ПРИЛОЖЕНИЕ

.

«Сборная солянка» из старых записей, которые я, неожиданно для себя, решила все-таки поместить в книгу спустя очень длительное время. Тем более, что в свое время зарезервировала место для подобной вставки.
Правда, то, что я хотела вставить и для чего и оставила место отъехало в самый конец книги.
.

Отрывки из блога

*
5.12.2015г.
Сейчас опять думала об Асаде.
Конечно, Асад такой же диктатор, как Янукович. Только он, пожалуй, честнее. Убирать его сейчас – это спровоцировать развал и хаос, потому что большая часть населения Сирии смотрит именно на него. По крайней мере, сейчас. Но вот реально ли его удержать на этом месте?
70 лет назад Советский Союз мог подчинить свои экономические интересы политическим. Поэтому он сумел создать целую систему государств с лояльной к себе властью. Именно властью. Вне зависимости от того, какие «демократические» идеи мутились снизу. Поэтому у Советского Союза были союзники. Он был грозной силой и с ним приходилось считаться.
У России уже союзников нет. Власть в окружающих её новых странах ненадёжна и подчинена внешним воздействиям. Именно власть, а не народ, на который давно никто не опирается.
Сама Россия давно не самодостаточное государство. Смешно сказать, её экономика зависит от какой-то там биржи, которая как идол, которому все молятся и принимают без каких-либо сомнений! Ни один человек не может её просто закрыть, ибо это воспринимается святотатством. Конституция России писана под интересы Запада, банк тоже не самостоятелен. Существующая политика не может идти сама по себе, вопреки интересам денежных мешков, являющихся для любого государства движущей силой. Эта дорога (противостояния) очень коротка для тех, кто отважился на неё ступить. А хуже всего то, что любой из её сегодняшних союзников ненадёжен и в первую очередь боится за свою задницу.
Сейчас Россию уже совершенно не уважают, не зависимо от её новейшего оружия. Это видно по обращению с ней её противников. Не считают необходимым даже подводить базу под враньё. Причём новые правила абсолютной лжи приняли буквально все и им следуют. Сейчас для Запада и США ничего не имеет значения, кроме достижения цели любой ценой. Вот и сегодня они ждут хоть малейшей ошибки со стороны России или проявления ею слабости, чтобы ими воспользоваться и начать продавливать свои интересы.
Турция – это США. То, как она себя ведёт, показывает истинные намерения госдепа. И ИГИЛ – это тоже детище США и его сателлитов. И продажа нефти налево нужна была в большей степени для поддержания этого движения, и не важно, кто на другой стороне в виде покупателя. Эрдоган – это вторично, но эта вторичность ничего не меняет.
Сейчас ещё не пришло время, когда США окончательно перестанут считаться с общественным мнением и начнут сами диктовать правила любой игры. Любой игры. Чтобы ничего никому больше не объяснять и стать альфой и омегой для всего мира. Хотя именно к этому они и идут. Потому что только тогда можно регулировать в мире всё, в том числе и численность населения. Где-то обязательно должны быть войны, где-то нестабильность и разруха, где-то всё должно балансировать на грани – это позволяет укрепить собственный позиции и вознестись до неба. Любое противостояние нарушает внутренний баланс гегемона, грозя ему инфляциями и даже дефолтами.
Сателлиты должны жертвовать своими интересами ради процветания хозяина – это главное правило грядущего нового мира. Никто не имеет право иметь своих желаний. И этот обязательный мазохизм прослеживается уже сейчас. Государства – не имеют значения. Народы – это дерьмо, человек, сам по себе, без денег – это пустое место, важны лишь единицы, которым за покорность и принятие нужных решений будут хорошо платить. Остальные пусть терпят. Вот это всё, как говорится, стучится в дверь.
В сущности, сегодняшнее противостояние – это борьба внутри одной системы, а не разных систем, и существующая система создана под идеологию и экономику США. Значит тот, кто попытается в ней пойти поперёк общего течения – более слаб. Его позиция более неустойчива. Чтобы обрести хотя бы равные условия в борьбе, нужно выйти из этой системы и попытаться в новой ставить свои правила, а не подчиняться чужим поневоле.
Сегодняшняя политика России – это догнивающее старьё. Я не вижу ни одного человека, способного реально противостоять Западу. Всё дело в том, что и внутри неё, как и снаружи, сформировалась клика предателей, интересы которых лежат за её пределами. И они, как дремлющий Медведев, сегодня кажутся, что управляемы, а завтра вдруг выяснится, что не только не управляемы, но и имеют своё твёрдое мнение подчиняться другой стороне. Самое главное, это всегда выясняется слишком поздно. Сменится политическая элита – и этого достаточно, больше ошибок не будет, на смену уже будут приходить только лояльные новой системе. А мнение народа – давно фикция уже в сегодняшнем, а не в завтрашнем мире.
И церковь тоже падёт перед этой силой. Падёт сама, без особых усилий, опираться не на что будет. Её враньё о Советском Союзе и шкурные интересы, распространяющиеся уже сейчас повсеместно, сделают это. Так что эти настойчивые требования о возврате её дореволюционного имущества, неразборчивость в получаемых средствах на свои нужды, скандалы с оборзевшими священниками и автомобили за миллионы долларов, которые нельзя замечать, по мнению имеющих их, всё это твердеющий фундамент в закладываемый сегодня полный завтрашний развал. И некому будет встать впереди – уже стоящие там не допустят этого. И будут убеждены в своей праведности, эти иуды. Как сейчас убеждены. И остальным, не согласным с ними, останется только скрываться, как я сейчас, поневоле, и ползти к Богу в одиночку.
Падающий человек предсказуем, где бы он не стоял. Даже если на нём ряса. И чтобы он упал, вовсе не обязательно идти напролом и объявлять ему войну. Его слабости, искусно использованные, мягко подставят ему подножку и помогут спланировать в пропасть. Мягко и незаметно поглаживая его эго. Да вообще, когда это церковь в наши дни была движущей силой? Она давно уже только тащится вслед кому-то. И это – естественная реакция на выбор её руководителей, захотевших стать государством в государстве со своей властью и немалым имуществом, а не нищими верующими, идущими сами по себе.
Это мой неутешительный вывод.
К сожалению, я чувствую впереди обвал…
.

25.11.2015г.
Решила, что размышлять о политике не так опасно, как о религии.
Я вижу в Сирии ситуацию 1944 года. Противники срочно открывают второй фронт, чтобы урвать себе кусок побольше. В том числе. Чтобы не упустить Германию целиком. И им это удалось. Вот и от Сирии, которую уже разделили на сферы влияния до незапланированного вмешательства России, попытаются откусить куски. Конечно, НАТО официально будет против подобных турецких провокаций (пока только турецких – ей удобнее всего, видимо). Неофициально всё идёт прямо наоборот. Это настолько важно для них - расколоть Сирию, что, я думаю, они не остановятся перед реальной войной между недавними союзниками.
А турки – такие скользкие! Им верить нельзя и опираться на них тоже нельзя. Жаль, что сейчас политика идёт в разрез бизнесу, ведь деньги легко предают. Наши бизнесмены – это наше всё.
И Украина активизировалась по этой причине. При полной поддержке Запада. Её можно сдержать только жёсткой линией, но наш бизнес этого не допустит. Я думаю, что даже поставки электроэнергии в неё не прекратились с территории России.
Почему я не верю в Россию? – именно из-за её бизнесменов, сидящих даже в политике. Что говорится, одной рукой берёт, второй отталкивает… А здесь, чтобы победить, надо быть единым целым.
Я думаю, что весь этот внутренний разброд – следствие внутренней политики, наблюдавшейся уже в позднем Советском Союзе: в России не любят русских сами же русские. И прежде всего это видно во власти. Неприязнь к своим соотечественникам, попавшим в беду, отказ им в помощи, и при этом полная готовность помогать иностранцам. Конечно, если обстоятельства надавят, на короткое время всё меняется. Но только на короткое время. Россия в соотечественниках видит врагов, она отгородилась от них не просто забором, а колючей проволокой с пропущенным по ней током. Нет никакого приоритета. Это видно в отношениях с Украиной.
Нет, если есть 200 тысяч – российское гражданство не проблема.
Почему я провожу эту параллель? – Уничтожается русский дух в народе. Не биология, а что-то неуловимое, объединяющее, что выделяло этот народ из прочих. Я вижу, что можно быть русским и без этого духа. И язык здесь уже не играет роли. И православие как-то незаметно сдулось. Я даже не знаю, как это произошло, вроде такой был подъём на руинах и нищете 90-х!.. Так они радовались, эти иерархи, новой свободе! Но русский дух заменить собой не смогли.
Можно ли назвать сегодняшних детей русскими? Даже не знаю. Новое воспитание уже делает своё чёрное дело, уже давно делает. Не успеешь оглянуться, а вокруг тебя – чужой народ. Только тень от того народа, о котором ты слышал.
Наверное, предательство не прощается. Только где и кого здесь предали?..
Уже и не разглядеть.
Чем дольше идёт война в Сирии, тем больше времени у врагов, чтобы подготовить нападение. Так же как и на Украине, где можно было победить быстро, но не дали победе утвердиться. И теперь всё идёт по самому худшему сценарию.
Иногда так легко всё потерять даже на самом пике своего торжества.
От предателей – защиты нет.
.

24.11.2015г.
Шла с работы и думала о той тонкой грани, на которой сейчас всё держится. И как я не хочу дожить до того момента, когда эта грань развалится.
И о том, какая разница в одних и тех же словах: «мы живём в ТАКОЕ время!» Сказанные в начале прошлого века, с 18-го года, конечно, в них сквозили интерес и стремление к будущему, какой-то задор и вера в лучшее, а сегодня, начиная с 90-х – в это будущее и заглядывать не хочется. Оно пугает, а не манит. Но сейчас тоже так можно сказать, и не без основания, только совсем с другими чувствами.
И ещё о том, что я уже не хочу быть для себя героем, лезущим на амбразуры. Что правило «каждый – сам за себя» в моей затеянной битве – это единственно верное решение. И что больше не осталось стимулов для сплочения людей, действует лишь только это правило, но что очень хорошо, что оно ещё есть. Что очень тяжело избавляться от иллюзий и от веры в красивую сказку, сочинённую, правда, кем-то до тебя.
Что надо сочинять свои сказки, и только исходя из реальности, чтобы не получилось, что ты вот так опёрся на чужое плечо, вроде бы реальное, как это сделала я, а потом внезапно и очень некстати увидел, что оно давно уже сгнило в труху. Сгнило тоже уже давно до тебя, а ты этого вовремя и не увидел.
И я чувствовала, что моё решение – верное.
Конечно, я не жалею, я должна была всё узнать, спасти своих и всё такое прочее… Но это игра, а не реальность. А реальность говорит, что позитивные социальные преобразования общество встречает негативно, в большей своей части, и что социалка - это ничего против СВОБОДЫ человека делать и поступать, как он хочет. Даже во вред себе. Значит, общество уже не изменить.
Надо мысленно уходить от такого общества, а не цепляться за него. И вообще, взгляд на людей не должен перекашиваться ни в одну сторону. Когда смотришь на них как на нищих с прочими разными человеческими проблемами – теряешь Бога, если выделяешь для себя только Бога и смотришь на людей лишь с точки зрения целесообразности для них веры, перестаёшь видеть реальных людей. Сочиняешь себе некую розовую мечту о слабом человеке, полном всякого, но в целом, конечно, позитивном – и идёшь за ней. А потом оказываешься у разбитого корыта, потому что таких людей, которых, скажем, я себе нафантазировала, вообще не существует. Я исключения сделала обыденностью, а потом переживала, почему не исполняются мои ожидания. А их просто не было и нет, моих придуманных адресатов!
И получается, что в моей игре никогда не было партнёров! Да, не было ни моих писем, ни моих обращений – ничего этого не было. Никто не обращал на них внимание. Мне так и спокойнее, и удобнее сейчас думать. Сразу приходит покой.
Вера – это мой способ защиты от людей! Я хотела поделиться ею со всеми. Но делюсь только с единицами. Удивительно, как они остались, просеянные сквозь немыслимое сито! Я их не видела изначально и раньше никогда бы ради них самих ничего бы не предприняла.
Я думаю, что все мои молчаливые адресаты на стороне нападающих, а не на стороне защищающихся…
Я думаю, что это так и будет – то, что я ожидаю.
Я думаю, я права и что я на правильном пути.
.

23.11.2015г.
Только что приснился сон, сложный, из него я запомнила последний кадр, то ли отец мне его показывает, то ли я – отцу.
Сцена, оркестр и соло за роялем вдохновенно исполняет эдакий чёрный гражданин с двумя крыльями за спиной, взлохмаченный и самого дьявольского вида. Чего, как и зачем – не помню. А ещё последнее – он что-то смотрит в нотах перед собой и идёт назад (к дирижёру?) что-то спрашивать.
Так ведь и должно быть. Ничего не изменилось. Пророчества должны быть исполнены.

