может вывести некие черты Бога из своего отражения, но эти черты не будут Богом в Его Целостности – это лишь та Его часть, которая имеет отношение к человеку.

*

Сознание – это как бы внутренний взгляд на себя, отношение к Себе.
Бог – это Сознание, сравнимое с человеческим чувством «Я есть» вне человеческой формы, вне материи. Человек – это ограниченная копия Бога, все возможности осознания себя, используемые Богом, присущи человеку. Только человек может думать одновременно одну мысль и быть сосредоточен на одном чувстве, Бог – это огромное количество разных чувств и мыслей. Бог – это сознание, обладающее возможностью ощущать себя не в одной точке, как человек, а во множестве одновременно, создавая их по мере необходимости. Причём каждая такая точка связана с ощущением целого и не может обособиться от него осознанием своей индивидуальности, как это чувствует человек.
Сознание человека – это точка сознания Бога, которую обособили от Целого, чтобы она могла ощутить себя. Поэтому человек – это Бог в миниатюре, наделённый всеми возможностями сознания, присущими точке сознания Бога, подчинённый правилам её жизни и существования и ограниченный заданными целями.

Итак, суть Бога – Сознание. Оно имеет Ядро – главную «точку» - Носитель жизни и собственного «Я». От Ядра дальнейшие построения сознания Бога сравнимы со строением дерева. От Ядра идёт «ствол» - точка сознания, обладающая наибольшими возможностями для решения заданной проблемы, от неё отходят «ветви» – сознания, сконцентрированные на решения частей проблемы, от «ветвей» создаются «листья» – точки, занятые самыми мелкими деталями в решении проблемы ради которой они были созданы. Таких делений может быть создано и больше, здесь важно только то, что эти «точки» не взаимозаменяемы и важны только каждая на своём месте. «Лист» не может занять место «ствола», а «ветвь» – место листа, потому что их отличает широта и направленность мышления.
Бог совмещает в себе два разных способа ощущения себя – через Жизнь (через собственное самопознание, т.е. изменение себя) и через Смерть (защита себя от любого внутреннего изменения, которое уже само по себе может угрожать существующему реальному покою и самодостаточности) (см. «Сказки Каламбы»). Но в этой статье для анализа выбрана лишь одна из его частей - Жизнь с её законами существования и с её правилами сохранения себя рядом со Смертью.

Ядро Божественного Сознания Жизни – это неравная и неравномерная совокупность Женского и Мужского сознаний. Неравная, потому что двух хозяев у одной жизни быть у Бога не может – это небезопасно и абсурдно.
Основу Ядра составляет Женское Сознание. Особенностями его являются глубокая сосредоточенность на себе и на настоящем и направление всех своих интересов только на себя. Женское сознание не способно отключиться от себя на что-то извне. Оно живёт настоящим мгновением и не может проектировать своё будущее. Ощущение будущего требует отключённости сознания от себя в настоящем, определённого пренебрежения к сиюминутным собственным чувствам ради видения себя где-то извне «в теории». Потеря же ощущения себя в настоящем при переносе своих интересов за свои практические пределы чревато искажениями при вычислении своего будущего. Только одновременное сохранение собственных ощущений в двух местах – в настоящем и будущем, способно оградить сознание от вероятности ошибок. Поэтому Женским Сознанием из себя было создано Мужское Сознание, целью которого была подготовка будущего и, вместе с ним, оптимальных условий для сохранения жизни Женского Сознания.
Главным законом, определяющим их взаимодействие (с вычислением самых оптимальных условий их развития без уничтожения друг друга) является закон о неспособности Женского Сознания почувствовать Мужское, как себя и только в этом случае открыть ему себя и свою жизненную энергию, – без собственного ощущения практических результатов его действий. Женское сознание слишком «практично» и этим Оно защищается от совершенно отличного «я» Его «партнёра для жизни». Для Женского Сознания теории не имеют того значения, как для Мужского – ибо теории – это будущее, а настоящее, то, что единственно ценит Женское Сознание – это реальный проходящий момент.
Поэтому Оно и не способно поступаться или жертвовать собой – это бы явилось искажением Его настоящего и угрозой для Его жизни в целом. И поэтому Оно предрасположено получать от Мужского сознания «плату вперёд». Только если мужское сознание создаёт условия жизни, учитывая все интересы женского, Женское начинает воспринимать себя и его, как Целое. Если хоть что-то Женское сознание не устроит – оно обособится от Мужского, воспримет его как чужака, угрожающего его жизни, и начнёт действовать исходя из полученной настоящей ситуации.

В отличие от Женского Сознания, Мужское способно жить теорией и даже ущемлять себя в чём-то ради своего лучшего будущего. Ему хватает знания того, что Женское сознание ему жизненно необходимо, чтобы относиться к нему, как к себе, и действовать исходя из интересов их обоих. Мужское сознание может платить вперёд, не считая врагом Женское, если не получит ответ на какое-то своё единичное сиюминутное действие. Будущее для Мужского сознания важнее настоящего, но необходимость ради собственной жизни следить за состоянием Женского сознания, является сильнейшим сдерживающим фактором.
Исходя из данных (ощущений), дающихся Ему Женским сознанием, Мужское вычисляет и определяет путь Женского, корректируя ошибки и указывая пути решения проблем.
В меру наделения властью стоять впереди Женского Сознания и управлять им, Мужское потеряло её возможность черпать жизнь из себя самоё. Жизнь Мужского Сознания зависит от того, насколько идеальны условия, созданные им для жизни Женского. Таким образом соблюдается гармония силы и слабости в объектах, ими обладающими в равной степени, но в разных плоскостях применения своей силы.

*******

Итак, Бог Жизни – это некая ТОЧКА без имени, без пола, без объяснений, некая концентрация энергии. Эта Энергия создаёт из себя субстанцию, цель которой является ощущение собственной жизни – собственного бытия. Эта субстанция по своим характеристикам названа Женским Сознанием. Мужское Сознание уже не соприкасается напрямую с Первоначальной Энергией и получает её от Женского сознания. Всё, что создаётся далее – получает жизненную энергию через позади стоящих сознаний. Это делает невозможным обособление любой ветви или листа созданного древа Сознания и подчиняет их всех одной цели и одному Богу.
Первоначальная Энергия создаёт древо для себя и защищена от свободы древа воспользоваться её энергией исключительно в своих интересах. Ведь любое сознание, содержащее в себе искру (точку) данной Энергии перенимает и её неограниченный эгоцентризм – необъяснимое человеческими словами ощущение ценности, важности, исключительности собственной жизни.
Каждая «искра» – это копия Бога, это Бог по своим характеристикам, только ограниченная рамками, так как не имеет в себе энергии для жизни самой по себе. Но этого ощущения Энергия передать не может, потому что не имеет его в себе – что такое жизнь выходит за пределы ощущений, есть только улавливаемые её следствия (=ощущения). Энергия проецирует себя в других без всяких корректировок и это Её ощущение вседозволенности вне её самой (относительно собственного эгоцентризма - любви и интереса к себе) и создаёт иллюзию свободы, – и вероятность ошибок в выводах древа, каждая часть которого получает тот же эгоцентризм, о самом себе, если хоть какая-то из его частей переоценит эту любовь к себе в ущерб тому, кто её даёт, и тем нарушит заданные правила жизни.
И это значит так же, что Ядро сознания Бога способно управлять своими подчинёнными и влиять на их существование, а подчинённые не могут влиять на своё Ядро. То есть, по человеческим понятиям, Ядро несёт в себе возможность ликвидации отработавшего «древа», а его составляющие не могут влиять ни на жизнь Ядра, ни на собственную жизнь.

С другой стороны, без крайностей, такая зависимость позволяет создать мощную цепочку «фильтров» – от большего к меньшему, не позволяющих получать жизненную энергию Ядра «искрам», восстающим по каким бы то ни было причинам против Его правил жизни. Чем ближе к Ядру, тем жёстче правила: Мужское Сознание только тогда будет живо, если оно целиком служит Женскому и, по своей непосредственной близости к Источнику жизни, не имеет права выбора и свободы. Но «искры» (листья) подчинены своему начальнику (ветви Древа) и через него получают энергию для себя. А тот, в свою очередь, должен целиком подчиниться более высокому начальству (скажем, Мужскому Сознанию), для которого агрессия восставшего листа уже менее опасна. И Мужское Сознание может, не наделяя этот «лист» новой энергией, дать ему возможность существовать на остатках своей собственной, не уничтожать его сразу. Не подпуская восставший «лист» к Ядру, Оно тем нейтрализует его противостояние, сводя его к самому себе, а не к Богу (к Ядру), и защищает этот «лист» от неизбежной, в ином случае, мгновенной смерти.
Таким образом именно подобная иерархия создаёт некую свободу для отдалённо поставленных «листьев», давая им время и сделать выбор самим, и воспользоваться этим выбором, проверив его (недолго, но всё-таки) на практике.
Для того, чтобы каждый такой свободный «лист» дошёл до Ядра, им даётся один стандарт для всех, при котором каждый идущий должен обладать конкретными, в строгих рамках, чувствами к себе, ко всем другим вокруг и к Ядру, с определённой глубиной этих ощущений, чтобы придать им устойчивость. Причём пройти они должны ряд контролёров их внутренней стабильности, и каждая новая ступень этих «фильтров» жёстче предыдущей. И поэтому никто, хоть с малейшим отклонением от заданного стандарта, до Ядра не дойдёт.

В такой цепочке никаких восстаний и быть не может, ибо Хозяин жизненной энергии – один – и всё остальное он создаёт в полнейшей зависимости от себя без какого бы то ни было равенства. И даже то, что он даёт время выбора для своих отражений – «искр» говорит не о его слабости, а о полной уверенности в своей Силе и своей Правоте.