Я тут вспомнила своё тёмное прошлое, время, когда я столкнулась с необъяснимым управляемым поведением людей, словно ими кто-то двигал, заставляя вести себя так, как было кому-то нужно, а не сами по себе. Не все так себя вели, но эти исключения были каплей в море.
И моей ошибкой, как я сейчас считаю, было то, что я не воспринимала их скотство адекватно, всё время для себя его оправдывала, думая, что этим я даю себе шанс для повторного обращения к ним же. Но все повторения наталкивались на одно и то же.
Я всё понимаю. Но душу свою подставлять уже не хочу ради победы над теми, кому эта победа не нужна. Надо уметь проигрывать, хоть я и не считаю себя проигравшей. Просто слишком широко изначально замахнулась, не по ситуации. Я отступаю. Без сожалений и протестов.
По моей версии, сейчас должен солировать чёрный гражданин с крыльями. Я ему и уступаю дорогу в этот мир. Этот мир по праву – его. В отличие от недавнего моего прошлого, я не боюсь этого гражданина, хоть гражданин этот крайне опасен и непредсказуем. Перед ним лучше не расслабляться и не бравировать слабостями. Но он играет по правилам. Он, конечно, гениален, потому что меняет мир. И делает всё сам. Я тоже всего лишь играю и играю по правилам. В данный момент я играю в уходящего из России Христа. Мне так легче всё это принимать. И приходящего в Россию Дьявола. И сейчас - его время и его выход. И я играю, что ухожу с дороги.
.

20.11.2015г.
Сон.
Еду на большой дрезине в какой-то толпе дрезин. Рядом толкаются, вроде бы, ещё какая-то большая дрезина, как моя, и дрезины маленькие. И ещё кто-то, кто мешает мне ехать. Думаю поэтому: «Надо спрятаться». Спрыгиваю и начинаю засыпать свою дрезину игрушками. Сначала сажаю на своё место очень большого, просто огромного, больше меня, плюшевого мишку, затем кидаю какие-то мелкие игрушки, коих у моих ног – великое множество. И еду дальше. Больше никто не мешает и никто не толкается. Доезжаю до двери и думаю про тех, на других дрезинах: «если пропущу их впереди себя, они потеряются, потому что не знают дороги. Если проеду первой, после меня дверь сразу закроется и их не пропустит. У них должен быть свой проход!» Потом вспоминаю, что церковь отказалась от меня, что действует только правило – «каждый сам по себе». И чужая большая дрезина, что была всё время рядом, такая же, как моя, исчезает. Остались крошечные, игрушечные, как для гномов. Потому что смотрю, а они под ногами такие маленькие ездят! Только что, вроде, были вполне себе нормальные, средние.
Заезжаю в дверной проём, но не до конца, останавливаюсь посередине него, чтобы подождать их. Замечаю, что перестала видеть кого бы то ни было. Думаю об игрушках, о том, что пряталась. Я знаю причину и говорю себе, что и сама не претендую на религию. Это всё сказки, чтобы разбудить чужие мозги. И только. Игра. Правда, в этой игре не осталось больше больших игроков, церковь ко мне не поворачивалась изначально, а ислам выбрал третий вариант из предложенных и он, этот ислам, мне уже надоел. Ждать надоело нужного мне ответа от неблагодарных дураков и всё время получать ненужные. Я действительно этим «дрезинам» не нужна. Поэтому я их тоже ликвидирую. Но гномов на малюсеньких дрезинах я ещё подожду. Не знаю сколько, да это почему-то и не важно.
И ещё подумала: «Почему именно дрезина?» И поняла – так она сама по себе не едет! Только своими усилиями её с места и сдвинешь.
.

18.11.2015г.
Немного поразмышляла о будущем.
Ничего особенного не увидела.
То, что нынешняя власть, именно та, которой сейчас пытается противостоять Россия, продолжит в том же направлении: будет управлять другими, разжигая хаос. И у неё будет всё получаться до поры до времени, до тех пор, пока не обнаружится, что хаос стал неуправляемым. Именно в людях, агрессию которых они оплачивают. Вдруг их агрессия превратится в болезнь – в вирус, от которого нет лекарства. Это когда нет доверия ни к одному человеку, то он тебе улыбается и пожимает руку, а ночью, или через час, вломится в твою квартиру, чтобы убить. Как разъярённое животное. А через какое-то время опять будет нормальным, и так будет, пока эти возвратные периоды не уменьшаться до нуля. И предсказать эти изменения в нём тоже будет невозможно, как и защититься от них – ни в подземных бункерах, ни высоко в горах, это будет происходить везде. Когда увидят, что это не простая агрессия, она распространится повсеместно и будет уже поздно. Хотя уже первые случаи скажут о том, что уже поздно. Просто их никто не оценит правильно.
Так что эта власть будет сметена своим же порождением. Опыты с человеческой агрессией – это очень двойственно, потому что, кроме видимых, имеют ещё и невидимые для дураков результаты. И это и станет началом конца. Дальше я не смотрела.

Про Россию могу сказать, что хоть я и не люблю Путина, но только он может противостоять существующему напору. А, откровенно говоря, по тупому упорству, те, кому он противостоит и сейчас уже не вменяемы. Просто пока это в них не заразная болезнь, вроде чумы, с неконтролируемыми вспышками животной ненависти. Преемников у него нет. Здесь играет фактор времени - это сказываются последние следы советского воспитания. И уже ничего не поделаешь: пришедшая ему на смену Россия ничего не может предложить взамен. Господство идеологии денег даёт свои неизбежные плоды внутреннего обмельчания людей, больше в ней нет ничего устойчивого и появиться и не сможет.
А на этом пути малейшее послабление противнику – и ты будешь сметён. Этого не понимают ни он сам, судя по всему, ни путинские откровенные оппоненты, ни даже сегодняшние его союзники. Сегодняшние – это потому, что на завтра на них положиться нельзя. Таково время сейчас. Ни у кого нет такой убеждённости. К тому времени, как он уйдёт, оставшееся советское поколение будет слишком старым, а молодые – это уже гнилая поросль. Даже моё поколение, а мне сейчас 47 лет, ненадёжно и бессмысленно, а моложе – даже и смотреть не на что. К тому же существующая система российской власти, которая живёт в эдаком междусобойчике, не допустит в себя никого постороннего. А родственники, дети и просто знакомые, которые уже сейчас забивают все места – это профнепригодные личности, рафинированные, во многом инфантильные, развращённые властью денег без каких-либо других внутренних установок – они никогда не станут личностями, способными на сильные решения. Их воспитало и воспитывает общество только для бизнеса, именно для своей выгоды, таковы сегодня новые правила жизни, и они этот бизнес будут делать везде, куда их не ткни. Просто ничего другого не умеют.
А в России далеко не всё в порядке. Бомбу замедленного действия несут в себе кавказцы, народ дикарский, невежественный, правда, как и все сейчас, и уважающий только силу и деньги. Это будущие предатели. Хотя и другие меньшинства уже не лучше, в них ещё меньше агрессии, но такого же бездумного фанатичного апломба уже во многих предостаточно. Такого украинского апломба, который без всяких мыслей, на инстинкте, готов разрушить вокруг себя всё ради мелкой и бессмысленной идеи-фикс. И прекрасно разрушает. Самое главное – это не лечится. Они ВСЕ действительно искренне убеждены, что им для счастья мешает именно русский мир и русский язык. Потом они будут мочить всех подряд, найдут себе ещё, мешающих им хорошо жить, врагов, но основа – именно русские. Они так чувствуют! Их реальными примерами той же Украины уже не остановить. А если ткнуть в неё мордой, ну по-другому ведь никак, не смотрят почему-то в эту сторону, то только встанут в обиженную позу, в ряды украинцев, на их стороне, а не против них, словно украинцы получили от своей реализующейся русофобии (а это именно и есть основная причина их противостояния со всеми майданами) не хаос, нищету и развал, а рай и молочные реки с кисельными берегами. Не увидят этого наши, уже медленно и верно сходящие с ума, меньшинства. И зачем их останавливать, если это всё равно неизбежность?.
Конечно, развал придёт не сразу. Но каждый последующий президент будет хуже и слабее предыдущего. А практику управляемого хаоса, которой придерживается власть Запада для утверждения своей правоты и которая её саму позже и уничтожит, никто не отменит. Такая практика и создаёт свой людоедский мир, и своих людей в нём. Этот огонь, появившись, уже так просто не затухнет. Что можно уже видеть по мусульманам, веру которых использовали, чтобы превратить их из людей в озлобленное хищное стадо, так и по украинцам. Их агрессия уже вышла за пределы теории, а значит, перешла в невозвратную стадию. Те, кто заразился этой болезнью уже не вылечатся.
Вот украинцы. Для них эта фаза была пройдена ещё в Первую мировую. Во Второй – она закрепилась и распространилась, а сейчас просто продолжает развиваться в заданном направлении, что только подтверждает мою мысль о том, что заразившиеся – неизлечимы. Можно уничтожить саму ущербную национальность, просто вычеркнуть как имя, но не националистов. Эта болезнь передаётся на генном уровне. Если заразился раз – она тебя найдёт всё равно, пока жива первопричина. О Боге я уже и не говорю – для этих людей моего Бога нет, а их вера уже такое не лечит, если вообще когда-нибудь лечила. По этой же причине и ислам крайнего толка уже не управляем и не искореним. Одна дорога с разными направляющими: в первом случае катализатором выступила национальность, во втором – вера. В России пока успешно борются с агрессивными исламистами, но с наглым, закрепляющимся национализмом справиться она не сможет, в отличие от СССР, у неё нет для этого ни сил, ни средств. То, что порождает эти пороки уже господствует повсеместно, в том числе и во власти, на самом верху. Пройдёт время, сильная власть уйдёт вместе с уважением к её силе, останутся пешки и хаос возвратится.
Если нет возможности изменить будущее, разумнее его принять и решать свою судьбу уже исходя из неизбежного.
.

16.11.2015г.
Меня несколько удивляют люди, любящие копаться в прошлом. Я не пойму, ради чего они это делают. Я даже не говорю о бесчисленных потомках великих и не очень великих предков – они без этих предков, сами по себе, пустое место. А то хоть какая-то сопричастность с Историей. Мы из рода таких-то и таких-то, что жили тогда-то и тогда-то…
- Ну и что? – сказала бы я в ответ крайне безразлично. И искренне.
Для меня прошлое имеет смысл только, если оно даёт доказательство нужности и важности жизни людей того времени для сегодняшнего дня. Не моей важности, как если бы я была из какого-нибудь дворянского рода и рылась без конца в родословных, и не важности истории вообще с её бесчисленными войнами с победами и поражениями, заставляющие некоторых, особо национально настроенных граждан, раздуваться индюками от непонятной мне гордости, особенно непонятной, когда сегодня-то им радоваться нечему. Почему так ценят то, что было невесть когда и от чего и следов не осталось? Мне же важно именно совмещение общей жизни (народа) и господствующей идеологии всего общества, которые держат сегодняшний день, что говорится, на плаву. То есть, предыстория СССР мне интересна, потому что для меня СССР – это свет, а предыстория просто России, без Советского Союза, как жаждут уже сделать здесь многие в её власти, нет. Потому что сама по себе она уже ничего в себе не несёт. Ресурс выработан и, судя по всему, не использован и не будет использован уже никогда.
Я, конечно, сужу со своей колокольни. Только с точки зрения своей идеологии. И уже не настолько упёрто, как раньше. Именно с этой позиции мне уже не интересна история России, только в контексте будущего октябрьского переворота она для меня остаётся ценна, потому что не будь России, не было бы и СССР. А так, не смотря на периодически бушующую во мне ярость, вспоминаю об этом народе, и успокаиваюсь. Думаю, что, может, ещё не всё потеряно, если они реально жили. Не люблю, правда, антисталинистов, но они из другого лагеря. Сейчас их власть, но мой последний вариант они уничтожить не смогут. Всё остальное могут, даже мою жизнь забрать, а последний вариант вне их досягаемости.
Да, я уже готова внутренне вычеркнуть Россию и православную церковь, как общественные организации, из своей мечты, оставив только отдельных людей с единственным остающимся правилом: «каждый сам за себя и идёт к Богу по одиночке». Я не считаю, что на этом пути меня предали. Их никогда и не было рядом со мной. Поэтому никаких претензий к тем, к кому я обращалась, у меня нет. Они всегда были моими врагами, последний вариант, значит, не для них, да и от врагов ничего не ждут. А то, что я ошиблась в отношении их – так это от моей неопытности и нежелания видеть очевидное. Они и не скрывали своего негатива.
Почему я это пишу? – Сейчас писать подобное – слишком рано. Именно сейчас это не актуально. Такое время ещё. Когда придёт пик противостояния, после меня, вот тогда это и станет актуальным. И многое объяснит. И многим поможет разобраться в своём дне, в своих проблемах и в своих притяжениях, которые, на тот момент, будут им казаться очень ценными, но от которых им надо будет избавиться.

Сейчас увидела последние дни, в своём варианте. Все убегают от НИХ (что-то страшное, несущее ужас, враги), и я тоже убегаю. Держа что-то в руках. Но ОНИ чуют то, что у меня в руках, подбегают и с силой вырывают. Я не смогла удержать. А затем они вырывают это же и у других. Но прямо с мясом, с корнями, потому что то, что они держали в руках проникло в них и стало их изменять, хоть и не успело до конца изменить. Потому что это – не их. Это не принадлежит этому миру. Это – как краденное. Тогда я понимаю, что я, уходя, ничего не должна держать в руках и меняю картинку, я говорю, что моя книга – не религия, а просто целиком светская книжка. И я отдаю её другим, кто возьмёт, как сказки, не имеющие значения. Пусть даже с религиозным контекстом. Это уже их личные проблемы, как они воспримут их. Но это не религия, которая не имеет права здесь появляться, потому что не оплачена людьми. Для неё нет места во времени, потому что я – лишняя на этой временной линии.
Религии абы кто не сочиняет, эти места бронируют заранее, а меня ну просто нет в списках. Кому и что платить на этой дороге, если я – лишняя? Даже плата неблагодарностью уже внесена. И, кстати, не мне. Для меня уже в существующем сонме места нет. Я – аутсайдер в этом мире, заяц без билета, проникший в чужой поезд. Я не создаю религии – и моя религия не имеет права здесь находится. Она – целиком чужая и её нельзя использовать аборигенам. Я это не то чтобы вижу, я это просто чувствую, чувствую во что выльется мой подобный шаг.
Поэтому я даже для себя – не пророк. Я просто доживаю своё. Но как человек творческий, я доживаю творчески. Пусть даже не получив общественного признания за своё творчество, что, конечно, печально, ибо многие пройдут потому мимо. Но всё равно единицы, которые мою книгу всё-таки найдут (или она найдёт их), создадут мою веру в своей душе, в соответствии существующей, по указанным мной правилам, я позволяю им это сделать, как автор. Остальным я не имею права предлагать ничего. Человеческий выбор – священен. Причём любой. Мне не позволяется в него вклиниваться. Нельзя никого никуда насильно тянуть.
Да, признание моего таланта на последнем пути в последнем варианте – это прерогатива избранных. Далеко не всех. Это и частные и сугубо светские внутренние решения. Найти что-то своё в чужом творчестве – это очень редкое явление. Меня и саму натолкнули на поиски чужие размышления, эссе о религии, а совсем не Библия. И пошла я не по прочитанному, а своим путём. Просто автор дал стимул к размышлениям. А истинный талант – он малопривлекателен. Мне тоже мало кто и что нравится. Но только тогда мой талант ОНИ - не поймут и не отнимут. ОНИ – которые хорошо чувствуют и потому не отвлекаются на слова, которые мешают хорошо чувствовать. ИМ важны мои чувства. Это и есть то, ради чего я здесь появилась на свет. И ради чего умру. Но даже если меня не будет, наше внутреннее сходство, поклонников моего таланта сказочника, это и есть необходимая мне плата. Это то единственное, что они могут заплатить мне на этой дороге, среди тьмы неблагодарных дураков, потому что такую плату я выбрала для них. А дураки пусть и дальше думают до своего последнего момента, что им бесплатно что-то где-то перепадёт и что Бог им что-то должен за их никчемные души. Пока носом не столкнутся с реальностью.
Не только не должен, но даже не заинтересован в этом.

И вот у меня уже ничего нет, после замены! И ОНИ не видят меня. И их – моих избранных, тоже не видят.
Вот только дело в том, что на моём пути люди вообще не нужны, я не хочу о них думать вообще с таким глобальным контекстом. Эти великие цели – не моё. Просто я должна передать мою книгу в другие руки, и после этой передачи никаких изменений на этой дороге уже не будет. Потом буду разбираться со своими врагами. Но решение о «своих» - идёт первым.
.

13.11.2015г.
Сейчас с некоторым удивлением осознала, что не хочу никаких изменений в свой жизни. Не хочу, чтобы моя идея стала реальностью. Потому что не вижу реальных союзников. Мне легче иметь врагов, чем лавину скользких, не способных на сильные поступки, типов. Я настолько стою поперёк всего человечества, что я – враг для любой из сторон.
В их крысиных дрязгах я чужая. Я ни с кем. И мне неприятна одна мысль о том, что кто-то захочет выехать со своей колеи, опираясь не на свои решения и свою силу, а на мою.
Лучше мечтать о деньгах, которые, в принципе, мне и не нужны, потому что я не променяю на них свою веру, чем о людях.
А всё-таки в одиночестве легче идти по моему пути. Никому ничего не надо доказывать. Ничего не надо писать лишнего.
Я так долго хотела вернуться в тот мир, из которого меня выкинули уже больше двадцати лет назад, что в этой борьбе со своими желаниями не заметила, как мир исчез. Почему-то не желания исчезли, а мир вокруг. Перестал быть живым и привлекательным. Так странно, я так оберегала свои чувства! Я их сохранила! А ушло совсем другое и чувства оказались лишними и зависли в образовавшейся пустоте.
Да, мир не стабилен. Но ещё не разваливается на куски. Ещё можно спокойно доживать свой век, озабочиваясь лишь своими проблемками. И войны ещё не так страшны, в них ещё не видна Тьма. А раз не видна, значит её и нет, по крайней мере пока. Может быть потом придётся пересматривать свою позицию, но сейчас это можно не делать вполне сознательно. Сейчас ещё можно позволить себе быть слепым и глухим, потому что так лучше. Чтобы не видеть и не слышать никого. Чтобы тебя больше не трогала всякая ерунда…
.

11,5.11.2015г.
Воскресенье. Тысячи людей, собранные безумными речами попа Гапона, собрались на крестный ход, к царю-батюшке на поклон. Вместо политических плакатов народ нес иконы, кресты и портреты самого царя – Николая II, вместо лозунгов – пелись молитвы. Более мирного шествия трудно представить в православной стране. Народ хотел увидеть царя, чтобы встать перед ним на колени, потому что безумец Гапон убедил их в богоизбранности Николая, убедил их в том, что Россия под предводительством этого Русского Царя должна встать над всем миром и победить в борьбе со злом. Потому что так говорили святые в древности.
Он был так убедителен, этот поп Гапон, так легко заставил разгореться забытой вере в сердцах простых людей. Он собрал огромную толпу, легко, он ничего не сочинял нового. Он так верил в то, что говорил. И глядя на него, в его слова верили все, кто его слышал. И, казалось, в этих словах была сама Правда, сам Бог. Потому что святые не лгут. Наивный Гапон думал, что царю не хватает поддержки народа, что вот этот порыв верующих людей должен придать Николаю сил, что произойдёт единение народа с богоизбранным Царём – православным Царём-победителем. В стране, в которой только набирал силу хаос и безверие, этот порыв был как последний крик о помощи. И он привёл свой народ к Царю на поклон.

9 января 1905 года Николай II отдал приказ расстрелять собравшийся перед Зимним дворцом народ.

Не буду касаться политической обстановки в то время, о ней и так уже много сказано. И был ли Гапон провокатором, как окрестили его атеисты из окружения царя, чтобы оправдать последующее его убийство и убийство тех, кого он привел с собой, или мучеником – это тоже не моя тема. Одно видно уже точно: Гапон и Николай II стоят напротив друг друга, а не рядом. И один из них с Богом, а другой – с Дьяволом.
Да и то, что у Дьявола есть свои адепты и свои идеи, я думаю, ни у кого не вызывает сомнения. Идеи, которые подхватывает толпа, идеи, которые не возвышают, а разрушают человека, идеи, которыми одержимы её последователи. Фанатически, со слепыми глазами и глухими ушами, не слыша никого и ничего, что бы противоречило этим идеям.

Так вот, что это было 9 января 1905 года? Просто расстрел религиозной толпы? Не революционеров и политиканов, но людей одержимых Дьяволом? Или Бог вывел их на площадь, чтобы проверить на практике данное пророчество о богоизбранном Русском Царе и поставить Николая Романова перед необходимостью сделать свой выбор: «Православная русская монархия – вот твой народ, он готов идти за тобой. Так готова ли ты, православная русская монархия в лице Николая II, встать впереди своего народа и вести его к победе над Злом?».
И 9 января 1905 года православная русская монархия сделала свой выбор. Она сказала: «Нет».

- Я могу защищать только себя саму и свои интересы. – сказала православная русская монархия. – Мне не нужен русский народ с его православными бреднями.
- Да и не верю я уже больше, если честно. – шепнул, вторя ей, Николай Романов Второй. – осточертели мне уже эти бесконечные официальные службы.
- Ну что ж. – тогда, я думаю, ответили ему. - значит не будет у русских богоизбранного Царя. И если осталось у России богоизбранность, то она пойдёт искать другой путь. Цари – это не проблема.

Как удивительно видеть в сегодняшних монархистах идеи этой, расстрелянной 100 лет назад толпы! Удивительно, что символом для своих идей они выбрали именно этого человека – который, в сущности, официально, перед Богом, отказался от этих идей. Причём самыми неправославными средствами: убив христиан, как убивали их еще в самом начале христианства. Убив не за политику, за веру, которая привела их к нему. Стрелял в святые иконы и свои портреты. Чтобы больше не лезли к нему.
Как удивительно видеть, как сегодняшняя русская православная церковь, вопреки своим правилам и канонам объявляет святым человека, не проверив весь его путь. Да, бывают ошибки у людей, бывают заблуждения молодости, но это, очевидно, не тот случай.
Да и в советское время не зря ходили слухи, что не убили Николая II, а закончил он свою жизнь в одном из монастырей под другим именем. И смог ли отмолить своё преступление – этого уже никто не скажет из людей. А кому выгодно фальсифицировать останки Романовых ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ – это тоже отдельная тема. И зачем им это нужно.

Из письма в патриархию 11 мая неизвестного года:
«Увидела тут икону с Николаем II. И дуру Поклонскую с ней.
И сразу пришло имя – Николашка кровавый.
1905 год. Мирная толпа с попом Гапоном, с иконами и хоругвями, с крестами и молитвами, с верой в Бога и Царя-батюшку, который поймёт, выслушает и поможет, по приказу Николая II была расстреляна. По сути, он расстрелял крёстный ход.
Вы ищете страстотерпцев? – Так они были в той толпе и умерли от пуль с иконами в руках и молитвами в сердце. Их имён никто не помнит. И слава Богу, от таких-то почитателей с кривыми глазами.
Вы думаете их смерть прошла незаметно? Как для вас?
- За что убил? – спрашивали они. – Трусливая собака. – говорили о Николае те, кто позлее.
Вы думаете, в глазах Бога не проклинают? Если за дело?
И теперь вы прОклятого канонизировали! Что, неужели на самом деле молитесь Николашке кровавому?
Неужели не чувствуете сгусток Тьмы над его головой?
Далеко пойдёте».

Из письма в патриархию 22 мая неизвестного года:
«Хочу описать своё видение вашей ситуации.
В 90х годах к власти пришли гопники. Причём не только в светской власти, но и в церковной. Дыхание «свободы», провозглашённое открытое господство денег и полной вседозволенности позволило таким людям выйти из тени и ничего не бояться. Так что поднявшаяся было волна веры была хорошо подгажена всплывшей отовсюду чернотой с её законами. И таким образом целые её вагоны вплыли в вашу церковь.
И церковь ваша стала неуклонно падать, вместо взлёта. Очень хороший толчок в её падении дало воссоединение с западным отпавшим куском, давно уже мёртвым и сгнившим, запачканным союзом с фашистами, оторванным от своих корней и растворившемся без остатка в Западе и его ценностях. И тут-то и проявилась обычная лакейская сущность гопников – они отказывались от себя ради чужих ценностей. Такое создалось впечатление, что не западный кусок присоединился к РПЦ, а РПЦ вошла в западную православную церковь на правах вассала.
Конечно, тут и вылез Николашка.
Удивительное дело, почему до сих пор никто не замечает связи между той, расстрелянной толпой, и его почитателями. Тогда ведь шли к Николаю II с теми же мыслями и чувствами, что и сейчас лезут к Николашке кровавому. Вот один к одному – одни и те же ожидания. Только тогда у Гапона не было сзади предательства и отказа царя объединиться с народом, церковью, в лице Гапона, и Богом. И царь отпал из этого союза. Причём отпал не тогда, когда уже всё рушилось, а когда ещё ничего не предвещало смут в будущем. Даже Первой мировой ещё не было. Всё было просто замечательно у Николая, разве что он был атеистом и ему был неприятен этот странный русский народ с его мечтами. Да и провокатором Гапона, судя по всему, назвало такое же атеистическое окружение царя, чтобы оправдать его действия. Да и убит Гапон был ими же не просто так, а, видимо, увидел в Николае Николашку кровавого, и проклял его, потому что шёл с верой и Богом, а привёл безвинных к упырю. И начал слишком много говорить о царе лишнего.
А его трагедия была в том, что он должен был выступить. В любом случае. Потому что это не его было желание – задать царю русскому вопрос, с кем он. И то что его адресат оказался гнилым – и совсем уже не его вина.
А представьте, что бы было, если бы царь оказался другим?
И как бы вознесли Гапона те, кто сейчас о него вытирает ноги?
Но не судьба…
Иногда неизбежность негативного ответа перечёркивает все мечты о лучшей доле.
Как и сейчас».
.