*******

Основное отличие чувств Ядра и его составляющих – это отсутствие в проекциях ощущения собственной Целостности. «Искры» чувствуют, что они не являются богом, что они не имеют ни его самодостаточности, ни его жизни в самом себе, что они всего лишь части Целого, нуждающиеся в непременном реальном присутствии Целого рядом с собой.
По отношению к сознанию («ощущению себя» вне формы) – это чувство и есть его энергетический голод, потребность заправки.
По отношению к человеку («ощущению себя», облечённому в конкретный образ) – это чувство голода – есть его жизненная потребность веры в Бога. В материальном воплощении она проявляется депрессиями, отсутствием смысла жизни, острой душевной пустотой, ощущением собственной слабости и никчемности и пр.

Вера в Бога – это беспрекословное, всем сердцем, принятие всех, дающихся Богом, правил жизни, с собственной внутренней невозможностью нарушить их.
Это не внешняя показная обрядность, исполняя которую человек как бы (для себя) откупается от Бога, продолжая руководствоваться в своей жизни своими правилами и своими выводами, это глубокое внутреннее подчинение – по собственной воле – воле чужой, стоящей вне человека, с жёстким ограничением воли своей – опять-таки по своему выбору.
Там, где материя закрыла прямые связи, там только свобода создания от своего создателя может дать полную оценку такой веры. Только тогда, только когда этот выбор свободен от всякого принуждения извне, когда человек смотрит в сторону Бога не из страха каких-то наказаний за ослушание, не из каких-то корыстных выгод, а просто потому, что не может и не хочет смотреть в другую сторону – тогда лишь он обладает верой и тогда лишь он проходит первый контроль и ему дают идти дальше.

Вера позволяет человеку идти к Богу, оставаясь собой. Она только даёт ему «стандарт», которому он должен соответствовать, и отрицает любое его неповиновение и проявление собственной индивидуальности на этом пути. Он будет или тем, кем ему указывают, или он не будет вообще.
И та же вера укажет человеку путь к Богу в том случае, когда «стандарт» ему окажется не по силам. Но это уже будет не путь к Богу, а возврат к Нему его «искры» – к своей первоначальной форме не только с полным отсутствием себя, как отдельной мыслящей и осознающей себя точки, но и вообще с ликвидацией этой точки. Потому что потенциал, заложенный от её начала, совершенно не способен вынести ни малейшего отделения: она тут же сходит с ума, начинает в безумии рубить сук, на котором выросла, отрезая от себя все, питающие её, кровеносные сосуды.

В отношении к человеку с такой душой, не желающему сохранять себя и направляющему свои силы на то, чтобы распутать в себе все свои жизненные связи, делающие его индивидуальностью, применимо основное правило существования Мёртвой материи (см. «Создание мира. Эволюция, как система отрицающая существование жизни»). Ибо сжатая до минимума, со сложнейшим, запутанным до максимума, собственным устройством в Начале, она в своём бытие преследует только одну Цель – постепенное саморазрушение, распутывание всех узлов с тем, чтобы в конце концов дойти до абсурда своей «единицы», положенной в основе, и понять, что её, как формы жизни, не существует. И если Начало могло создаться в доли секунды, то процесс разрушения, предоставленный самому себе, требует определённой последовательности в своих процессах и создаёт ВРЕМЯ.
Физическое время – величина непостоянная и недолговечная, потому что оно – это лишь скорость разрушения материи (душа человека, как искусственно обособленная «точка» от целого здесь тоже может быть представлена частью материи), скорость распада каких-то её связей, взятых за основу. И чем выше эта скорость (а вне управления, предоставленная самой себе, материя неизбежно ускоряет этот процесс: чем ближе к концу, тем он быстрее), тем скорее проходит для неё время.
Так и у человека, выбравшего путь саморазрушения. Процесс этот длителен, гораздо длиннее мгновенного желания идиота-«выскочки» родиться в мире живых, и с постоянным убыстрением, ибо предоставлен сам себе. И жизнь в начале такого человека будет длинна и время его жизни – медленно – ближе к Идеалу, но затем его жизнь будет стремительно укорачиваться до допустимого минимума (жизнь тела – вторична и за основу его конца берётся не его окончательный распад, а готовность души, пользующейся этим телом, исчезнуть из жизни).
И сделать такая душа с этим своим основным желанием своего существования, судя по всему, ничего не может – она не взяла себе от Целого достаточно воли. Такие «искры», такие души боятся Жизни, как самого страшного своего врага. По сути, они – патологические исполнители, не нуждающиеся в наличие у себя какого бы то ни было «я», но по недоразумению, по какому-то фатальному для себя обстоятельству, захотевшие вдруг вылезти из своей привычной среды обитания под влиянием неосторожного и мгновенного пинка своего Начальника и Создателя, на которого они настроены (см. «Сказки Каламбы»).
.

2. Правила жизни человека – как проекция жизни сознания.
Мужчина и женщина

В правилах жизни человека заложены те же законы жизни вообще, что и вне материи (ибо материя – вторична и является лишь средством достижения цели, а не самой целью).

1) Во-первых, иерархия подчинённости. Причём это различие заключено в душах, а не во внешней форме.
По этой иерархии направленность интересов каждого человека, его возможности и его сила воздействия на окружающих (с умением ставить перед собой задачи, решать их и нести ответственность за их выполнение) зависят от его места на Древе Сознания.
Это значит, что среди людей созданы и рождённые руководители и рождённые подчинённые. И они не могут поменяться местами, ибо каждый создан со своими наклонностями и талантами в данной ему области, где он только и может максимально полно проявить себя. Каждое человеческое сознание несёт в себе задатки своей ветви, от которой оно было создано (заложенный выбор профессии), и своего места на этой ветви (способность вести за собой определенное количество учеников).
Равенства «точек» сознания в Боге нет, как нет равенства в человеческом обществе. Только человек, сознание которого создано из точки «ствола», сможет увидеть целое, подчиненное ему общество со всеми его и задачами, но он же не сможет на другом месте разглядеть более мелкие проблемы в области подчинённых ему интересов. И наоборот. Взаимозаменяемости здесь нет.

2) Во-вторых, в человеческом обществе создана и действует гармония силы и слабости, при которой внешняя (физическая) сила гасится внутренним бессилием, физическая слабость компенсируется внутренним гипертрофированным потенциалом уничтожать всё вокруг себя (жизненную силу). Мужчина и женщина отличаются не только внешне – они имеют и разнополые души, которые не могут изменять. И если пол своего физического тела, как механизм развития себя, душа ещё может поменять, если жизнь в собственном теле ей покажется неприемлемой, то пол своей души – постоянен и определяет её отношение к себе и к жизни, где бы она не находилась.

Как и Женское Сознание, женщина не способна нести ответственность практически ни за кого и ни за что, кроме себя. Неспособность выходить за свои пределы приводит к тому, что женщина перенимает чужие интересы только отказываясь от своих. То есть (тут же) подсознательно включая свои разрушительные способности. Её внешняя слабость компенсируется огромной разрушительной силой (при негативных условиях жизни), пожирающей жизнь окружающих её сознаний. Как пассивная половина, женщина не обладает активными способами защиты себя – она лишь ждёт, когда противник ослабнет, а затем бьёт в спину, в самые жизненно важные и болезненные места. Хотя с другой стороны (при позитивных условиях жизни) в ней же лежит ключ для возвращения пары из мужского и женского сознаний, потому что она стоит на шаг ближе к Ядру (по иерархии душ).
Именно по этой причине, если в человеческом обществе мужское руководство не учитывает в своих решениях женскую коррекцию настоящего, все его выводы относительно будущего теряют ориентацию. Но для женщины её личные проблемы важнее жизни, которая создаёт эти проблемы: женщина не может стоять впереди уже хотя бы потому, что видит всё только с точки зрения собственной выгоды и относительно созданных ей условий. Поэтому, если мужчина не решит то, что волнует женщину в первую очередь, он никогда не получит истинного женского взгляда на настоящее. Пассивное женское сознание будет лгать в отношении всего, что оно не приемлет.

Мужчина, в отличие от женщины, может видеть и себя, и других рядом с собой (при позитивном развитии общества). Он может брать на себя ответственность за жизнь (и развитие) тех, кто находится рядом, и единственным условием такого своего общественного положения является его неоспариваемое первенство. Мужчина должен быть свободен от посягательств на своё лидерство со стороны своего (здесь: женского) окружения. И только в этом случае он может вести за собой. Заложенное право первенства настолько сильно в мужчине, настолько является основой проявления его возможностей, что если хоть кто-то начнёт его оспаривать, борьба, причём активная борьба, открытая, не корректируя и не обдумывая долго ударов, за возврат своего места мгновенно вытиснет и все остальные его жизненные проблемы, и всех вокруг, в том числе.

С другой стороны, лидирующее общественное место включает в себя не только значительно большие права, но и значительно большие обязанности, чем те, у кого общественных прав меньше. Кому много дано, тот много и несёт – правило, нейтрализующее унизительность положения поставленных сзади. Ведь только культивированием определённой жизненной инфантильности, возведением в право – с возможностью (нпр.) работать вполсилы, больше заниматься собой, чем другими, с освобождением от каких-то обязанностей – и можно лишь создать действительную зависимость ведомого от ведущего.
Ведь для лидерства не достаточно одних внешних доказательств силы, особенно там, где материя – вторична, лидерство должно приниматься внутренне и только тогда оно является лидерством по сути и принимается всеми.
Именно поэтому в человеческом обществе дети принадлежат мужчине, мужчина обязан создать оптимальный быт для жизни женщины и создать само общество, позволяющее женщине развивать себя. Внешняя власть (первенство) и сила мужчины наделяет его огромным числом обязанностей (кроме, значительно больших, общественных прав).

При отклонении от правил жизни в человеческом обществе заложенные характеристики, искажаясь, превращаются в абсурд. А отсутствие поступления жизненной энергии делает из человеческого сознания вампиров, уничтожающих жизнь друг друга ради сохранения своей. Причём мужчина начинает созидать разрушение, а женщина заканчивает его.
.