11.11.2015г.
Услышала тут краем уха, что генетическая экспертиза подтвердила останки Николая II и его супруги. Что, конечно, идёт, поперёк моей сказочной версии. И опять вернулась к этой теме. Да и не уважаю я этого человека, тем более не считаю его святым мучеником, а просто жертвой, пусть так, всю жизнь абстрагировавшейся от навязанной ей власти, пустившей всё на самотёк, но жившей при этом в своё удовольствие, и потому логично пришедшей к своему падению.
Затем я пришла к упрямому выводу, что я не верю упоротому в этом вопросе патриарху Кириллу и иже с ним, потому что они пристрастны и им главное не правда, а подтверждение своих мечт. А на этой дороге и не такие спотыкались и валились в грязь. Дьяволу место не указ.
И пришли мне тогда вот такие мысли:
Во-первых, невозможно говорить об убийстве царской семьи вне контекста происходящего вокруг, вне событий того времени. Иначе всё становится возможным, даже самый невозможный вариант. Я не буду говорить о генетике, я просто порассуждаю о том, зачем вокруг этого убийства городить столько непонятностей? Романовы, что, единственные в истории, чей род пресекался искусственно? Если так важно было убрать действующую монархию, то почему при этом некоторым представителям царской семьи дали возможность беспрепятственно эмигрировать, чтобы размножаться за границей и производить на свет наследников трона? И потом, открытое убийство с показом тел избавляло сразу от многих проблем. В том хаосе, что творился тогда в России, некого и нечего было бояться в таком деле. Судьба Александра II могла бы вполне доказать, что русский народ не склонен долго помнить таких жертв и эта могила не стала бы местом народного поклонения. Они не были святыми и умирали не за веру.
Во-вторых, цивильное убийство могло произойти и как-нибудь попроще, чем сбрасывать недобитые тела в шахту, чтобы они там, на дне, ещё три дня стонали. И захоронить можно было получше, чтобы и следа не осталось в памяти. Если бы стояла такая задача. Зачем это надо было сразу привлекать внимание посторонних к этому месту, причём по-народному, когда одному человеку скажешь что-то, 25 повторит и среди них обязательно окажется один из самых непосредственных свидетелей произошедшего, который сам всё слышал и видел, и потому сразу, со знанием дела, дополнит сплетню нужными подробностями.
В то время хватало людей с самыми кровожадными намерениями по отношению к этой семье. Что говорится, она стояла у них поперёк горла и эти люди не остановились ни перед чем, пока бы не достигли желаемого. Причём из самого ближайшего окружения царской семьи. И это были отнюдь не большевики, ведь и революцию свершили совсем не необразованные матросы с винтовками. Почему не вспоминают об этом? И эти-то люди, которых обмануть было практически невозможно, как раз и не нуждались ни в каких тайнах, кроме явного убийства, чтобы выдохнуть. Они-то никого и не стеснялись. Смешно думать, что они стали бы прятать тела.
В-третьих, в то время ничего нельзя было утверждать заранее. В то время шла борьба, в государстве царила смута и чаши весов не устоялись: «завтра», в отличие от «сегодня» можно было ожидать всё, что угодно. Вера в будущее, это, конечно, прекрасно, без неё нельзя двигаться вперёд, но и думать о последствиях возможного провала или иного пути развития общества, не по своим мечтам, - это неразумно. Примеров не было, были только настоящее и опыт прошлого, который и использовался, и абстрактная теория. И пророчества.
Почему никогда не говорят о пророчествах, причём совсем не кровавых, а о Царе, который возглавит Народ и приведёт его Богу? Страсти-то в пророчествах ведь потом пришли, после как бы свершившегося. Что там было, чего не было – всё это появилось значительно позже, вдогонку ушедшему поезду, а вот, например, буддисты реально ожидали от Советского Союза чуда воссоединения с Богом. И красную революцию приняли на «ура» в этом контексте. А теперь подумайте о людях, которые в феврале 1917 года устроили развал России, одержимые совсем другими целями. И которым совсем ни к чему был «красный Царь» в государстве, которое они хотели стереть с лица истории. А вместо этого не смогли удержать в руках этот непонятный народ, который пошёл за совершенно другими вождями. Неожиданно и непонятно как. Не стоит недооценивать этих людей. Посмотрите только на сегодняшних демократов, и наших, и Запада. Только дай им кресло. И захватив бразды правления они вовсе ничего не сочиняют, а лишь идут по проторенным дорогам, и нужен им феодализм с князьками на тронах, а вовсе не монархия. Они совсем не изменились за прошедшие 100 лет. И они тоже умели читать и слышали о пророчествах. И уж постарались бы сделать всё, чтобы нагадить на этой дороге. Не спрятали бы никак этих людей - Романовых, официально живых.
Почему, такие заумные и начитанные антисоветские граждане, когда им что-то не выгодно, начинают впадать в полнейший примитивизм в рассуждениях? Почему они думают, что они одни такие светочи познания этого мира, а остальные, особенно те, кто отодвинул их от кормушки власти, неграмотные и дремучие дикари, озабоченные только самым необходимым – хлеба им, видите ли, и зрелищ? Так вот среди большевиком, открою вам страшную тайну, тоже были люди весьма и весьма образованные, закончившие университеты и имеющие очень широкий диапазон познаний. И тоже слышавших о пророчествах! И даже верящих в Бога!
И это должно быть так удивительно для патриарха Кирилла, устроившего неправедный суд с подкупленными судьями, по другому и не скажешь, и лишившего своего соседа квартиры по причине обычной соседской свары. И даже не извинившегося за это, и не раскаявшегося. И, судя по всему, всех судящего именно по себе, по своим замашкам, и потому знающего, конечно, тоже, что такое хорошо, а что такое плохо. Именно. Все средства хороши для достижения цели. Это так. И это всегда было так.

Ведь не зря появился дневник Вырубовой за границей. Зря, что ли, направили дураков к шахте, зря, что ли, этот дневник там положили на видное место, зря, что ли, были изуродованы лица жертв, чтобы их нельзя было узнать? Не знали ещё, что это не пригодится. Но и этот дневник, так удачно найденный и вывезенный за границу, и опубликованный там, тоже почему-то вызывает у меня массу сомнений.
Да и доказательства, представленные Кириллом и его генетиками, тоже. Нет у вас сейчас никаких возможностей сказать точно, они ли это или не они.
Кстати, моя версия замены тел совсем даже и не требует непременного убийства посторонних, потому что, возможно, этот вариант не выбирали, а он сам пришёл в руки. Потому и такая спешка. Несчастный случай. В то время – это было так обыденно.
Кто знает, кто знает, что там было на самом деле…
В том давно минувшем… Никому уже не нужном…
Вот так я подумала и решила, что эта тема мне глубоко безразлична.

***
К этой теме я вернулась позже, посчитала, что нужно дополнить её своими новыми размышлениями.
Это были мысли о том, что судьба Николая вместе с революцией была запланирована совсем не в 1917 году, а за 150 лет до этого. Я не помню, писала я об этом или всё находится впереди, это же позднейшее вкрапление в уже написанный текст, но события происходящего создаются задолго до того, как они происходят в реальности. Поэтому и судить народы, которые захотят вступить в Новый Советский Союз я предложила по последним 150 лет. Именно этот отрезок и создаёт будущее, сегодняшний день, и напрямую связан с ним.
И вот я как бы говорила своим оппонентам, обожествляющим Николая:
- Его судьба определилась не в момент революции. Отнимите 150 лет от этой даты – вот именно те события и определили его будущее. Что там было? – Екатерина, устроившая мятеж и убившая своего мужа – Петра III. Даже убийство Павла – это было уже следствие произошедшего, потому что без отца, при такой матери, он был обречён. И как бы вы не судили о ней, как бы не почитали её годы власти для пользы России, именно она своими действиями уничтожила своих потомков – этих голштинских немцев, маскирующихся под Романовых. Или считаете, что на ТАКОМ месте могут появиться убийцы? И это – всё нормально? – Недостойны своего царского трона.
Среди Романовых был только один русский по духу, только один родился с каким-то твёрдым стержнем внутри, какой-то правильный, весь сермяжный, не смотря на воспитание и окружение, цельный, и он бы смог, если бы оказался в нужном месте в нужное время… Смог бы ответить правильно на заданный ему его народом вопрос. Такое у меня чувство. Александр III, которому так мало судьба определила жизни! И которого совсем и не вспоминают из-за этой краткости. Но он оказался лишь проходящим в череде русских царей и, увы, у ТАКОГО отца родился такой непутёвый сын, умудрившийся всё профукать. Преемственности в Природе – нет. Карты без конца тасуются. А заложенный потенциал – совсем не означает его реализацию, если что-то не совместилось...
Именно Екатерина поменяла все линии, всё сместилось и перемешалось. Ничего не проходит бесследно. Уже в начале XIX века была определено падение Романовых. Царский трон из России уходил. Так что ищите причины происходящего раньше, а не тыкайтесь носом в проходящий день. Там вы ничего не увидите.

Немного продолжив тему, можно увидеть, что и события горбачёвско-ельцинского переворота не случайны в ходе времени. Они заложены во время Николая I, который поменял всех русских министров на обрусевших немцев, русских принципиально не ставили в то время на места министров. Министр иностранных дел, граф Карл Нессельроде – британский шпион. Да и существовало негласное указание, тоже созданное им, на места послов не ставить русских. Простым дворянам без связей карьера дипломата была не доступна. Русофоб у власти, из гнилого рода отцеубийц, не доверявший ни России, ни русским. Так что основа для прихода к власти предателей и чужеземцев была заложена уже давно. Пусть не всегда это видно столь явственно, ведь история – это проститутка, которую поворачивает и переписывает в свою пользу каждый, дорвавшийся к власти, и особенно те, у кого «рыльце в пуху».

Так что большой вопрос, был ли Пётр III так уж плох, как утверждали екатерининские историки. И это не значит, что в сегодняшнем дне кого-то толкают в спину и заставляют идти по дороге из Прошлого, нет. Просто именно для таких людей дует сильный попутный ветер. И они удачно ловят волну. И потому предательства всегда сформировываются раньше. Не в 1991 году, например, и даже не с приходом Горбачёва , а где-то в 1975. И тому есть веские причины из прошлого. Конечно, одновременно существуют и противоположные течения, как моё, например, тоже готовившееся не сегодня и не от моего рождения. Но сможет ли оно прорваться через всю эту Тьму и в каких масштабах – большой вопрос. Прецедент прорыва, правда, уже был. Пусть и недолгий.
Ну а что там готовят сегодняшние продажные антисоветчики-либералы из правительства всех уровней для себя и своих потомков? И будут ли эти 150 лет у них? – Чего уж там тянуть… Бодро так марширующая группа в полосатых робах и с Солженицыным с флагом впереди. В виде Сусанина.

Правда, именно Николашка Проклятый помогает мне увидеть эту линию «лжесвятых», которую так умело Дьявол вставил в мечту человека попасть в рай на чужой шее – на чужой вере… Трон он, Николашка, конечно, завалил навсегда, но смог ли выбраться из своей ямы – это, конечно, вопрос без ответа. Да и место крайне опасное – затягивает обратно, как воронка, при малейшей ошибке.
Единственная защита – не верить в это прошлое.

Да, я знаю несколько лжесвятых, упавших при своей жизни и не сумевших разобраться в изменениях внутри себя, которых люди почитают святыми. И молятся им. Но что-либо про них утверждать – просто бессмысленно. Это не даст ничего. Не зажжёт нужный огонь.
А здесь – так всё продуманно, как будто этим КТО-ТО управляет, создавая многогранный пример, который и слепой может пощупать и глухой обсмотреть со всех сторон. Именно с нужным фанатизмом, который проявляется как-то слишком ярко и красочно… И как дуновение прошло, пока писала – отсутствие границы, остановки, я не чувствую у Николая границы, словно за ним кто-то еще стоит…

Но, может, здесь я ошибаюсь? И как раз это лишь умение Бога использовать данные обстоятельства? И всё идёт именно так, как и должно идти, в своё время. И ничего уже не изменить…
Его поклонники утверждают, что не изменить. Не видят и не увидят они того, что вижу я…
Не хочу им больше ничего говорить.

А мне сказали на все эти мои размышления:
- Не твоё дело кому какой крест нести.
Не тобой возложен – не тебе и переживать.

А прекрасная система, что там говорить, для ловли дураков! Кто попался – выбраться крайне сложно.

Ладно, сидящие на своих галерах, гребите и дальше по своей реке Смерти.
Куда она там течёт, эта река…
Мне всё равно.

А сейчас, в эти дни, готовятся те события, которые будут происходить через 150 лет. Я не могу сказать так о настоящем, потому что Тьма не должна была ничего обо мне знать. И пусть и дальше не знает. Но вот от того, какое решение будет принято сегодня, зависит какое будущее ожидается ТАМ - в ещё не наступивших днях. И вы не узнаете, что там – черно ли, как в ночи, или светло, как днём.
Пока не примете своего решения.
.

6.11.2015г.
Вспоминая сон.
Поднимаюсь по лестнице. Немного странно выгляжу, как в серой перепоясанной рясе, худая. Как плоская доска, длинная. Раньше бы я сказала, что это не я, но раньше ощущение чужеродности создавал мощнейший мужской дух, присутствовавший в образе, и перебивавший все другие ощущения. А теперь ничего мужского и в помине нет, а то что облик другой – это как-то не трогает. Это я – и всё. Поднимаюсь. А рядом беснуются гоблины – кто, как может, мне пакостит. Очень хотят задеть, но как-то всё мимо. Что интересно, я их уже не чувствую, раньше бы их действия вызвали хотя бы раздражение, а сейчас – ничего. Но я прекрасно знаю, что они делают. Я мимолётно бросаю взгляд в их сторону. И потом говорю им, своим врагам:
- Мне сейчас некогда отвлекаться на эти мелочи, но потом, однозначно, я приду к каждому.
Занавес.
.

2.11.2015г.
Иногда приходит в голову мысль о перенаселении людей. В смысле, что чем больше на Земле людей, тем больше происходит «вызовов» душ при зачатии. И когда живых становится больше, чем мёртвых с «той» стороны, когда спрос становится больше предложения, и на поданный вызов идти некому, обязательна должна случиться Великая катастрофа.
В этом мире душ много, но не бесконечно много, определённое количество. Кто-то мёртв, ожидая своей очереди на рождение, кто-то живёт. Значит, должна быть количественная черта, переходить которую живым нельзя, чтобы не нарушить баланс. Жизнь в этом случае более хрупкая и уязвимая вещь, потому что нуждается в мёртвых больше, чем мёртвые нуждаются в живых.
Иначе приходит Всемирный Потоп и сметает жизнь.
Контроль рождения, который необходим при всеобщем моём коммунизме, и наоборот, недопустим на замкнутой, отделённой от всех территории, чтобы дать как можно большему числу хороших душ спастись. Ну и необязателен при капитализме, который лишь идёт по своей не перебиваемой параболе к долгожданному Концу. Мечтатель-капитализм, умеющий только фантазировать о контроле над рождаемостью, но никогда не обладающий реальной властью над нищими на его окраинах!
Конечно, перенаселение не единственная причина Всемирной Катастрофы, но, я думаю, основополагающая. И ей должны предшествовать усиление мелких катастроф. Эпидемии новых болезней. Появление новых смертоносных вирусов и прочие попытки Природы сократить численность людей естественными причинами. Всё усложняется тем, что люди Природе не подчиняются. Они умеют противостоять ей и потому эпидемии, вирусы и мелковатые техногенные и прочие катастрофы не достигают желаемого результата.
Так сколько же осталось до очередного Конца?
Я искренне надеюсь, что последнего.
Такая жизнь не имеет права на существование.
.