3. Детство

Основой поступления энергии в Боге является импульс – толчок, дающий начало созданию сознания как формы жизни. Но с течением времени созданные сознания исчерпывают свои ресурсы и их ощущения и возможности притупляются.
Особенности восприятия сознанием окружающей информации (см. одноименную статью), которую оно использует для своего развития, таковы, что с течением времени внешние источники познания перестают интересовать «душу». Хочет она того или не хочет, но постепенно у неё гасится желание выходить за свои пределы, чтобы с помощью материи изучать самоё себя.
И кто бы ни было это сознание – в нём, в зависимости, конечно, от заложенной внутренней энергии, данной ему от рождения, с неизбежностью, в своё время, начнёт происходить этот уход назад – втягивание в своё Начало, к своей Основе, с которым невозможно уже бороться.
Поэтому Мужским сознанием была рассчитана, а Женское дало возможность своим согласием воплотить в жизнь систему обновления себя, как бы рождения себя заново, при которой Первоначальный Источник обновляет все свои ощущения. Детство – рождение себя заново – и есть способ получения новой жизненной энергии.
Именно полная пассивность такой новой зарождающейся жизни позволяет ей ослабить «фильтры», чтобы получить энергию даже для деградирующей души без веры. А система полного стирания (в позитиве) личности позволяет возродить интерес к собственному бытию и тем усилить волю к его познанию. Правда, там где правила Жизни не соблюдаются и развитие человека только следует вслед саморазрушению, эта система может давать большие сбои.

Итак, из-за того, что Мужское Сознание является практическим создателем Ребёнка, за исключением того, что жизнь ему даёт согласие Женского Сознания, в человеческом обществе дети принадлежат на 3/4 отцу, и только на 1/4 матери. Подобное разделение исходит из количества вреда, наносимого ребёнку, выращенному отдельно отцом или матерью.
В идеале (при наличии отца и матери) отец формирует в ребёнке ощущение своего пола, а мать – ощущение возраста (снимает ощущение собственной слабости и беспомощности). При отсутствии одного из родителей: отец, один воспитывающий детей отнимает у них чувство своего возраста, а мать – ощущение пола и стирает черты индивидуальности. Какой бы ни был хороший отец, его опека будет чрезмерна в любых ситуациях, будет подавлять ребёнка и сформирует в нём внутреннюю инфантильность.
Опека только матери действует глубже, потому что она относится к ребёнку только с точки зрения собственных неудовлетворённых потребностей. Даже искренне желая добра, она будет делать из ребёнка то, что нужно ей на данный момент: из мальчиков она будет черпать отсутствующую энергию мужского сознания, подсознательно относясь к нему как к врагу и деформируя под себя – делая из него женщину. А из девочки она, наоборот, будет формировать своего партнёра, уже неосознанно враждебно относясь к нахождению рядом второго женского сознания (нонсенс, ещё большая угроза).
Женщина (женское сознание) в человеческом обществе не способна сама увидеть в ребёнке – ребёнка (детское сознание) – между ними обязательно должен находиться буфер – мужское сознание (практически основной создатель ребёнка), через которого она только и сможет принять ребёнка, как свою собственность. Иначе детское сознание воспринимается женским только как наличие рядом некоего чужого сознания, воспринимающегося потенциальной угрозой. Поэтому женское сознание не делает скидок на возраст и пол и ведёт себя соответственно правилам – ожидая плату вперёд и начиная уничтожать противника при отсутствии этой платы.
Только наличие рядом мужчины способно погасить агрессивность женского сознания. Разумеется, если этот мужчина соответствует правилам жизни в человеческом обществе. Только такой мужчина, освободивший женщину от обязанностей т.н. материнства (по уставу: ребёнок принадлежит отцу, а не матери и он выстраивает для него правила его развития исходя из своей точки зрения) создаёт достаточную отстранённость, позволяющую ребёнку увидеть в матери – женщину, а матери в ребёнке – некую иную, неопасную, хоть и отличную от неё, личность, которой она позволяет жить и развиваться рядом с собой.

С другой стороны, только такая позиция снимает нежелание мужчины принять своих детей (война за своё лидерство), когда женщина – их собственница, ставит их на первое место в своей жизни, отодвигая мужчину куда-то в сторону от себя и детей. Отнимая тем у него не только лидерство (для своих детей и для неё), но и превращая его в непонятно что – в какое-то приложение к семье, за пределами которой он так и существует (скорее в виде живого кошелька – приносителя денег и, может, секса).

глава 2.
ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ ЛЮДЕЙ

1. Законы сосуществования мужчины и женщины

Итак, чтобы ощутить себя, сознание человека заключается в тело для полного отделения его развития от Целого, частью которого оно является. Тем не менее свойства Целого сохраняются для сознания и если она следует этим правилам, то идёт по одному пути развития: к возвращению в Целое через жизнь. Если нет, то по другому: через смерть с уничтожением своей индивидуальности, от комплекса ощущений, сформировавшихся за время существования души в разных телах.
При создании человека для женского сознания было создано женское тело, для мужского – мужское тело. В материальном воплощении, суть которой является движение (действие), за основу были взяты именно те свойства сознания, которые определяют движение: внешняя пассивность и значительная отстранённость от руководства в собственной жизни женского сознания и явный приоритет и активность мужского сознания гасятся их обратной неравностью в наличии жизненной силы. Активность не может проявиться сполна, если у неё не будет явных доказательств своего превосходства в данной области, иначе она будет подавляться тем, кто ею обладает. Женщина же, в свою очередь, не примет руководство мужчины, если он не будет обладать для неё практическими чертами превосходства, что влечёт за собой необходимость физической разницы мужского и женского тела.
Если вне материи женское сознание, как более сильное, ставит впереди себя мужское, давая тем самым ему проявить все свои качества полностью, без психологического подавления, неизбежного в ином способе контакта слабого подчинённого и сильного начальника, то в материальной жизни, построенной на основе вторичных свойств сознания, мужчина должен поставить женщину впереди себя, иначе все свойства её сознания не смогут быть использованы. В человеческом обществе место начальника предоставлено мужчине со всеми обязанностями и правами сильного, но без его жизненной энергии. Жизненную энергию (с обострением от неё всех своих жизненных качеств) мужчине может дать только женщина и только тогда, когда выполнены все необходимые условия для её «подготовки». Жизненная энергия даётся только душой и только добровольно (по её внутреннему согласию).

Мужское и женское сознания по-разному воспринимают себя и своё окружение. Поэтому психология мужчины и женщины совершенно различна и главным условием создания развивающегося человеческого общества есть принятие и соблюдение правил этого различия.
1. Во-первых, из-за слабой жизненной силы мужчина не должен близко подпускать к себе женщину. Причём подобная отстранённость не взаимна – женщина может быть с мужчиной открытой, но позволяя ей это, мужчина должен всегда помнить, что она – по натуре – хищник- одиночка, легко замечает чужие слабости и не прощает их своему лидеру. То есть позволяя женщине быть рядом слабой, мужчина не должен становиться заложником её слабости и подставлять свою шею. Равности, которую предрасположена давать материя, у человека не может быть. И слабость и сила у него – не доказательства чьих-то ущербности или превосходства, а просто заложенные качества, которые надо принять и с которыми надо считаться. И всё.
Следует отметить, что потребность в руководстве над собой в женщине – заложенное качество, и отсутствие руководителя, берущего на себя все расчёты и действия по созданию идеальных условий для её (и его – вторично, но крайне важно, когда мужчина – часть бытия женщины) жизни, воспринимается и женщиной смертельной для себя угрозой. Если при этом мужчина перекладывает с себя на женщину свои обязанности, наваливая на неё непомерные (равные с собой) общественные нагрузки, перекладывает на неё заботу и воспитание собственных детей и делает её ответственной за обиход своего быта, оставляя себе только функцию действия (по сути получая женщину, обихаживающую мужчину, а не наоборот; борьба за руководящее первенство в этом случае смещается в мир мужчин, а мире общей жизни остаётся равная война – кто кого), то женское сознание отвергает мужчину, как своего лидера и начинает создавать мужчину-лидера в себе, согласно заложенным в себе свойствам.
Это желание порождает первоначальный обмен тел – женское сознание занимает мужское тело, потому что ей не нравится жизнь женщиной, а мужское переходит в то, что осталось. Переход этот происходит на подсознательном уровне, рождая внутри женского сознания желания, которые могут быть и неосознанны, потому что вызваны его психологической невозможностью принять предоставленные условия жизни. Мужское же сознание так же неосознанно берёт на себя более тяжёлые условия и обязанности.
Человек и сознание – две различные формы жизни и каждая действует в границах своих правил. И если мужчина может для себя использовать женщину, то мужское сознание всегда ощущает свою зависимость и подчиняется ей.