1.11.2015г.
Будьте осторожны, ибо я – не на вашей стороне. Поэтому идти за мной – нельзя. Я там, где вам быть невозможно. Там, где я вошла, выхода нет, поэтому я уже не могу вот так просто повернуться и пойти в другую сторону. Я не должна стоять впереди вашего пути, не упоминайте обо мне в религиозном контексте.
И ещё – церковь – это то, за что можно спрятаться. И пока вы не в церкви, мои идеи выведут вас на ещё пустую новую дорогу. И на ней вы слишком видны. А недоброжелательность есть не только среди людей. Не болтайте о том, чего нет в вашей церкви.
Моя книга – это никого ни к чему не обязывающие сказки о выдуманном мной мире.
А вообще – как хотите.
.

27.10.2015г.
Какая странная у меня позиция – не подпускать к себе близко собственные изобретения.
Сейчас так чётко это почувствовала.
Что же мне действительно важно и нужно из всего этого гигантского вороха текста?...
Как говорится, Бог надоумил, но для жизни. А для смерти всё сбрасываешь и уходишь голым, только ты – и Бог. Все остальные и всё остальное – лишнее. И всё жизненное, найденное и накопленное тоже - лишнее.
.

21.10.2015г.
С удивлением узнала. Что болгары в своём большинстве не очень-то и нуждались в освобождении от турецкого ига, что самое главное для них – не быть никому обязанным, и что после исторической победы России над Турцией в войне 1877-78 гг. русским солдатам приходилось покупать воду в болгарских селениях, чтобы напиться! Оказывается братство славян и православных жило больше в мечтах русских и каких-то местных одиноких единиц, а сами «жертвы» вовсе не считали себя жертвами. Что и подтверждает их дальнейшее поведение, в том числе и сегодняшнее.
Это открытие навело меня на мысли об опасной ложности подобных представлений.
Уже давно не существует славянского единства, национальная кровь для славян уже не является объединяющим началом. Они разошлись друг от друга настолько далеко, что перестали друг друга понимать. И русская ментальность, на которую я опираюсь, уже не объединяет, а скорее отталкивает многих подобных «братьев». Она чужда для них. Более того, этот процесс отчуждения не стоит на месте, а развивается вместе с каждым обществом. Поэтому, например, я говорю, что я не верю не только болгарам, я не верю и сербам. Как народу, у власти которого сейчас находятся демократы. Они избраны большинством, как ранее большинством в России избрался Ельцин. Это всегда происходит не случайно. Будь сейчас у власти Милошевич – даже намёка на такой разговор у меня не было. Я бы верила сербам. Но не сейчас. И пишу я эти слова не для себя, а для тех, кто до сих пор склонен видеть в славянах братьев, не замечая выползающую из них Тьму.
Более того. И православие уже давно не едино и оно уже давно не объединяет народы. Не впереди оно находится в разных этнических группах, а на периферии жизни. Так, черногорцев не объединило православие с сербами, хотя именно сербы были объединяющим ядром в их союзе и эти два народа имели больше всего общего. Но они предали Югославию чуть ли не одни из первых. Их православие не остановило их выбор. Я уже не говорю о других составляющих этой убитой страны, расползшихся в разные стороны друг от друга в ненависти, как ядовитые пауки. Мне многие из них крайне неприятны.
Поэтому я и говорю православным мечтателям, таким же, какой была я: не находите за глаза в чужом православии единства! Надо судить по общему. Я, например, не знаю черногорского православия, я не слышала о нём. Как не слышала о болгарском православии. Но я слышала о сербском православии. И поэтому я верю сербскому православию. Оно ещё живо.
То есть, иногда бывает, что народ умирает, но монахи остаются. С народом уже нельзя иметь дело, а с церковью ещё можно.
Надо быть очень осторожным в выборе друзей на моей дороге.
Предатели не дремлют никогда.
Но по своим дорогам можно ещё ходить смело и не думая ни о чём.
.

15.10.2015г.
Шла сегодня домой с работы и чувствовала дыхание какой-то чужой жизни, не моей, но словно подготовленной для меня, но почему-то не реализованной. Девочки, которая должна была родиться где-то в загнивающей Европе, без физических недостатков и потому без комплексов, в хорошей семье и потому без спасительного одиночества и без отца, зацикленного на России и своих поисках смысла жизни, любимой. Но с болезненным воображением, постепенно ставшим бы неуправляемым, и которая потому должна была умереть где-то в психушке, не выдержав собственных видений. Только и всего – видения будущего без всяких объяснений.
А перед этим я вдруг почувствовала, что ухожу в сторону. Мелькнула масса захлопывающихся железных защёлок и я – как железный истукан. Вот только что я была Центром Вселенной и она вертелась вокруг меня, а теперь я в стороне от происходящего и практически не ощущаю эту Вселенную. И так это было странно. И тогда пришла та нерождённая девочка, потому что я подумала, что и в ней должно было произойти то же самое, только несколько иначе. И что то, что я родилась здесь, это из-за моего отца, вот только узнать невозможно, как он это сделал. Но он не вызвал никаких опасений во враждебной стороне.
Не хотела писать эти слова о нём, но жизнь у него была такая двойственная, с очень нехорошим проступком, и я почувствовала, что надо написать. Ведь хоть он и осудил сам себя за него ещё при жизни, о чём пытался мне сказать, да только тогда слушать я его не захотела. Не приняла его раскаяния. Не захотела прощать. Не могла. А мне сказали: «Он принял удар на себя. Он не мог не упасть. А когда падаешь, невозможно не вымазаться в грязи». И пусть здесь будет Бог ему судьёй. А не я. Вот так я до сих пор не могу ни понять его, ни осудить, но именно благодаря ему я родилась не в Европе, а в России, рядом с ним.

И я вспомнила, как у меня в своё время обнаруживались удивительные способности, которые я отгоняла от себя. Так, в юности у меня появились слуховые галлюцинации: как только я ложилась спать в моей голове, по моему желанию, начинал настраиваться оркестр. Сначала звучал гобой, потом начинали подстраиваться инструменты, и духовые, и струнные. Это было так красиво! И такое там было сочное, полное звучание. Потом наступала тишина – это дирижёр поднимал руки. И тут, в ожидании волшебнейшей музыки, у меня начиналось такое жуткое внутреннее напряжение, переходящее в сильнейшее возбуждение, что я всё выключала. И всё исчезало. Так было несколько раз, а потом я перестала хотеть слушать в своей голове неуправляемые звуки, видимо, это перевозбуждение было неприятным. И всё прекратилось.
Потом, перед нападением на меня, пришли образы. Они не несли в себе ничего особенного по смыслу, какие-то воображаемые картины, оживающие в голове. Я могла даже начать прокручивать в себе какой-нибудь увиденный фильм, повторять его, как в кино. Но это было лучше, чем кино: нереальный цвет, очень чёткое изображение со всеми деталями, объёмное, словно в 3D. Можно было выделить какой-то кусок, что в кино вообще невозможно, уйти в сторону от сюжета. И всё жило. Потрясающие картины! Но мне и это не понравилось и я пресекла их дальнейшее появление. В то время эти картины были ещё частично управляемы, частично, потому что глядя на них УЖАСНО хотелось отстраниться и просто смотреть, не вмешиваясь. Не быть режиссёром. Это мешало наслаждаться просмотром. Но что-то в этом желании мне показалось опасным. И как только я это почувствовала, я всё это из себя решительно вычеркнула. Потом, кстати, жалела, но вернуть уже не смогла.
Я шла и думала. Что оставила себе только слова. Причём, как в детской игре, где маленькая девочка рассаживает куклы перед собой и, сидя перед ними на корточках, что-то им объясняет. Играет в школу. Именно на таком уровне объяснений.
Я вспоминала, как повторяла для себя по десять раз какие-то свои находки и выводы, прежде чем до меня доходило, что же я нашла. И я прямо видела эту маленькую девочку, сидящую на корточках. Такая деловая, вся в игре. И это была я. И тут я, глядя на неё, неожиданно удивилась: «а почему я не вижу КОМУ я всё это объясняю?» Почему я не могу представить себя ещё и рядом, я же говорю сама себе? Но чувствую только себя объясняющую, и передо мной, как стена. Не могу сквозь неё прорваться.
И как только эта мысль пришла мне в голову, как сидящая на корточках девочка вдруг сама собой, помимо моей воли (ведь это же только что была моя фантазия, мой придуманный образ, так, от скуки) пошевелилась и стала подниматься. И это уже была не моя фантазия, а видение само по себе. И я со стороны уже вижу и понимаю с изумлением, что она – это совсем не я, и это совсем не маленькая девочка, это ДЕВОЧКА, огромная, просто ИСПОЛИНСКАЯ, она поднялась и её голова исчезла за небом! Она была выше неба! И растворилась. Всё произошло так быстро. Да и вообще это, по-моему, была совсем не девочка, потому что поднимаясь, с ней происходили какие-то метаморфозы, вызвавшие у меня полную оторопь, и в конце изменений мелькнули перед моими глазами белые свободные одежды. Но они не сразу были белыми, вот в чём дело, до этого, когда она поднималась, мне показалось, что на ней пёстрое платье! Именно пёстрое платье, так пришло в голову, а затем белые одежды. И всё исчезло. И я увидела, что хотела увидеть: ощутила себя именно той куклой, которой всё объясняли, каменно сидящей на попе, подняв голову и глядя изумлённо вверх. А потом в видении я пошевелилась и ожила, и перестала быть каменной. Да и я в тот момент была не совсем я. Так и не поняла кто.
Но потом видение исчезло и я стала просто я.
И мне стало всё равно.
Вообще я долго потом думала, что же это такое мелькнуло, настолько странно всё это было. А потом решила, что, в принципе, это видение ничего не меняет. Его даже можно забыть и поэтому нет причин докапываться до основы. Иногда объяснения не действуют, если причины явления выходят за пределы имеющейся системы.
Но позже я всё-таки вернулась к себе, как к маленькой девочке на корточках, мне так было уютней представлять себя.
И я поняла, что всё увиденное значит.
.

12.10.2015г.
Обдумывала тут своё противостояние с нашими холуями, уже решила было пойти на открытый конфликт, но вдруг чётко увидела – бессмысленно. Это не решит проблемы моей отсутствующей защиты, да и дело здесь в другом. К тому же нейтральность и непротивление злу имеет свои преимущества и много позволяет о враге узнать.
У меня был сон ещё в самом начале этого пути, в котором я украла что-то важное у Тьмы, важное для спасения людей, и она, в лице некоего чёрного человека, вселяющего ужас, меня искала, а я пряталась. И вот в один момент я прыгаю через огромный зал с перил лестницы – и меня внизу, на другой стороне зала, подхватывает небольшая группа людей, которые меня ждали. Ловят, подняв руки. Сейчас же, с какой-то усмешкой я думаю: «Меня здесь никто не ждёт и никто не подхватит».
Да.
И вот люди исчезли, остались одни странные гоблины, маскирующиеся под людей. От гоблинов, конечно, не ждут ни благодарности, ни понимания. Искать причины их поведения крайне опасно. Их надо воспринимать инстинктивно. Принимаются только факты и то, какое воздействие эти факты на тебя оказывают. И появляющееся при этом в тебе чувство – и есть критерий оценки. Даже если нет видимых проявлений агрессии, даже если гоблины изображают доброжелательность, но от неё неуютно и что-то в ней раздражает – это нападение.
Такой способ поведения – это именно их способ поведения. Это реальная стая животных, а не разумных «гомосапиенсов». И ты не сможешь их изменить. Пока они сами того не захотят.
Я тут вспомнила по этому поводу одно видение, которое не стала записывать в своё время. Это был разговор с «тёмными» перед их уходом (или уже ушедшими?) из открывшейся Комнаты. Они никогда не рождались. Они ничего не забыли от самого Начала. Они видели пришедшего к ним всем Бога и поверили Ему. И они мне сказали, хоть я их и не видела, указывая на людей в паутине: «Мы помним каждого из них, мы помним их имена и мы в ужасе от того, что с ними сделала жизнь. Их всех предупреждали. А они не хотели слушать. Они слышали только себя».
Так вот, гоблины и сейчас такие же. Особенно те, что вокруг тебя. А так как это твой выбор, то ты не сможешь сама изменить своё окружение. И не важно, что их зло тебе было сначала нужно. Важно, что оно тебя сейчас уничтожает. Или выдавливает, если уничтожить не удаётся. Этот процесс остановить невозможно. Он запущен и он должен дойти до конца. Нити управления идут к их душам. Таких врагов только уничтожают. Если не морально, что гораздо сложнее, ведь до них очень сложно достучаться, у них мозг подчинён инстинктам, а не разуму, то физически.
Вся твоя система – это попытка уничтожить своих врагов морально. Но если это проигрыш и ты ничего не достигла на этом пути – надо вовремя уметь остановиться. И принять другой вариант войны с ними.
- Неужели я всё топчусь на одном месте!?
Жизнь – очень сложная штука, физические чувства очень сильны. Не беспокойся, всё идёт своим чередом. А повторения – необходимы.
И ещё. Самое главное.
Судить о людях тебе надо только по твоему окружению, каково оно – таковы и люди вокруг, в том числе и те, к кому ты обращалась.
Других просто нет.