2. Во-вторых, женщине требуется рядом мужчина-руководитель, а это значит по развитию своего сознания он должен быть на порядок выше, чем она. Иначе она его не примет. Мужчине нужно руководство и внутреннее согласие женщины принять его превосходство в определении пути их совместного развития, иначе он никогда не станет впереди женщины.
В человеческом обществе такая разница достигается искусственно – развитие сознания девочек притормаживается. То есть обучение мальчиков предполагает использование всех новейших достижений в развитии сознания и более быстрыми темпами. Девочки обучаются медленнее, тщательнее, с уменьшением нагрузки и с увеличением внимания к развитию её внешних проявлений себя. Только когда обучение мальчиков переходит на следующую ступень, их прошедший и тщательно проработанный и усвоенный этап обучения вводится в обучение девочек. В своей мужской среде мальчики могут быть пионерами-первооткрывателями и «плавать» в дающейся информации, девочки – никогда, иначе они будут отвергать или руководителей, или своих ровесников - мальчиков.
Согласно этому правилу, девочки и мальчики не просто учатся раздельно, для них разрабатываются разные системы образования, исходя из разных типов сознания. И это, опять-таки, вводится не из доказательства слабой женской сообразительности, а просто потому, что девочки – другие. Они – не мальчики. И эта разница требует к ним иного подхода не только в жизни, но и в обучении.
Это искусственное неравенство не касается быта. Как было уже сказано, особенностью женского сознания является т.н. пассивность противостояния негативным условиям – оно изменяется изнутри, не затрагивая внешние факторы, как бы приспосабливается к ним, перекрывая внешний поток жизненной силы и замыкая его на себе. Оно не воюет с врагом – оно просто обрывает все связи, отсекая его от себя. Поэтому женщина примет любые средние условия, которые даст ей мужчина, и у неё не возникнет практически никаких желаний их изменять.
А значит, прогресса не будет в тех областях, ответственность за которые возложена на женщину. За счёт себя, за счёт уменьшения внимания к себе – к собственной внешности, к собственному развитию (отказ видеть в себе женщину и пользоваться мужскими достижениями, т.к. желание развития – это тоже мужская идея) – она будет использовать то, что ей дано.
Мужчина, в отличие от своей партнёрши, сделает всё, чтобы облегчить себе свои обязанности. И если в деградированном обществе он просто отворачивается от них, хоть таким образом утверждая свою главенствующую роль в жизни и в семье, то в развитом он вынужден исполнять их. Поэтому там он будет развивать свой быт до нужного ему уровня, чтобы он отнимал у мужчины ровно столько времени, чтобы быть для него удовольствием, а не бременем.
.

2. Мужчина и женщина. Законы отношения к своему полу

Материальное тело, ассоциирующееся сознанием с собой, несколько видоизменяет половое отношение к себе, но сохраняет основные правила: женское тело обладает возможностью иметь большое количество жизненной энергии и может его давать, мужское – может практически только воспринимать и использовать её малые дозы – большие дозы дадут сбой работе его тела.
Причём не имеет особого значения, какая душа находится в теле (особенность, касающаяся всех), ибо тело получает столь мощный физический потенциал принадлежности к своему полу, что душа может проявить своё противостояние лишь при полном пренебрежении общества к половому воспитанию своих детей, при полном нарушении правил поведения мужчин и женщин с поощрением всех мыслимых пороков и недостатков, способствующих развитию в себе противоестественных наклонностей, и в очень острых (индивидуальных) случаях. (см. ниже)

Итак, женское сознание, не конфликтующее со своим полом (если условия жизни женщиной ему подходят) будет распространять свою зацикленность на себе на свой внешний вид. Залогом здорового отношения к себе является женщина, для себя самой всегда хорошо одетая с подчеркиванием одеждой своей женственности, использующая косметику и украшения, стремящаяся иметь женское поведение и относящаяся к себе как к женщине с самолюбованием и желанием нравиться другим. Лёгкое отстранённое кокетство, целью которого является получение со стороны доказательств собственной исключительности – это норма женского поведения и женского отношения к самой себе, создающаяся именно в результате чрезмерной концентрации на себе – её заложенного самолюбования, которое неестественно (в бытии) выходя за свои пределы, теряет связь с собственной основой – с тем, что создаёт в ней такое отношение к себе. Мужчина должен знать, что это поведение не несёт в себе ничего, кроме заложенной потребности в постороннем восхищении собой (причём, неважно чьём).

Конечно, когда используются атрибуты женского туалета для подчёркивания не женственности, а женской сексуальной агрессивности – это уже признак тяжёлой болезни общества. И является следствием отказа мужчины от ведущей роли в т.ч. сексуальных взаимоотношениях – мужчина хочет, чтобы его насиловала женщина (чтобы она была активной стороной в их отношениях, в т.ч. и в сексе), а он был бы пассивен (преобладание в обществе мужчин с женскими душами, которые осознанно отказываются от своей ведущей роли в отношениях с противоположным полом). Для этого общество создаёт образ активной женщины, объявляет его свободой женщины от мужчины. И не активные феминистки идут впереди этих нововведений, а именно пассивное мужское большинство.
Отказ же подчёркивать свой пол и следить за собой для женщины – следствие неприятия условий жизни, в которые она поставлена с разрушительными процессами организации в себе внутренней самодостаточности (создание в себе своего мужского руководителя, который даёт ей свои правила жизни).
Именно поэтому на одну из основных ступеней развития девочек ставится воспитание в них умения следить за своей внешностью, одеваться и быть красивой всегда и везде, вне зависимости от ситуаций. Право быть красивой, чтобы быть предметом восхищения, - это неотъемлемое право женщины, настолько сильно заложенное в ней, что если его отнимают, она теряет для себя смысл жизни, замыкается от общества (в качестве женщины, а не в роли, нпр., бухгалтера), отказывается от своего пола (в его внешних и внутренних проявлениях) и превращается в непонятно какую общественную единицу.

Для мужского сознания ассоциация со своим телом большей частью выливается в подчёркивании своего отличия от женщины, своей силы и не только в действиях (активное первенство во всех сферах жизни), но и во внешности, причём если женщина может себе позволить кое-где кокетливую небрежность и смешение стиля, то мужчина - нет. Его неудержимое «бегство вперёд», его жажда деятельности должна быть сдерживаема консерватизмом (остановкой) своего образа и умением придерживаться этой остановки. Внешность мужчины никогда не должна показывать ни его увлечённость работой (ибо это – проявление слабости, его зависимости и подчинения чему-то вне себя (нелидер), что вызывает жалость к нему и ощущение потребности его в няньке вне работы), ни, тем более, замотанность ею. Внешность – консерватизм мужского образа – это стена, через которую не должны переходить ни женщины вокруг, ни дети. (Поэтому-то одной из основных ступеней развития мальчиков является воспитание в них умения создавать свой образ и не терять его ни в каких ситуациях).

Безразличие к своей мужской внешности, даже используя чисто мужские атрибуты, для защиты и скрытия своей внутренней пассивности (нпр., использование неряшливой, неопрятной растительности на лице в качестве чадры), полное пренебрежение к своей прическе, с женскими её атрибутами, вялая, похожая на женскую, фигура; усреднённая, без определённых мужских признаков одежда, создающая средний бесполый и безвозрастной образ, низкая активность и безразличие к своему первенству – следствие отказа мужчины быть собой.

Из-за искусственного обострения всех физических чувств в теле (над душевными), если человек идёт по пути развития, его сознание должно в первую очередь соблюдать правила жизни своего тела. Только в этом случае не произойдёт неуправляемый внутренний отказ ассоциировать себя с ним и материальная жизнь не станет средством освобождения от самого себя (см. далее).
.

3. Дети в человеческом обществе.
Основные правила сосуществования взрослых с детьми

Человек не способен создать новую душу и детство для него – это способ необходимого возрождения самого себя.
Забота о детях является первостепенной задачей для развивающегося человечества, потому что таким образом оно подготавливает место для самого себя в будущем. В зависимости от того, насколько точно оно будет соблюдать правила для развития детского сознания, настолько и будет продвигаться быстрота общего развития. При этом не должно запускаться собственное развитие (ребёнок принимает взрослого, как учителя только при значительной разнице их развития – учитель должен обязательно знать больше, чем ученик, чем ближе их развитие, тем больше равности отношения к себе будет требовать ребёнок), иначе забота оборачивается абсурдом. Неразвитые родители вызовут обязательное неприятие их у подрaстающего ребёнка и его обязательный уход в свою собственную жизнь будет не естественен, а сопровождаться настоящим взрывом с охлаждением всех взаимных чувств.

Не смотря на высокие заложенные разрушительные свойства детского сознания, ребёнок-человек целиком зависит от окружающих. Он не имеет ничего своего, кроме ощущения того, что он есть, и получает знания о себе через сравнение себя с другими. Кроме того, в нём настолько сильна пассивность (толчок жизненной энергии получает детское сознание от Женского сознания и вне зависимости от своего пола вместе с энергией перенимает на какое-то время и его характеристики в восприятии себя), что ребёнок не способен сделать ничего сознательного (а не животного) ради себя самого. Вне зависимости от собственного отношения к происходящему вокруг, он скопирует поведение и образ мышления окружающих его взрослых и возьмёт их готовыми для будущего своего использования, приспособляя себя – к ним. Он даже протестовать против них будет их методами и по их правилам жизни.
Поэтому ребёнок в человеческом мире это или ухудшенная копия своих родителей, на 3/4 отцов и на 1/4 матери, усвоив их комплексы, недостатки и отношение к жизни, наложенные на собственные накопленные ощущения от прошлых жизней, или улучшенная – при позитивном пути развития. Ни остановки, ни равности здесь нет.