***
Вышла днём в магазин и, пока шла, думала о Саддаме Хусейне.
- А если он действительно мёртв?
И безразлично вывела:
- Ну и что. Значит, он будет спасать только самого себя.
И увидела сдувшегося «кита», я ведь представляла его именно так.
- А Сирия?
И мне стало совсем неинтересно:
- Да кому нужна эта Сирия? Без разницы, победит – не победит. Как никому не нужны Ливия и Ирак. Подумаешь, очаги нестабильности. Кто о них думает больше одного дня?
Да, конечно, я радуюсь нашей помощи в Сирии. И её успехам. Но стою как-то в стороне от происходящего, моя позиция не связана с реальностью. Я даже подумала, что если я ничего не значу для своих адресатов, если они делают вид, что меня не существует и перешагивают через меня, не заметив, то, может, и мне надо вести себя так же? Что это и есть правильное отношение к произошедшему – не обращать внимание на неприятные видения, если они касаются других, а искать только выход для себя? Сделать вид, что я ни к кому не обращалась. И забыть. То есть полностью убрать из себя общественную линию, оставив только личные воспоминания и личные выводы.
Всё остальное – не моего ума дело.
Тогда и злость гаснет. Лишние знания только мешают, они должны быть узкими, направленными ко мне, а не от меня.
Хорошая мысль.
И верная.
Но требует времени для своей реализации.
.

9.10.2015г.
Про Ирак писать не хочу. А Ливия – нет такого государства после убийства Каддафи. И не будет. Это государство-призрак.
А вообще удивительно. Насколько неблагодарен человек. Вот на примере той же Ливии. Да что там Ливия, благополучие без духовного движения вперёд аккумулирует внутри ненависть и жажду взрыва действительности. Я сужу по себе. Пусть я застала уже целиком загнивший Союз, в смысле отживших идей, но средненькое благополучие и уверенность в завтрашнем дне, тоже средненьком, – они были. А я помню, как взрослым подростком шла по Коммунарску и меня душила какая-то непонятная агрессия от тоски этой серой и скучной действительности. «Хоть бы взорвалось что ли что-нибудь. Просто невозможно дышать.» - подумала тогда я. Подумала лишь и пошла дальше. А это было до горбачёвской перестройки. Всё было ещё тихо и спокойно. А счастья общественный покой не приносил.
То есть, дай человеку всё для нормальной жизни, а ему всё равно чего-то не хватает. Быт не определяет полностью человеческого сознания. Дураки в этом случае уходят в противоположную крайность, начинают разрушать основы своего общества, искренне думая, что после этого они найдут счастье. Это возбуждает и становится для них самоцелью. То есть они будут против любой власти при любом строе, если всё в их быту будет относительно благополучно. И это не потому, что они совсем идиоты, просто в их бытовом покое покоя нет. А здесь – постоянный выброс адреналина и оттого ощущение в своей жизни смысла. Вполне возможно, что у таких от самого начала нет способности анализировать информацию и разбираться в сложностях человеческих общественных взаимоотношений, это целиком ведомые граждане, и потому, попав в незнакомую среду, без уже готовых, данных извне, правил сожительства в ней людей, в них, в качестве защиты, тут же начинают действовать одни инстинкты. И если что-то им не нравится, они не ищут причин, а сразу начинают разрушать свой раздражитель, становясь от этого ещё опаснее для общества с проблемами. Правда, на мой взгляд, это совершенно не оправдывает их агрессивный человеческий дебилизм.
А люди с совестью и разумом ищут веру. Вернее, не ищут, а выбирают из предложенного. А предложенное, видимо, во многом не устраивает. И агрессия всё равно прорывается. Даже в церкви с её нередкими злобными прихожанками, равнодушными монахами и самодовольными недалёкими попами, которым ничего не нужно. Кстати, судьба Каддафи тому – говорящий пример. Он построил социализм, не убрав при этом религию. И религия его не спасла. Как и Ирак. Видимо, и в исламе тоже давно уже не всё в порядке, а не только христианство опоздало на поезд Времени, растерялось на своей забытой платформе, и уже никак не может добраться до сегодняшнего дня. Так что обвинения Советского Союза в том, что он зажал религию и, соответственно, счастье своих граждан – не соответствуют действительности. Ничего бы это не изменило. Да и не меняет, судя по всему происходящему.
Сознание определяет быт, высокие идеи не позволяют бросить людей в грязи и обездоленности. Но когда идеи уходят – остаётся один быт. И сам по себе, даже идеально устроенный, он не способен удержать человека на уровне ушедшей идеи. И тогда слабые, а их абсолютное большинство, начинают внутренне падать, деградируют и тем создают в обществе новую главную идею – жить для себя и только для себя, остальное вторично.
Это говорит о том, что ИДЕЯ должна так же развиваться, как и улучшающийся быт. Быт сам по себе вторичен, но в то же время – это основа собственного самоуважения. Конечно, можно жить и в хлеву, но это уже будет не жизнь, а предисловие к жизни. А предисловие не может длиться вечно. Человек так же устаёт от своей неустроенности, как и от отсутствия в жизни стимулирующих высоких идей.
Но свято место пусто не бывает! И место Бога в душе всегда можно чем-то занять. И легко отпадающую привычку видеть в других людях равных себе заменить на удобный эгоизм. Внутренняя высокая мораль тоже сама собой не приходит. И тогда всё разваливается, а люди видятся агрессивными и неблагодарными идиотами, которым нужен кнут, а не цивилизованное общество.
Вот и Каддафи поплатился за свой социализм и за попытку улучшить быт неблагодарным гоблинам. Не приняли они своего счастья. Гоблинам нужен развал, война и бабло любой ценой.
Не нужна уже больше эта Ливия.
.

9.10.2015г.
Всегда так у меня происходит: стоит помечтать о хорошем, как тут же накатывает вал негатива. И хорошее отпадает вместе с мечтой.
Я уж начинаю думать, лучше бы всё поскорее закончилось. Умер бы хоть кто-нибудь из действующих лиц, включая меня.
Зачем всё это?
Зачем мне в себе провоцировать ярость?

Я не пойду за людьми. И ни о чём с ними договариваться не буду. Это дорога в никуда.
Для меня есть только мой путь и те, кто сам пожелал ко мне присоединиться.
Любая попытка приспособиться к ситуации, как это было 20 лет назад, меня уничтожает.
И это факт.
В прошлом мои самые обычные желания стали средством нападения на меня. И сейчас подобные желания меня ослабляют. В прошлом я столкнулась с управляемыми безумцами и моей слабостью стало мой желание получить от них объяснения. Что же сейчас я хочу от людей, которые однозначно не появятся в моей жизни? – Я думаю, что они помогут мне изменить этот мир.
Разве их поведение не доказало, что они на другой стороне, что они в одном ряду с педерастом Должиковым? И что поэтому они будут вести себя так же, по-своему, но так же. – Да. Я чувствую давно, граница дозволенного этими людьми пройдена.
Я не хочу искать причины такого их отношения ко мне.

Трудно принимать голые факты без объяснений, но если объяснения невозможны? Если они сами для себя логичны, а ты видишь в них хаос? Как ты объяснишь им ваши расхождения во взглядах? У них на гнилом фундаменте огромный дом и для них не имеет значения, что ты видишь трещины, ведь они сидят на сотом этаже и смотрят в небо. И дело не в том, что ты пытаешься что-то доказать им, а в том, что вы говорите на разных языках и не понимаете друг друга.
Не пытайтесь понять разговаривающего междометиями.
Человеческое сердце очень сильно в своём противостоянии со своей душой, но маленькие жизненные радости не заменяют душу. А боль от её предательства тобой превращают эти радости в сплошную черноту. Потом бывает очень непросто из этой тьмы вылезти обратно на свет.
Да. Они счастливее, чем ты, ибо слепы, а ты зряч. Но их счастье тебя не обрадует, даже если ты найдёшь его.
Да, ты обращаешься к ним, но это не значит, что они прозреют от твоих слов. Обращаться – это ещё ничего не значит и ни к чему не обязывает ни их, ни тебя.
Не надо бежать за теми, кто не принял тебя. Отпусти их. Пусть идут по той дороге, что выбрали себе сами. Ты не сможешь их изменить.
.

8.10.2015г.
Сейчас немного посмотрела какую-то передачу «Звезды» и в отвращении выключила. Удивительно, что программа, базирующаяся на советском периоде вся пропитана антисоветчиной и антисталинской риторикой. И как завуалировано рекламируют свою точку зрения крепкой солженицынско-суворовской закалки! Либеральная гниль обосновалась в чужой стороне, так сказать, заранее опередив противника. Не удивлюсь, если их проплачивают США.
Как они, эти трусливые лживые либеральные шавки, всё-таки боятся ещё Советского Союза! Нет ни одной программы, которую бы они дали противоположной стороне, заткнули собой все дыры, чтобы ничего уже не пролезало. Одна русофобия и антисоветчина в ходу у элитки. Еще и хватает наглости обвинять СССР в отсутствии свободы. Надоело всё.

На работе – холуйское царство беспардонных девок и их покровителей. Конечно, если держишься подальше от них, это ограждает, но глаза-то и уши не закроешь. Сегодня глянула на холуйскую тётку и подумала: «Да что вообще осталось от твоей души и осталось ли что? Вот же интересно посмотреть». Ведь чтобы вот так вот гнить вовсе необязательно бегать с ножом по тёмным подворотням. Мечется, как злобная собачонка, то грызанёт, то хвост подожмёт и завизжит, жалуясь, и всё норовит за спину зайти, чтобы легче было укусить и тут же убежать. И лжёт, как и её покровитель, просто удивительно как. С упоением. Не обращая внимания на то, что говорит. Цели уже оправдывают любые средства. Гляжу и вижу, что для них реально спасение – во лжи.
Как страшно вот так пойти за подонком, даже когда он тебя защищает, а не нападает, пытаясь сломать под себя. По сути, подобное благородство вредит больше, чем нападение. От реального зла хоть можно внутри себя защититься, сохранив себя, пусть даже с неизбежными потерями, ведь ты понимаешь, что это – зло. А как защититься от добра, исходящего от выродка? Он же творит его по своим правилам и навязывает их тем, кого любит. Он же не перестаёт быть выродком по отношению к другим и этого не скрыть. И как быть тебе в этом случае? Надо иметь немалый жизненный опыт и мудрость, чтобы суметь оттолкнуть от себя подобную помощь… А у кого они есть здесь, в этом мире?
Но смотрю я порой и вижу: нет покоя у тётки в душе! Только уже сомневаюсь от чего нет покоя, от злобы на всех или от внутренней борьбы со своей подлостью. Как в чёрном омуте, медленно так, но неизбежно тонет. И никто в этом не виноват, кроме неё самой.
Вот же всё-таки нашли друг друга два моральных урода, чтобы помочь себя утопить…
.

4.10.2015г.
После просмотра фильма 60-х, по-моему, с молодой Ахмадулиной, Вознесенским и прочими, я поняла, почему меня раздражают либералы. Главный герой – такой весь из себя задумчивый непонятно о чём, говорит что-то заумное без всякого смысла и вечно недоволен другими. Доволен ли он собой – непонятно, но всегда мрачен. Ещё не диссидент, но уже и не советский. Да и фильм весь такой тухлый, с такой же начинающейся либеральной начинкой. И с претензией. Не умный, а именно с претензией (на отсутствующий ум)…
Все эти их поиски себя – сплошная фальш и пустота. На их фоне советские ещё люди, которых они тонко так чморят, выглядят цельно и положительно со своими внутренними принципами. Даже без веры. А этих «избранных» могла бы облагородить вера (хотя вот РПЦЗ и иже с ней вера не помешала примкнуть к фашистам и что-то их не облагородила), но её-то у них и нет. Потом, когда это станет модно, появится и уйдёт в ту же крайность – в пустоту. Они и Бога пережёвывают под себя и если что в Нём им не подходит, не ищут в себе причины несоответствия, а тут же Бога отвергают. Им не интересен Бог, потому что, по большому счёту, не нужен. Слишком труден этот путь, требует честности, терпения. «Золотая» молодёжь гниловата уже в советских 60-х – разочарование, тусовки, шматьё, многоречивые разговоры о поисках себя, без самих поисков.
У них ничего нет, кроме огромного эго.

А сегодня такие же «избранные»? – деньги и всё сопутствующее, секс, убийства запросто, наркота и алкоголь.
Почему-то все поиски себя подобной элиты общества ведут только к глобальному разрушению. Достаточно посмотреть их фильмы, чтобы проследить траекторию их падения. От советского воспитания до сегодняшнего капитализма. Да, именно фильмы ярко показывают их направление движения. Потому что эти люди одни и те же – и в 60-х, и сейчас. И хоть они и лезут вперёд, объявляя себя единственно думающей частью общества, у них за душой только деградация. Это весь смысл их жизни. И у них никогда нет Бога.
Но они почему-то упорно тянут за собой, настаивая, что именно их путь познания себя единственно верный… и страшно злятся, если с этим не соглашаются.

Я тут вспомнила одного американского «гения» - полного инвалида, такой из себя думающий овощ с перекошенным лицом на инвалидном кресле, но с семьёй и очень ценный. Он доказал, что Бога нет, и это, с его точки зрения, его высшее достижение. И теперь, после этого достижения, он несёт на публику всякую хрень. А я гляжу на него, на его ум в физической немощи, и думаю, что мы немного похожи. Что вот мне судьба дала плохую фигуру – почти основную причину моих комплексов и моей замкнутости. И я свою замкнутость направила на поиски Бога – и нашла Его. Мои недостатки отгородили меня от многих соблазнов. Ведь будь я для себя покрасивее, я бы вела себя совсем иначе. И я бы точно не стала искать Бога так, как искала. Я это знаю, потому что знаю свои слабости. А у него, можно сказать, одна голова – и всё. Будь он здоров, скорее всего, он вообще не думал, а просто жил бы, как все. Сколько возможностей ему дала судьба для поисков Бога! А его внутренний мир переполнен эгоцентризмом. И даже вопрос: «Почему я такой. За что и что дальше?» - у него лишь сводится к физиологии. Он немощен, но то свободное для мысли время, которое дала ему его немощность, он направил куда-то в абстракцию. Он не познал себя, ему это было почему-то неинтересно. Он самодоволен до крайности и душа его молчит. И искал он не веру и Бога, а Его отсутствие. Причём весьма целенаправленно. И нашёл, что искал, потому что иначе и не бывает. И родился ведь в свободной Америке, а не в атеистическом СССР!
Что ему мешало? – Его устроенность в жизни и карьера?
Чтобы искать Бога надо иметь мало денег, чтобы не было отвлекающих соблазнов. Кроме того, деньги привязывают к этому миру сильнее самых крепких верёвок, что ещё страшнее, ведь вдруг мир не прав? - И полное отсутствие рядом подхалимов, чтобы не бояться своих ошибок. Это именно то, что нас различает с этой «думающей головой». И что, по моему мнению, превратило её (его) в идиота. Потому что он имел всё, чтобы найти, я так думаю о нём, но искать не стал.
Выходит, что так…

Кстати, этой же самодовольностью мне неприятен Никита Михалков, хоть он и патриот, верующий и не живёт в Америке. Его «барчуковость» выпирает и мчится впереди него. Он – антисоветчик и не удивительно. Из этой «золотой» молодёжи. Но как может о социализме судить барчук, имевший более, чем всё? Он, видимо, совершенно не понимает, что он не советский человек, им никогда не был и при социализме не жил никогда в своём блатном оазисе. Хорошо, пусть СССР – это плохо, это сплошная ложь. Тогда очень интересно, куда направляется он, этот господин Михалков, для себя честный, порядочный и весь такой российский? Может, он придумал что-то иное, новое? Да ни фига, кроме монархистских бредней. Дайте нам царя – и мы заживём. Слышали такое – и не раз. Да только когда это жили хорошо при царях? Разве что только в михалковских оазисах с нужными папами. Ведь при царе он мыслит себя в его свите, не меньше, а не на задворках общества без блата и протекций.
Царь – это большая лотерея. Настолько большая, что хорошие руководители там практически не появляются. И при этом полное отсутствие ответственности, потому что если ребёнок сам по себе труслив, закомплексован и падок на лесть, то никакое воспитание не сделает из него вождя. Так, моська, волею случая занесённая на гору, так и будет всю жизнь пыжиться, пытаясь изобразить из себя льва. И особенно, если ребёнку и не дано этого, и от начала он ведомый, а не ведущий.
Какая же это ответственность – ставить во главе государства холуя только по его «элитному» рождению? Чтобы приблизить обычную буржуазную революцию? Холуя ведь даже незначительная власть уничтожает, превращая его в шизофреника, а тут под ним оказывается целое государство! И откуда у подобных «мечтателей», иногда довольно прозорливых в остальных людях, такая уверенность в исключительности обыкновенного человека только потому, что он – царь? На что они опираются в своих выводах? – На мечту о себе на царстве? А то я тут неожиданно заметила, что всех их объединяет огромное самомнение, медленно и верно превращающее их в напыщенных индюков без мозгов.
Это так обыденно – видеть счастье и свободу там, где нас нет, причём без всякого логического обоснования своих стремлений. В бегстве за такой мечтой монархию свергают ради свободы капитализма. А затем, насытившись капитализмом, некоторые снова начинают мечтать о свободе монархии. Вот придёт царь-батюшка и принесёт с собой для всех сладких ватрушек! - А потом вдруг оказывается, что и не для всех, и совсем-то не сладких, да и вообще, если приглядеться, ничего и не принёс. И так без конца, повторяя одно и то же и в упор не видя этих повторений. А в сущности ведь ничего и не меняется. Остаются и люди одни и те же, что с царём, что без него, и их жизненные правила – законы джунглей! Попробуй у Михалкова отнять хоть что-то из того, что он считает своим. – Так он загрызёт любого, объявит войну посягнувшему на его собственность. И в борьбе за правое для него дело даже не оглянется на свою интеллигентность и Бога. Я уже не говорю о других, менее интеллигентных, верующих и патриотичных, потому что такие – все. Собственность – это свято! Это и есть их алтарь, их бог и их царь, а вовсе не монархия и фантазии о ней, в которые они прячут самих себя. Именно поэтому и получается, что такие вот «мечтатели» ради исполнения своей мечты готовы на любую подлость, принимают любой подлог и ложь, если она соответствует их мечте и приближает её исполнение, как-то незаметно чернеют и становятся скользкими и фальшивыми до отвращения. Закон джунглей – это ведь и их закон, свободный выбор их сердец. И они уподобляются либералам с их патологической лживостью и агрессивным неприятием оппонентов. Таким уже истина не нужна. Им нужна мечта, причём любой ценой. И таких, как Михалков, вроде неплохих, но всё равно уходящих в Сумрак, чтобы пропасти в Ночи, вагон и маленькая тележка. Всех перечислять бессмысленно.
Деньги – они такие. Если не уничтожат, то извратят полностью.
Да и власть - она такая же, скользкая и опасная, особенно когда даётся по блату и не тому, кто её может нести. А нормальный человек сам почувствует, когда её нужно снять. Потому что если власть стала в тягость, как бы хорошо ею до этого не распоряжались, если её вовремя с себя не снять, она или уничтожит личность, или просто убьёт.
Странные вещи я пишу… пишу о том, что меня уже вообще не трогает.

А в этом мире Бог – это, оказывается, такое немодное направление поисков себя… Прямо полный отстой. Надо, оказывается, искать что-то более осязаемое…
А я не хочу.
.

29.09.2015г.
Не хотела писать подобные слова, считая, что это не мои проблемы, но уж очень мне неприятно было всегда это мусульманское побивание камнями Дьявола. Какая-то чрезмерная человеческая гордыня вылезала здесь вперёд, вместо Бога, хамская гордыня безмозглого гоблина с Дьяволом в душе, давно и прочно там поселившегося, но мнящего что-то о себе и своих силах.
Так и хотелось сказать этим глухим слепцам:
- Изгоняйте Дьявола из своих душ, двери для него в ваших душах открыты нараспашку, как для самого дорогого гостя. Ведёте себя, как скоты, даже на вашем хадже. Кто-то падает под ваши ноги, а крик о помощи не слышите. Как по команде должны были остановиться, если Бог в душе, ведь ради Него всё это действие или нет? А вы на чужие головы лезете и топчете их.
Дьявола они, видите ли, побеждают таким образом.
Тьма – это вторая, не менее важная, половина Жизни, без которой её и быть не может. И не вам судить о правилах, не вами созданных. Не открывайте свои души для зла, для человеческого эгоизма, уничтожающего всё живое вокруг, как саранча, и тогда и Дьявол не появится в вашей жизни. А если всё-таки открыли для него свою душу, то и не обессудьте. На то он и Дьявол, чтобы перекрыть вам, падшим, все пути к Свету и в конце концов уничтожить. И удалить его из души будет уже гораздо сложнее, чем впустить.
И ещё: не земля делает человека, а человек – землю. И человек может, в содружестве с Дьяволом, конечно, превратить самую благодатную землю в Чёрную дыру, сочащуюся кровью. Как Иерусалим стал вместо города городов лишь памятью о величайшем Предательстве и Убийстве, а Израиль – вместо земли благодатной стал реальной Чёрной Дырой. И будет ею, пока хоть один иудей будет находится на этой земле.
Не ищите Бога на земле, какой бы прекрасной она не казалась, ни в земле, какие бы могилы в ней не находились, ни в небе. Бога там нет.
Бога можно найти только в своей душе.
Или не найти.
.

28.09.2015г.
Выходной у меня.
Ночью, когда я объясняла себе, как трудно избавиться от человечности и что не моя вина, что я зависла в своих обращениях к людям, я сказала:
- Щедрость по отношению к неблагодарным избавляет от человечности лучше всего.
Я увидела себя одиноко стоящей, но рядом со мной КТО-ТО был, и вдруг – раз – исчез. А я думаю, я не боюсь. Со мной моя вера и мой Бог. И тогда тот, кто исчез, сказал:
- Ты уйдёшь внезапно. Ты не успеешь даже попрощаться.
-Но я ответила:
- Хорошо. Я не боюсь и этого с моим Богом и верой.
И тогда я осталась одна.
Смотрю, я стою недалеко от какого-то тёмного входа. Знаю – там люди. И туда потащили огромный ящик. Но думаю: «Мне безразлично, что в нём. Пусть тащат». А раньше бы побежала смотреть, контролировать, вся в опасениях, что людям замыслили сделать зло.
Стою. Ещё что-то произошло у входа, забыла уже. И снова безразлично позволила этому произойти. И безразличие моё – как в кулаке сдерживаемые чувства, контролируемые. Но принимаемые.

И ещё размышляла над мусульманами. Что они зависли в своём развитии. Остались в средневековье. Что в начале ислам был прогрессивен, а затем в него что-то внедрилось. Как инквизиция в христианство, и он остановился. Жизнь идёт вперёд, а они не меняются.

Слабо уже горит огонёк. Если ему не мешать, погаснет сам.
.

27.09.2015г.
Иногда я так думаю о людях: неужели с ними так плохо? И всегда эта мысль меня шокирует. Хоть я и доказываю это себе постоянно, но слова, даже мои собственные, воспринимаются мною же крайне плохо. Разум знает, холоден и уверен в себе, а чувства отстают. Не воспринимают так всё быстро. Не хотят верить даже реальности. А кажется, чего ещё доказывать себе без конца одно и то же?
.

24.09.2015г.
Шла сегодня домой с работы под впечатлением разговора с коллегой из другого музея. О нынешнем подборе начальников. И была в ужасе от раскрывшейся картины: холуи продвигают холуёв, каждый следующий хуже предыдущего, профессионалов не любят. Да их и не остаётся при таком отборе. И, главное, проворовавшиеся чиновники, вот такие вот протеже, благополучно избегают уголовной ответственности.
Шла и думала, сколько времени осталось России, пока не уйдут последние из СССР? Когда останется только вот такое быдло? [Заодно вспомнила и дочь Пескова – эту русофобскую курицу с секретарскими мозгами, не более, но которую открыто так, ничего не стесняясь, поставили на руководящую должность, на которой она и прославилась, что очень ярко характеризует всё её окружение]. И остальных подобных деток-холуёв, проталкиваемых на все тёплые места. А для нормальных людей не остаётся ничего, даже близко не подпустят подобные.
Думала о том, что для патриотизма нужен стимул. И стимул этот – не деньги. Что рано или поздно все произошедшие победы забудутся и опять вернётся бабло на первое место. Как в 90-х годах.
И за этими думами вдруг приоткрылся уголок покрывала и оттуда выглянула Жуткая Чернота. И тут же всё опять закрылось внешней картинкой. И я подумала, вся сжавшись, что вот так дают мне увидеть реальное положение дел и тут же скрывают его.
Порадовалась, что на мой век хватит. А после меня – хоть потоп.
Шла и увидела себя со стороны, мельком, маленькая, быстро уходящая по дороге фигурка. И вроде бы кто-то бежал следом, но непонятно было, догнал или нет. Вроде и нет. А может никто и не бежал, и это только моя навязчивая мечта, что я здесь кому-то нужна… Фигурка перешагнула через что-то и исчезла из глаз.
И вот я шла и думала с какой-то жадной радостью:
- Вот бы так и было! Вот бы так и было! Только уйти отсюда – и больше мне ничего и не нужно.

Мне сегодня исполнилось 47 лет. Старость – освобождает.