Как и в паре мужчины и женщины, наибольшие возможности уничтожать ближнего имеют девочки. Мальчики, обладающие в младенчестве достаточно высокой жизненной силой, начинают резко её терять с осознанием признаков своего пола, сводя её к необходимому минимуму (раза в 3 меньше, чем у девочек) к своему полному физическому развитию.
Так как при «возрождении» сознание на короткое время теряет ощущение своего пола, то возобновить его в целости оно сможет только в первые годы жизни, начиная от самого начала. Произвольное смешение мальчиков и девочек уже с ранних дней их существования недопустимо: пока тело не определит разницу между ними, девочки будут «уничтожать» равных (пока с ними) мальчиков. Выросший в смешанном обществе такой мальчик никогда не примет превосходства женщины над собой из-за заниженной жизненной силы – он будет вести себя с ней, как со слабым мужчиной – с соперником. Девочка же никогда не уступит ровеснику (или, тем более, более маленькому партнёру по играм) право руководить ею, а память навсегда вычеркнет этих партнёров из возможных её «руководителей» в будущем. Чем с большим количеством мальчиков общается девочка в детстве, тем более самодостаточной вырастает из неё женщина. Если же при этом мальчика воспитывала мать, то он всю жизнь будет продолжать играть роль сына рядом с любой женщиной: роль некоего, по сути, бесполого друга или недруга женщины.
И никакой пары сознаний из такой пары мужчины и женщины образоваться не может (а у каждого женского сознания есть своя единственная пара (мужское) и никакого раздела оно не приемлет по своей сути – либо оно имеет одного, либо не имеет никого (если много)). Что, впрочем, распространяется и на мужчин – либо одна, либо без разницы кто.
Конечно, в обществе нарушенных связей невозможно требовать от людей такой прочности, ведь чувства, соединяющие пару, настолько запутаны, что в них можно ошибиться даже строго соблюдая все правила жизни. Поэтому человек такого общества должен соблюдать осторожность при выборе своего партнёра, с которым по неизбежности (при заведении ребёнка) будет соединён продолжительное время. У него не может быть браков без испытательного срока их совместной жизни, который снимет поверхностный слой их чувств и оголит их основу, могущую оказаться для них совершенно несовместимой по накопленной в прошлом взаимной враждебности, усугубляющейся и настоящим. А часто в таких ситуациях вылечиться от своего прошлого можно только вдали от источника раздражения и боли.
Но если брак всё-таки произошёл, муж должен знать – уйти от своей жены он сможет только найдя ей другого мужчину, причём она должна принять эту замену.

*******

1) Соблюдение чистоты пола является залогом здорового развития нового сознания. Именно поэтому непосредственными начальниками (учителями и воспитателями) детей не могут быть женщины. Особенно в детстве. Учитель – это чисто мужская профессия и женщина может общаться с детьми только под явным начальством мужчины. Дети, которые приняли женщину-начальника никогда не примут начальника-мужчину, если он будет для них слишком мужским. И это относится как к девочкам, так и к мальчикам.

2) Кроме того, в позитивном мире ребёнок не может родиться у пары, не достигшей определённого уровня развития. Его воспитание является первейшей обязанностью общества и каждому из них предоставляются равные, но с последующим разделением спецификации, условия для своего развития и для проявления всех своих возможностей (ребёнок-будущий высокий руководитель требует к себе иного подхода, чем ребёнок-из более мелкой ветви древа). Выявить же различие можно только имея отлаженную систему «выращивания» детей, предоставленный сам себе ребёнок – это упущенный ребёнок. Для такого общества появление на свет ребёнка, которому не определён путь обучения, вообще невозможно. Ребёнок может родиться только при наличии цели в самом себе – при запрограммированном решении. Причём его рождение – это дело не только пары, но и всего общества. Если оба партнёра или один из них психологически не готов иметь детей – ребёнок разрушит и самого себя, и своих родителей, и, когда вырастит, начнёт подрывать своё общество.
Именно поэтому (при позитивных условиях) общество вводит серьёзные ограничения в количестве детей у родителей – они не смогут противостоять своим детям, не потеряв себя и не остановив свою жизнь исключительно на заботах о них. И тем остановив и их рост и жизненные силы. Ребёнок должен получить сполна положенные ему внимание от отца и матери.

3) Отсутствие ощущения «общественности» в первые годы жизни ребёнка (а он – самый сильный эгоцентрист среди людей) гасится равными условиями, равным отношением и искусственным сокращением его общения с родителями, имеющих склонность ощущать ребёнка, как свою собственность, и потому подсознательно склонных подавлять развитие его, как личности. Причём это воспитание начинается с младенчества – нпр., младенец должен (значительное время) лежать в коляске не один, а с другими младенцами, причём - неродственниками.
Ребёнок не может жить с родителями, но должен определённое время обязательно общаться с ними, как и не замыкаться от взрослой жизни их общества (чем старше ребёнок, тем больше времени он должен отводить на общение со взрослыми, которые обязаны подготовить для них среди себя места), чтобы он вошёл во взрослую жизнь естественно и не противопоставлял ей своё детство. Забота о детях в первую очередь является обязанностью общества, в котором родители занимают только определённое место.
Как уже говорилось, связано это с тем, что человек не создаёт новую жизнь, как своё продолжение, а только следует правилам жизни человеческого сознания в материи, которому требуются дети для погашения в самих себе разрушительных процессов, вызванных искусственным отделением их сознаний от Целого.
Так как в создании «детства» мужское сознание доминирует и на 90% от него зависит дальнейшая жизнь ребёнка, то отказ отца от своих детей приравнивается сознанием к их убийству и является для него тягчайшим преступлением. Отсутствие матери не причиняет смертельного вреда самой его жизни, хотя явно – ощущается гораздо болезненнее, потому что эти чувства у людей более поверхностны и мало что затрагивают в цельности самой формируемой личности. Но если от ребёнка откажется отец – он обречён, тем более оставшись рядом с женским сознанием (с матерью), и не имеет никаких шансов выжить (имеется в виду жизнь сознания). В этой статье не анализируются агрессивные крайности сосуществования в деградированном обществе.
Так что, пока ребёнок нуждается в отце и в матери – в его жизни обязаны быть оба родителя. И лишь его возраст может освободить их, в том числе и мужчину, от друг друга и от их родительских обязанностей. И только такая позиция делает для человека (в обществе, где пары настолько перепутались, что найти истинно свою – очень затруднительно) деторождение достаточно ответственным шагом, чтобы не совершать его с кем ни попадя.

Если правила не соблюдаются, дети становятся основной разрушительной силой общества, а их агрессивный потенциал смещается на самый конец выстраивающейся цепочки: сначала идёт мужчина, затем женщина, после неё мальчик и последняя – девочка. В обществе, где мужчина отказывается от своего первенства, обязанности родителей ограничиваются абсурдным минимумом: предоставления своим детям крова, еды и одежды (и это считается большим родительским самопожертвованием, даже подвигом); общество практически самоустраняется от ответственности за их воспитание, а дети объявляются собственностью матери.
И всё это закономерное следствие не женского желания владеть своими детьми, а отказа мужчины брать на себя за них ответственность: мужчина перестаёт связывать своё будущее со своими детьми и создаёт для себя мир, свободный от обязательств. Он же и уценяет детей.
А общество, в котором отцам не нужны их дети, с самой стремительной скоростью летит к своему концу.
.

глава 3.
“ЖЕРТВЫ” И “УБИЙЦЫ” В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ

1. Причины разделения

Человеческое сознание, проживающее материальную жизнь среди себе подобных, накапливает о них и о себе (через них) позитивные или негативные впечатления. Умение жить в социуме, умение считаться с каждой частью своего «Я», как это происходит в Божественном Сознании, не ущемляя ни чьих прав, даже прав самого малого «листа» своего «древа», и не снимая с себя никаких обязанностей по отношению к другим, на каком бы месте ты не находился – является необходимым условием развития личности.
Для того, чтобы эти впечатления человека в жизни были целиком позитивные, он должен соблюдать по отношению к себе и к другим все правила. Если хоть что-то нарушается, сразу задеваются чьи-то интересы: или самого человека, или того, кто находится рядом с ним. И внутри обоих задействованных сознаний возникает негативная реакция по отношению к форме жизни, которая вызывает эти нарушения: сознание, в отличие от человека, на компромиссы идти не может. Поэтому тема восприятия сознанием любой информации, в т.ч. и конфликтной, идёт отдельно (см. в одноименной статье).

Негативные выводы сначала распределяются на себя, как на человека, и на отдельные человеческие личности, а затем смещается на человека вообще внешне (на данную форму окружающей жизни) и на собственную душу внутренне. То есть в начале человек не только сохраняет память о своих обидчиках с недоверием (по минимуму) к ним, но и меняет отношение к себе, как к личности, с которой можно вести себя по-ублюдски. Если человек не придерживается правил защиты себя от нападения у него в обязательном порядке уменьшается самооценка. Затем, когда боли и обид накапливается достаточно, душа человека перепроецирует своё недоверие на человеческий образ вообще, подсознательно начиная воспринимать каждого, как своего потенциального врага. На последнем этапе она начинает ненавидеть себя, как источник постоянных негативных чувств, которые она не в состоянии уже контролировать, причём эта ненависть (не суицидальная) совершенно меняет его целиком, ибо душа как бы отключает себя от своих чувств, превращая человека в полусумасшедшего, не ведающего, что творит.
Таким образом деградированный человек создаёт два направления ненависти: к окружающим людям (а не душам) и к себе, сначала, как к единице общества, затем, как к душе. Ненависть к себе первична, ненависть к другим в обязательном порядке следует за ненавистью к себе. То есть человек сначала становится «жертвой», а затем «убийцей».
Количество накопленного негатива определяет к какой группе относится человек.

1) «Жертву» характеризует низкая общественная самооценка себя, недоверие, даже неосознанная боязнь общества, неадекватное (слишком болезненное) реагирование на любое нападение и ущемление её интересов с очень замедленной ответной реакцией (защиты). Такого человека, не зависимо от внутреннего развития по отношению к другим, легко могут остановить препятствия, которые «убийца» даже не заметит. В общественном отношении «жертва» в очень редких благоприятных случаях сможет подняться высоко – ей не даст это сделать характер.
Зато «жертва» обладает очень высокой (скорее, крайне завышенной) необщественной самооценкой себя, как души, как чего-то вне реальности. Её ощущения сознания ещё достаточно остры и потому представляют для неё большой интерес. «Жертва» ощущает себя и окружающих гораздо ближе к истинным первоначальным ощущениям и потому правила жизни сознания для неё существуют на практике. «Жертва» склонна более копаться в себе, переоценивает для себя значимость своих чувств и оценок, в т.ч. и окружающих, слишком многого требует от себя в соответствии с этими оценками, и слишком многого ожидает от окружающих, легко разочаровываясь в них (и в себе) от самых малых пустяков. Она легко отказывается от себя и позволяет, даже провоцирует, чтобы ей сели на шею.
Её слишком преувеличенное значение её внутреннего мира (для неё самой), которым она закрывается от реальности, очень мешают «жертве» видеть реальность такой, какая она есть, а не такой, какую она чувствует и подводит под свои чувства.
И потому только накапливает в душе негатив: разочарования, боль и ненависть к себе, вызванная собственной нереализованностью, и к тем, кто её задевает. Чувства без знания о том, как ими управлять, ведут к смерти. В общественном отношении именно «жертва» остаётся носителем знаний об обществе и путях его развития, но её никогда «убийца» не поставит впереди себя и не примет её условий: в деградированном обществе впереди становятся люди с наибольшим количеством агрессии в себе.

2) «Убийцу» характеризует низкая оценка других людей, наложенная на крайне низкую оценку себя вне человеческой реальности. Первое усугубляет второе до минимума. Чтобы поднять свою внутреннюю самооценку «убийце» требуется явное принижение (унижение в своих глазах) окружающих, особенно тех, кто их явно слабее (сильных «убийца» боится). Только такой способ действий способен восполнить ему недостаточную любовь и интерес к себе.
Такой человек не любит «копаться» в своих чувствах и частичная потеря ощущения себя приводит к тому, что он легко допускает по отношению к другим чувства и действия, которые не принял бы по отношению к самому себе от других. Причём он ценит в других только свои способы общения и защиты, а всё остальное считает в других слабостью и презирает.
«Убийца» более коммуникабелен, не боится общения с людьми и потому легко принимает незнакомцев в свой круг. Из-за пренебрежения своим внутренним миром, его интересы почти целиком перемещаются на его внешнюю сторону жизни. Он видит людей более реально, чем фантазирует о них «жертва», но и его видение искажено его явной недооценкой окружающих – он подсознательно ищет в них недостатки и использует их для себя.
Так как «убийцы» постоянно наступают окружающим на их любимые мозоли, чаще в мелочах, в каком-то безразличии отношения к ним, которое сами не осознают, то они легко приобретают и врагов, умеющих и им самим хорошо подпортить впечатления о жизни. Если «жертвы», в основном, приобретают каких-то единичных «профессиональных» врагов, которые на подготовительном этапе к их войне долго и упорно должны мешать им, чтобы вывести из себя. (а часто «жертвы» сами своим неумением активно защищаться провоцируют эту враждебность). То «убийцы» создают себе «личных» врагов везде и в гораздо больших количествах.
В обществе явно неуверенных «жертв» преувеличенный апломб и манера поведения «убийц» создаёт иллюзию больших заложенных качеств в человеке-«убийце», его больших потенциальных общественных возможностей и он легко первенствует даже там, где по месту в древе сознания находился бы в самом конце. Конечно, если на пути его не встретится такой же «убийца», пожелающий оспорить у него первенство.

«Убийцы» и «жертвы» имеют настолько разные понятия обо всём, что находятся за гранью понимания друг друга. Именно это непонимание и различие отношения друг к другу требуют совершенно разного к ним подхода. Смешение таких детей в одну группу может уничтожить все их позитивные качества с возможным доведением до крайностей: с полной потерей жизненной энергии, психических сдвигов и склонности к самоубийству у «жертв», если не остановить их самоедство, и создания маниакальных личностей любого направления у «убийц», если не остановить их «вампиризм» по отношению к другим и не возродить их внутренний интерес к самим себе.
«Убийца» никогда не способен принять «жертву», как равную, даже если она обладает большими талантами по сравнению с ним. Презрение – по любому поводу – не одно, так другое, будет сопровождать его отношение к ней, так как судя о ней по себе и не имея её ощущений, он будет наделять её своими качествами, которые действуют в его случае совершенно по-своему.
Как и «убийца» «жертва» судит об «убийце» по себе – по собственным ощущениям. И вот здесь открывается её безграничное слабое место – она наделяет «убийцу» своими ощущениями и сознательно завышает его оценку вне его реального поведения, в том числе и реального (агрессивного) отношения к ней. «Жертва» разделяет душу «убийцы» (которую ценит очень высоко, как свою) от человека- «убийцы», хотя одно порождает суть другого, так же, как она не может совместить собственные ощущения своего сознания (своей души) – с собой. Поэтому она не может понять, что «убийца» совершенно не способен почувствовать ценность своей жизни, а значит и чужой, настолько высоко, как это ощущает «жертва». И, значит, не способна ни понять чужую (внутреннюю, без видимых причин) агрессию в свой адрес, ни, тем более, предотвратить её. А только будет накапливать внутри себя ответные обиды и злобу.
Поэтому и «жертва» никогда не примет «убийцу» за равного себе. Её ощущения позволяют видеть слабости и недостатки «убийц», что заставляет её ощущать себя сильнее «убийцы» и это ощущение своей внутренней силы сильнее ощущения её общественной непригодности. И если «убийцы» презирают в «жертвах» единицу общества, то «жертвы» презирают в «убийцах» человека вне общества – его душу.
Чтобы довести «жертву» до проявления открытой ненависти, надо немало потрудиться, но зато количество накопленного ей негатива будет во много раз превышать возможности проявления зла у «убийц». «Убийцы» производят из себя хладнокровных преступников- ремесленников, «жертва» же будет упиваться уничтожением тех, кого она определила (более сложная, чем у убийц, идейная внутренняя убежденность) в свои враги.
Их относительно безвредное соединение возможно только при досконально утверждённых и принятых ими правилами общения во всех личных и профессиональных сферах их жизни, которые они в разных случаях принимают и следуют им, даже не чувствуя их. Для «убийц» – одно, для «жертв» – другое. Такая схема поведения сначала создаёт привычку вести себя определённым способом, а затем восстанавливает по ней нужное ощущение внутри себя.
Наличие рядом (нпр., в семье) «убийцы» и «жертвы» – одна из прекрасных возможностей косвенного взаимного убийства для деградирующего общества, с доведением друг друга, при определённых благоприятных обстоятельствах, до белого каления с инфарктами, психическими и непсихическими болезнями, самоубийствами и прочими прелестями совместного человеческого сожительства. Хотя система управления обществом должна иметь и тех, и других – «жертвы» не видят реальность, но чувствуют её отстранённо от них самих, какая она должна быть, а «убийцы» не видят людей, но умеют находить с ними общий язык, они не боятся общения.

Быстрота перехода от состояния «жертвы» до состояния «убийцы» зависит от его положения в Древе сознания: чем дальше от начала, тем меньше жизненной энергии, тем быстрее она растрачивается, встречаясь с нарушениями правил. Слабый всегда в таких случаях оказывается в конце. То есть, сознание, созданное для управления вверенной группы, имеет для этого значительно больший потенциал первоначальной жизненной энергии и ему требуется значительно больше время и действий окружающих, чтобы потерять свой внутренний покой и пройти весь путь «жертвы» и стать «убийцей». А там, где в обществе не существует общих правил для жизни человека в обществе, исходя из правил жизни его души, деградация общества начинается с превращения каждого его члена из нормального, сначала в жертву, а затем – в убийцу.
При этом совсем необязательно «убийце» убивать окружающих физически – эта возможность реализуется лишь для крайних жизненных ситуаций. Важен потенциал – способность к убийству, очевидная недооценка чужой жизни по сравнению со своей, когда человек требует от других того, что не даёт сам (ему даже в голову не приходит сравнение) с использованием всех доступных ему способов унижения (уничтожения) чужой ценности. Без этого он не чувствует свою ценность.

Очень наглядно в деградированном обществе это разделение заметно в маленьких детях с ещё не проявившейся «общественностью» и чувством пола и потому могущих дать чистую картину своей принадлежности. «Жертвы» довольствуются тем, что у них есть под рукой, благожелательны к окружающим и легко от них отвлекаются, «убийцы», даже если имеют то же самое, глядят на других, завидуют всему в них: увлечённости игры, игрушкам и пр. и не задумываясь легко отнимают чужое для себя. «Жертвы»-дети не умеют защищаться и не зацикливаются на своей собственности, дети-«убийцы» не любят делиться, активно защищают свою собственность и склонны к активному нападению на других, если чувствуют рядом с ними свою обделённость (чем-либо).
В человеческом обществе чистые воплощения «жертв» и «убийц» достаточно редки, хоть и сохраняет в них общую свою направленность. Их сохраняет в целостности только предоставленность детей самим себе и полное отсутствие правил поведения в обществе. Ибо не обладая самим ощущением его можно постепенно вернуть привычкой не делать что-то, что делать не принято. И ставя самому себе границы, требуя от себя каких-то, непривычных своему характеру, действий можно с конца сформировать в себе потерянные чувства.

Одним из негативных результатов разделения людей на «жертв» и «убийц» будет то, что в их обществе сознание-руководитель никогда не найдёт своего потерянного места. Те, кто пришёл позже него, не дадут ему подняться, потому что станут агрессивнее гораздо быстрее. Стремление унизить окружающих любыми способами (человеческая власть, которая утверждает своё превосходства над другим не по своим внутренним качествам, а по внешним) создаст во властвующей верхушке такого общества свой стиль отношения друг и другом и случайные «жертвы» в этой среде, попавшие в неё, нпр., по рождению, долго там находиться не смогут. Особенностью деградированного общества является то, что им руководят люди с сознанием, неспособным к руководству, а сознания-руководители находятся где-то в нижней середине создающейся общественной лестницы.
.

2. Притяжение душ. Окружение человека

Одним из основополагающих отличий деградирующего общества является полный хаос взаимоотношений внутри него, как в целом, так и в частностях. В нём все потеряны безвозвратно. Начало этих потерь начинается с потери своей пары – женское сознание отказывается от своего «партнёра», который оказывается не способным создать для неё приемлемую жизнь, и отвлекается на чужое мужское сознание, стоящее выше неё на общественной ступени. В дальнейшем пара настолько расходится, что без правил её искать абсолютно бессмысленно – чужие притяжения и собственный ежесекундный выбор могут завести их на разные концы земли.
Деградирующее сознание хоть и теряет сознательное управление своим окружением, но тем не менее его желания и чувства остаются основополагающими. Человек притягивает в жизнь те сознания, отношения с которыми в прошлой жизни оставили наиболее сильный след в его душе, или в душе того, кто появляется с ним рядом. И неважно позитивная или негативная память связала их вместе. Поэтому в таком обществе происходит полнейшее смешение «врагов» и «друзей»: убийца может родиться у своей жертвы, а жертва стать ребёнком своего убийцы, судьба может свести непримиримых врагов и сделать их родственниками или коллегами, и в то же время гармоничную пару раскинуть по разным семьям и развести навсегда.
Притягивает души активное начало процесса – мужчина, и если он в момент зачатия не хочет иметь ребёнка, он может притянуть кого угодно (душу, которую ни женщина не принимает и ни которая сама остро не принимает свою будущую мать) согласно своим наиболее острым подсознательным чувствам. Самое главное, что в притянутой таким образом душе сохраняются ощущения прошлых отношений. А это значит, убийца будет продолжать убивать свою жертву, только уже в ином качестве и иными способами, пока не сделает из неё «убийцу» или в противостоянии их сознаний, или свою собственную в реальности. Только равная агрессия разведёт их в разные стороны. В таких притяжениях сохраняются все сильные эмоции: взаимная или односторонняя ненависть, неприязнь, недоверие к чужой душе, хоть и заключённой уже в другое тело, взаимные симпатии и антипатии. Таким образом даже близкие родственники могут с рождения испытывать необъяснимую неприязнь (недоверие), даже враждебность по отношению друг к другу, которая со временем, предоставленная самой себе, только будет увеличиваться.
Эти ощущения могут проявиться при встрече двух совершенно не связанных друг с другом людей и вызвать взаимный интерес вне зависимости от того, позитивной или негативной была проявившаяся реакция друг на друга. Причём смерть (чувства жертвы, встретившей своего убийцу) в таком обществе, из-за потери ощущений, не менее притягательна, чем жизнь (жизненная притягательность другого человека). И именно это странное притяжение, которое жертву удивит, может и заставить её пойти за своей смертью, а убийцу заставит совершить преступление (в очередной раз).
Потеря ощущений смешивает притяжение по негативным чувствам и по позитивным чувствам в одно туманное понятие, независимо от их совершенной разности и несовместимости. В таком обществе соединение пары – это исключительнейшее, почти невозможное событие, потому что оно требует не только ощущения притяжения другого, но и гармоничное количество взаимного накопленного негатива. Разница заставит сознание искать себе другого партнёра.

Соединение сознаний из разных пар является самоубийственным для жизни сознания: оно несёт друг другу только желание взаимного уничтожения. Причём если женское сознание ещё может частично принять более высокое мужское сознание, то при обратном союзе (более высокое положение женского сознания по отношению к мужскому) – это имеет самые разрушительные последствия.
Сознания не привязаны к одному месту в физическом мире. Вызванный внешними перемещениями крупных масс общества, огромные толпы душ тоже совершают свой медленный переход по земле, не зависимый от поверхностного движения народов: определённые группы сознаний, связанных друг с другом, переходят из одного народа (или даже общности рядом живущих народов) в другой практически целиком, теряя в своей целостности только ослабленные края. Сознания внутри таких групп в основном перемещаются в своих границах и редко переходят в группы другие.
Когда в таком движении разные группы сознаний пересекаются в какой-то одной местности – на свет рядом рождаются люди с полным отсутствием связи друг с другом, что влечёт за собой резкое нагнетание внутренних разрушительных сил, выливающиеся массовыми проявлениями агрессии в обществе: войны, революции, катаклизмы и пр.
.

3. Сексуальное взаимоотношение полов

К последней, но немаловажной, теме жизни человека относится сексуальное взаимоотношение полов. В позитивном обществе эротические ощущения, возникающие в результате секса, способствуют выработке жизненной энергии. В женщине возникает приток жизненной энергии, омолаживающий и оздоровляющий все процессы, происходящие в её теле. Эти же ощущения до определённого момента служат единственным средством раскрытия её сознания с передачей части своей жизненной энергии своему партнёру.
Как и следует по правилам взаимоотношений – мужчина платит вперёд. Пока он не подготовил женщину и не вызвал в ней достаточно сильную реакцию на свои прикосновения «снаружи» он не может перейти непосредственно к сексу.
Жизненная энергия мужчины в отличие от женщины накапливается от его возможности управлять своими эмоциями и своим телом, в первую очередь, своим членом. Умение вызвать возбуждение в себе и сдерживать его столько, сколько потребуется, способствует концентрации и увеличению в его теле необходимой жизненной энергии. Умение сдерживать выброс энергии при оргазме, допустимом без сдерживания только для женщины, для мужчины, с его ограниченной жизненностью и устройством тела, приспособленном только к удержанию и последующему увеличению малых доз жизненной энергии, является залогом его здоровья и молодости.
Так как ощущение первенства мужчины достигается путём его активной деятельности, а этот путь значительно длиннее врождённого ощущения собственной значимости у женского сознания, развивающегося в позитивных условиях, то первый сексуальный опыт у девушки должен происходить раньше, чем у юноши, и с партнёром достаточно старше её. Мужчина может иметь пару с женщиной, моложе его, но никак не ровесницу и не, тем более, старше себя. Иначе женщина уничтожит его пол: его мужскую энергию.
Хотя там, где нет пар, бессмысленно подводить сексуальную жизнь людей к идеальным правилам идеального общества. Главное здесь – понимание того, что сексуальная жизнь невозможна сама по себе, без главного – без любви друг к другу обоих «партнёров». Любовь же не терпит спешки и размены себя на копейки.

Поклонники же ранней сексуальной жизни детей, которая возникает благодаря безразличию к ним окружающих их взрослых, должны учитывать следующие особенности детской психики:
1) женская физиология устроена так, что свой первый сексуальный опыт тело воспринимает, как доказательство своей взрослости. И резко прочерчивает границу восприятия для своего сознания. Если к тому времени девочка не получит достаточного собственного внутреннего развития, способного противостоять этой заложенной потребности остановиться, которая проявится очень остро, она может на всю жизнь остаться на своём детском уровне собственного развития. Открыто говоря, девочки глупеют от ранней сексуальной жизни и в перспективе могут на всю жизнь так и остаться непробиваемыми дурами, способными только на мелкое шевеление в своём быту.
2) Такой физиологической закономерности у мальчиков нет. Но если у них не будет очень последовательного, чуть ли не медицинского, изучения собственного тела (вместе с таким же тщательным изучением женского) и собственного члена - с навыками владения им, он может зациклиться на собственных сексуальных (эротических) ощущениях, с которыми не сможет совладать и которые начнут управлять им. Закладываемая и закрепляемая именно в детстве эта зависимость кардинально меняет весь внутренний мир мальчика. Открыто говоря, проблемы собственного члена заменят ему мозги и на этом его внутреннее развитие остановится.
У мужчины эротические ощущения вызываются гораздо легче, чем у женщины, и если ему вовремя не поставить защиту от них – они станут для него тем камнем на дороге, о который он обязательно споткнётся и полетит вниз. Ведь эротические ощущения, как чрезмерно сильные для сознания, обладают особенностью подавлять собой все остальные ощущения при неконтролируемом их использовании. И это касается как реальных ощущений (при сексе), так и вызванных искусственным своим возбуждением. Чрезмерная концентрация на них делает деградированное сознание абсолютно непригодным для другого рода деятельности.

Поэтому в позитивном обществе мальчик обязан досконально знать не только своё тело, но и тело женщины. Не говоря уже о том, что не умея управлять своим телом он не имеет права на половую жизнь, потому что его неумение превратит его секс в насилие даже без сознательного желания вреда своей партнёрше. В отличие от него, девочке достаточно знать только себя и только самое необходимое – о своём партнёре (без грубого невежества). Ведь никогда нельзя забывать, что она – женщина, а значит принимает только безусловное, очевидное для себя (а не для других), превосходство и не терпит никакого равенства рядом с собой – она будет доминировать с равным. То же и в сексе. Она или будет брать на себя руководящую (активную) роль в одном случае, или чрезмерно интересоваться мужской анатомией, остановившись исключительно на этом интересе, чтобы понять, почему, собственно, она должна подчиняться этому козлу – в другом.

*******

В негативных условиях именно отсутствие должных сексуальных ощущений в женском теле, в первую очередь заставляют женское сознание изменить пол своего тела. Оно начинает искать их через мужской секс (рождается мужчиной).
Для того, чтобы не нарушалась необходимая для женщины система оплаты вперёд, её тело содержит ряд «тормозов», позволяющих сдерживать её реакцию при близком контакте с мужчиной. Если мужчина забудет хоть про один из них, эротические ощущения в женском теле не возникнут. В ней произойдёт отторжение «партнёра», как возможной пары, и эротика сменится похотью – умением использовать мужчину для снятия самостоятельно достигнутого возбуждения. В этом случае мужчина может получить лишь крохи её энергии, а может вообще ничего не получить и, скорее, потерять то, что имеется. Для женщины, использующей в сексе похоть, не важен конкретный «партнёр», она перестаёт ощущать свою пару и откликается только на проявляемую в мужчине сексуальность. Мужчина же, теряющий в сексе свою энергию с конкретной женщиной, начинает искать её в других.
Кроме потери остроты ощущений, а, значит, и невозможности получения энергии при многочисленных бесконтрольных и неразборчивых сексуальных отношениях и мужчина, и женщина теряют ощущение своего пола. В них начинает доминировать ощущение открытой сексуальности: просто предложение секса члена и влагалища без остальных атрибутов человеческого тела и, уж естественно, без души.
Женщина при этом приобретает мужские черты поведения и характера, а мужчина вообще становится чем-то средним: мужская энергия в нём уже не чувствуется, а ощущение агрессии и похотливого голода остаётся. Его сознание раздваивается на сознание его личности и сознание его члена, которое поглощает его личность. Причём это ощущение члена очень быстро начинает преобладать над всеми его качествами. Сделать из такого мужчины-кобеля просто мужчину практически невозможно – у него происходит атрофирование всех своих качеств, требующих для своего проявления секса – он (часто) безвозвратно меняется и уже не может вступить в половой контакт, не причинив своей партнёрше вреда. То же самое происходит и с женщиной с многочисленными сексуальными связями – она теряет свою способность давать энергию кому-то через секс и использует его только для создания силы уничтожения.
Изменить это положение может, разве что, очень длительное воздержание, которое может стереть из памяти весь приобретённый сексуальный опыт. Но если человек совершил сексуальное насилие над другим – возврата уже не произойдёт. Его заклинивает навсегда.
.

4. Следствия сексуальной агрессии в человеческой жизни

Насильственная попытка мужчины использовать женщину для получения от неё жизненной энергии (изнасилование) производит настолько необратимые последствия в её сознании при её восприятии секса, что это действие равно приравнивается к её убийству. Сознание изнасилованной женщины практически невозможно вернуть в прежнее состояние.
Мужчина же извращённый секс воспринимает насилием над собой даже тогда, когда идёт на него сам, с постоянным наращиванием ощущения неприязни к себе. Именно эта чувствуемая собственная внутренняя ущербность заставляет геев всё время быть агрессивными в своём поведении, утверждая таким навязчивым унижением остальных (нормального окружения) правоту своего выбора. И потому не люди вокруг являются основными выразителями неприятия их, а сами геи своим асоциальным поведением, агрессивно настроенным против остальных, не таких, как они. Таким образом, как и полагает хроническим мазохистам, они целенаправленно ищут себе врагов, которые бы помогли им поскорее покончить с жизнью. Причём и пассивность, и активность гея является следствием его принадлежности к «жертве» или к «убийце», так как эти предрасположенности напрямую связаны с физическими чувствами, более яркими, но никак не выражают пол его души.
Если мужчина принял саму возможность использовать другого мужчину в качестве партнера для снятия своего сексуального возбуждения, значит он сам очень недавно прошел через его место - был изнасилован мужчинами, нарушенные чувства в его душе ещё остры и он не может адекватно реагировать на подобные ситуации, проявляя в них только свое садо-мазохистское возбуждение.

Человек, которого убили путём сексуальной агрессии (в основном, женщина), в следующем рождении в обязательном порядке меняет свой пол (шок души) с острым остаточным ощущением предыдущего пола, так как этот обмен был вызван насильственно и со слишком сильным негативным ощущением: прежняя личность будет постоянно проявляться, причём с ощущением именно половых органов из своей прошлой жизни, перебивающим все остальные ощущения. Таким образом, нпр., мужское сознание, насильно возвращённое из женского тела в мужское, будет отрицать свою принадлежность к мужчинам и уничтожать себя этим отрицанием. Если естественный обмен проявляется в человеке не столь заметно, то насильственный – очень ярко.
Поэтому для человека, остро чувствующего в себе принадлежность к противоположному полу (чужеродные половые органы), его чувство не является доказательством того, что он на самом деле обладает этим полом. Тело человека слишком сильно, чтобы передавать половые ощущения своей души. Но память – негативная сексуальная память, передаётся очень отчетливо в тех случаях, когда человек был убит в результате сексуальной агрессии. И чем развращеннее общество, чем больше происходит в нём подобных преступлений, тем больше рождается людей с остатками своей негативной сексуальной памяти. И эту память можно погасить только в детстве – и только выполняя все правила воспитания детей.

Сильная психологическая направленность подобного состояния с агрессивным самовыражением делает людей, открыто отрицающих свой пол, очень опасными для общества, ибо они очень заразны. Они по сути – бесполы с ощущением в себе исключительно одного полового органа без тела – похоть, которая активно навязывается окружающим в качестве новых правил их поведения. Болезнь этих людей с навязчивым эротическим поведением воздействует на психику, тем более детскую психику, с подобными предрасположенностями, и возрождает в ней мазохисткое стремление повторить пройденное (новый, своеобразный уже, поиск своей смерти).
Подобное притяжение жертв к самоубийству (к поискам новых способов собственного истязания) является своеобразной защитой их сознания от более худшего – от собственного сумашествия из-за полного неприятия и непонимания причин нападения на себя (статья «Особенности восприятия информации сознанием …»). Навязчивая похоть с различными оттенками мазохизма, когда душа отказывается от самооценок и ищет в боли чувственное наслаждение, по своей яркости заглушающее все остальные способы проявления её жизни, - является единственным действенным лекарством для абсолютного большинства жертв, не имеющих достаточного внутреннего развития, чтобы суметь сохранить себя (целостность своего «я») после нападения. Если в ребёнке сохранилась жертва (если в его прошлом было что-то подобное, остро негативное) – он обязательно откликнется своей на чужую похоть и потянется за ней.

Поэтому там, где в обществе есть преступники, там рождаются дети с острыми предрасположенностями: девочки – к проституции (женское лесбиянство менее агрессивно и не заходит глубоко внутрь души, являясь, по сути, лишь способом защиты женщины от неудовлетворяющих её мужчин), мальчики – к «голубизне», и любое появление рядом с ними носителей «вируса» (секс с агрессивными «кобелями», зацикленными на своём члене, или общение с геями с их агрессивно-чувственным отношением к представителям своего пола) может очень быстро в бывшей жертве вызвать острейший рецидив.
Люди, столь явно потерявшие свою половую ориентацию, теряют и способность использовать секс в качестве накопления (или отдачи) жизненной энергии: секс становится для них средством разрушения и себя, и партнёра. Изменить это уже невозможно, по крайней мере в течении последней жизни.
Гермафродитизм в человеческом теле является уже застаревшей формой проявления такого остаточного отрицания – сознание уже не чувствует само, к какому типу оно относится, но, имея в прошлом разные острые утверждения своего пола, конструирует себя одновременно всем.

Хирургическая смена собственного пола не изменяет тело настолько, чтобы оно поменяло пол реально для себя. Мужчина не станет настоящей женщиной, отрезав себе член и нарастив грудь, и женщина не станет реальным мужчиной даже если гормоны отрастят у неё бороду на лице. Понять, кто ты на самом деле для запутавшейся души можно лишь прожив жизнь исключительно по правилам того тела, которое ей дано. Не делая себе никаких поблажек и исключений. И если человек не хочет безнадежно запутать свою душу, затянув узлы так, что уже никаких возможностей не будет их развязать, то он должен вернуть себе тот пол, который ему был дан по рождению.
Только побыв полноценным мужчиной или женщиной душа сможет понять подходит ей это место или нет. Ибо женское сознание никогда не возьмёт себе что-то непосильное, а обязанности мужчины во всей их полноте – это для неё огромный перебор. Мужское же сознание не примет свою полную подчинённость.
Человек имеет право жить один, если его что-то не устраивает в отношении с противоположным полом, но он не имеет права обосабливаться от него, устраивая разнополовые человеческие общежития (попытка отпочковываться от чужаков). Так как жизнь вне другого пола заставляет его внутри себя преобразовывать свой собственный пол и в однополовом обществе, даже если в нём и не происходит ничего предрассудительного, появляются типы с женским и с мужским поведением по отношению друг к другу. И человек тем более не имеет права открыто и агрессивно отрицать чужой пол, навязывая окружающим свои правила жизни в человеческом обществе.
Для некоторых же индивидуумов секс вообще противопоказан потому, что их души уже появились в жизни с серьёзными нарушениями именно в данной точке своих ощущений. Что проявится и в человеке. Они могут восстанавливать себя, пользуясь развитием остальных своих ощущений, и если дорога будет выбрана ими правильно, автоматически будет подстраиваться под восстанавливаемые ощущения и эта их проблемная зона. Но они не должны затрагивать её, пока процесс не будет произведён полностью, иначе они разрушат всё, что создали. Такова их судьба – они сами её выбрали себе вне Жизни.
Человек создан только с двумя физическими характеристиками – он может быть либо мужчиной, либо женщиной. Третьего пола – ни то, ни сё - ему не дано. Ибо пол «ни то, ни сё» принадлежит одному Дьяволу, которому не нужен секс для наслаждения, ибо и так, ничего не делая, получает всё, что хочет, и который не терпит никакого дележа ни с кем. Дьявол – один единственный и неповторимый ни для кого, к нему подниматься – не стоит. Не оценит.

*******

Сохранить ощущение пола в человеке может только равное присутствие и мужчин, и женщин во всех сферах деятельности, кроме непосредственно руководящей. Общество должно создавать профессии для женщин для создания ощущения собственной нужности, причём их условия работы должны в значительной мере быть легче, чем условия работы мужчины, не отражаясь на их оценке. Общество должно занимать всех своих мужчин, чтобы направить их агрессивную активность в позитивное русло. Даже дети должны иметь в своих занятиях точки соприкосновения с противоположным полом, там, где это действительно необходимо, общаясь с которым они будут снимать в себе концентрацию на себе подобных. Иначе партнёров они будут выбирать из своей среды и бояться общения с противоположным полом.

И человек должен всегда помнить, что не делая ничего он может катиться только вниз, постепенно теряя всё, что ему было дано для жизни. Жизнь – это постоянное самосовершенствование, и чтобы в ней чего-то получить, надо обязательно приложить усилие. И, часто, не малое. И, хоть и очевидно, что смысл её не замыкается на одном сексе, но даже в нём на лени можно лишь уподобиться похотливой обезьяне, которая не занимается сексом (о, совсем нет!) – только случкой, и потому никогда не узнает, какие ощущения может вызывать в человеческом теле этот род общения мужчины и женщины, почувствовавших друг в друге – себя.