А в Мекке сегодня задавили почти 800 человек. Но это для них – счастье. Когда я узнала об этом, я сказала себе: «Это сделано специально. Это – не случайность. Их реально принесли в жертву. Вот только кому?.. И это – не Бог».
Но мне было уже всё равно. В отличие от ещё недавно бурлящей ненависти, жаждущей крови и ненадолго успокаивающейся только после какой-нибудь катастрофы. Что было во мне – то было. Неуправляемая жажда жертвы. И перед Бесланом, и перед цунами, да и вообще смерть возбуждала… Моя ситуация такова, что Тьму я чувствовала очень сильно. Защищаться от всех, противостоять всему человечеству, по сути целиком одержимому каким-то левым бесом, в его жажде поскорее спрыгнуть в пропасть – это было очень сложно... А сейчас – наплевать. А разговоры о счастье быть раздавленным в Мекке мусульманином как-то двусмысленно снимают необходимость сопереживания.
Но всё-таки я совсем не согласна с Кадыровым. Бог забрал – это когда человек сам по себе взял и умер, никто до него и пальцем не дотрагивался. По своей природе. А здесь очевидное жертвоприношение. Человек приносит в жертву КОМУ-ТО себе подобных, причём эта жертва принимается всем его окружением. А насколько я помню, Бог не принял человеческую жертву у Авраама. Конечно, можно оспорить того, кто приносит жертву, ведь если это просто безмозглый поток неуправляемой толпы или плохо, но не специально плохо, закреплённый кран… Убийство – оно всегда убийство. И даже на поле боя убийство возвышает лишь когда жертва защищается от чужой агрессии, а не нападает. И вот у них великий праздник с поеданием баранов и тут же штабеля трупов убитых, и всё это давно вошло в привычку и оправдывается великой радостью убийства человека ради Бога в честь праздника отказа Бога от убийства человека. Логика поистине человеческая!
Двойка с минусом Кадырову за понимание веры. Элементарное в его голове давно перемешалось в кашу. А это значит, что он в шаге от предательства. От предательства Бога.
Ведь нет ничего более простого, чем управлять запутавшимися дураками.
Так что посмотрим.
И ещё одно послание, почему-то именно Кадырову и тем, кто за его спиной.
- Али выбрал Бога и ушёл за Ним, а вы выбрали пустой звук имени, который ничего не значит. Прощай.
.

22.09.2015г.
Несколько дней была под впечатлением вот такой картины:
Огромный поднимающийся Крест на всё небо. И слова:
- Вот Он – Величайший БОГ из мыслимых, БОГ, Величину которого не сможет понять ни один человек. БОГ – Возмездие. БОГ – Палач. БОГ – Мститель. У Него бессмысленно просить пощады. И ЕМУ принадлежат люди. Сейчас поднимется Крест – и наступит Конец.
И дело не в Распятии, ибо никуда уже не денется Распятие, потому что Оно – есть. Не спрячете в карман и не скроете в тёмном углу.
Дело в том, ПОД ЧЬЕЮ СЕНЬЮ вы решите остаться.
И это – ваш выбор.
И ещё:
- Не снимайте с себя крест, пока ОН не позволит вам.

И так я восхищалась Им и ноздри раздувались от возбуждения Его СИЛОЙ.
Пока не взглянула на Него.
На Распятие.
И взглянув, всё в моей душе перевернулось от жалости.
И я поняла, что не принимаю ТАКУЮ цену. Что я не могу восхищаться Распятием. Что надо быть маньяком, чтобы возбуждаться от власти ТАКОЙ ценой. Что я никогда не смогу перешагнуть через своё неприятие подобных жертв. Что все эти гоблины, смакующие Его смерть и восхищающиеся ею – это не моё.

Тогда я обернулась к Живому Христу.
И я увидела, что невозможно идти к Живому Христу без людей. А их нет.

И что мой одинокий путь – единственно правильный для меня путь.

Из записей через год неизвестно какого числа:
Как-то незаметно перешла на «Новое» православие, потому что до сего момента так и не решила для себя, как оно должно относиться к кресту.
Подумала о младенцах… Вот им-то можно напрямую? И чувствую – нехорошо. Какое-то неуважение, бессердечие. Неправильно.
И так ткнулась, и сяк. Нет – и всё. Как пройти мимо Креста, если он есть? Историю не перепишешь, закрыв глаза и не желая видеть, что произошло.
Нет, нельзя войти в «новое» христианство минуя Крест. Нельзя его не принять.

Христианства без Креста – нет.

И по другим дорогам к Христу никто не сможет прийти без креста.

Из воспоминаний через два года неизвестно какого числа:
Я гуляла за Лаврой и опять, в который раз думала о Кресте. И опять передо мной вставал один и тот же вопрос: так должен ли быть Крест в Новом христианстве или нет? Вопрос, на который я уже отвечала тысячи раз, но каждый раз после ответа уходила в глухую оборону. Я его не принимала.
Как можно принять символ убийства? Омерзительного, неправедного…
И опять, после резкого отторжения, поняла и почувствовала, но уже с горечью и какой-то безнадёжностью, что невозможно изменить прошлое. То что произошло – не сотрёшь ни раскаянием, ни слезами. То, что ещё недавно было для меня просто словами, пусть и правильными, но рассудочными, от которых бежало сердце, вдруг стало чувством, которое меня переполнило горечью.
Как отказаться от Креста? Это ведь – неуважение к Христу. Потому что, как бы я не хотела всё изменить, я не смогу завесить шторкой Его распятие, произошедшее две тысячи лет назад. Да это и некрасиво именно по отношению к Нему – делать вид, что ничего не произошло. А именно это и диктует мой резкий отказ.
- Нет. – сказала я себе в сотый раз. – Крест уже не убрать.
Вот так я вдруг решила для себя, и как тяжесть упала с души.
- Но какой же он должен быть, этот Крест, у Нового христианства? – неожиданно спросила я после этого.
И увидела встающий на горизонте Огромный Белый Крест, на высокой такой ноге, с толщиной и без изображения на нём распятого Христа, и он был с маленькими концами на своей верхушке.
И я взглянула на этот Крест и поняла, что это – мой Крест. Что я принимаю его.
- А как же распятие? – подумала я и оказалась в церкви. У Распятия. Я взглянула на него и почувствовала исходящую от него жуткую угрозу: мрачное, страшное, терпеливое ожидание своего часа. «Всё как и раньше. – сказала я тогда себе. - Ничего не изменилось. Но это – не моё».
И ушла из этой церкви.
- Идите сами за своим Распятием. – сказала я людям.
А мне потом пояснили. Коротко. Всего несколько слов:
- Вот так и должен идти человек. От Креста – к Кресту.
.

21.09.2015г.
В моей жизни, как и в любой другой, достаточно привязанностей: к людям, к идеям. И эти привязанности меняют мой внутренний мир, заставляя его ориентироваться на наличие в моей жизни чего-то постороннего, но имеющего для меня цену. От этого многие мои выводы и желания становятся бессмысленными, особенно, если подобная привязанность, за которую я цепляюсь, относится к чему-то фальшивому. Как неосуществимая мечта, например, или неверный вывод.
Всё это очень глубоко проникает в душу, прикрепляя меня не к Богу, а к этому миру.
Я говорю не о комплексах и разных душевных проблемах, от которых легче избавиться, если понимать, как это делается. Я имею в виду более глубокий осознанный выбор, который заставляет меня соотносить мою веру с окружающими людьми. Это проблема людей, которые в разных своих жизнях шли к одной цели, были одержимы одной целью и эта цель объединяет их жизни. Она прилепилась к их вере и стала с нею одним целым. Хорошо, если эта цель истинна, тогда она вере не помешает, но если эта цель не оправдала себя, то она станет огромной гирей на шее такого человека. И будет тянуть его вниз.
Вырывать такой гнойник очень тяжело, но необходимо, иначе он поглотит и веру, и душу.

У меня такой навязчивой идеей, всплывшей в своё время непонятно откуда, была идея исключительности России. Причём эта мысль жила во мне вопреки, а не по убеждению. Я – советский человек, я достаточно знаю историю, чтобы делать верные выводы. Причём я советский человек гораздо более, чем российский – и это уже выбор подсознания, потому что я таковым оставалась во время самого разгульного либерализма с самым открытым и агрессивным враньём, причём без всяких знаний, подтверждающих мою привязанность. Я не интересовалась политикой подростком, у меня были другие цели в жизни. Я была холодна к любой идеологии. Отказалась в училище от места комсомольского вожака, чем вызвала глубокое удивление у нашего комсомольского руководителя. Как их называли? – Уже и забыла. Наверное, это было очень выгодно в то время. И определённую ложь, и несоответствия я тоже замечала в советских учебниках. Но только морщилась – мне было всё равно, я жила тогда только флейтой. Но когда вперёд вылезли все эти свободолюбивые гопники и начали навязывать всем своё мировоззрение – вот тогда я и сделала свой выбор. И просто стала смотреть в эту сторону. Зная, что истина – именно там. Как и моё мнение о Сталине. Я была убеждена в его позитивности и порядочности вопреки всему, и чем больше выливали на него дерьма (а тем демократы и привлекли к нему моё внимание), тем упрямее было моё прямо противоположное убеждение. Я бы осталась при своём в любом случае, просто мне посчастливилось найти в интернете книги о Сталине нормальных писателей, а не проплаченных Западом, которые моему убеждению прибавили доказательств.
Так что Россия влезла в мою создаваемую систему просто ниоткуда и, как говорится, начала путаться под ногами, мешая идти вперёд. Как-то вдруг блеснула идея, как вспомнилась – и всё. Зависла намертво. И отказ от этой идеи вызывал во мне сильнейшую душевную боль, словно я теряла самое дорогое для себя. «Этого просто не может быть. Потому что не может быть!» - вот такие мои собственные чувства вставали у меня на пути. Россия – Царь. Царь – Россия. Вот так во мне постоянно вертелось и никуда не уходило.
Для меня было совершенно очевидным, что Советский союз и Россия – вещи не совместимые, и что Россия закончила своё существование в начале XX века, потеряла свою внутреннюю цельность, сгнила в развившемся неуправляемом хаосе, причём сама. Русская идея перестала в ней существовать и скреплять её народ. И тем не менее: Россия – Царь, Царь – Россия. И так без конца по одному и тому же кругу: Россия, в России трон (именно в ней), на троне – бог. Вот хочу так и всё. По-другому и не скажешь, насколько это было навязчиво и постоянно влезало во все мои выводы. Стоит мне к чему прийти, и опять они тут как тут и всё сводят на себя. Каждый раз, после каждого своего вывода, мне надо было себе доказывать, что это не так. Как наваждение какое-то.
Когда я окончательно устала от этой борьбы, только тогда я начала подозревать, что эта навязчивая идея – не моя и что мне нужно от неё избавиться. В этом случае мне легко было отделить своё состояние веры в Россию от обычной себя, оно было очень сильным. И как-то так получилось, что выделив его, я к нему и обратилась. Именно обратилась к нему, потому что раньше я всегда отодвигала это чувство на задний план и мои новые знания на него совершенно не действовали. Не убеждали, словно их и не было. А тут я вдруг, ни с того, ни с сего обратилась к чему-то в себе, болеющему Россией, и очень просто объяснила свою позицию, без былой враждебности, даже с сочувствием, объяснила словно себе ещё раз, почему эта идея изжила себя и попросила его, неизвестного мне человека во мне из чужой уже жизни, или даже, возможно, не одного, не важно, эта идея заставила их объединиться, уйти и не мешать мне. Потому что Россия – умерла. И я почувствовала внутри себя, что он согласился с моими доводами, поднялся и ушёл. Он перестал пытаться доминировать, влезать в мою жизнь и пытаться вести меня по своей дороге. И Россия ушла вместе с ним. В один момент. То, что долго не давало мне идти вперёд, исчезло, как и не было, забрав с собой всю боль от несбывшихся надежд.
Это было так удивительно, это освобождение…

Если относиться к таким подобным идеям неосознанно, не пытаться их анализировать, не пытаться понять почему они настолько сильны и насколько они соответствуют вере и Богу (идут ли за Богом или хотят подмять веру и Бога под себя), то избавиться от них невозможно, ибо за ними стоит прошлое человека, совсем другие люди, уже чужие и незнакомые, но с которыми у него сохраняется сильнейшая связь. И если они были сильнее настоящего, избавиться от их заблуждений будет невозможно. Они обязательно увлекут за собой.

Гораздо тяжелее мне сейчас избавляться от другой навязчивой идеи – спасении людей. Я без конца доказываю себе бессмысленность и безнадёжность всей моей затеи, я открываю себе глаза на людей, я показываю себе их пороки и болезни, я говорю себе, что их невозможно сдвинуть с места, что они неблагодарны по сути и их уже не изменить, что вот всё, что я сейчас делаю – не даст никаких результатов. И только маленькими-маленькими шажками отвоёвываю себе место в своём сердце. Чтобы не чувствовать уже гигантскую потерю, несоизмеримую ни с чем. Чтобы оставить людей, выбравших свой, совсем другой путь, не мой, идти своей дорогой и больше не вставать у них на пути.
Да, это навязчивая идея. От неё непросто избавиться, потому что я не хочу просить незнакомца внутри себя уйти, как не хочу ему ничего доказывать. Я это понимаю. Я к этому ещё не готова. Я специально растягиваю время, уходя от нужного мне решения.
Да, я позволяю себе мечтать, потому что пустые несбывающиеся мечты – это лучшее лекарство от иллюзий.
Да, я всё равно уйду. Избавлюсь от неё – и уйду.

Но в целом, вся подобная борьба во мне происходит по одному сценарию: я прошу у Бога сил избавить меня от подобных мыслей. И не просто прошу помощи, но и делаю, что могу. Собственные доказательства, повторяемые многократно для себя, видимо, сами создают в моей душе нужное обращение и мне не приходится заниматься самокопанием и отделять свои болевые точки. Просто я знаю, что они есть и что пренебрегать ими нельзя. И тем более, запрещать себе какие-то мысли без доказательства причин запрета.
И такая моя свобода уже ясно показывает, что многие идеи, которые крепко держали меня ещё недавно, уже раздражают меня, или совсем стали безразличны. А их яркие возбуждающие картины, которые их неизменно сопровождали, потускнели и стёрлись. Это и есть настоящее освобождение.
А вовсе не способ запретить себе что-то, задвинуть в дальний угол волевым решением и периодически ощущать, как ты слаб, и как это продолжает довлеть над тобой, опять захватывая твой воображение с неослабевающей силой в самые неожиданные моменты. Вот, казалось, всё, победил сам себя – ан нет… Вдруг взяло и вылезло.
Я так не хочу.

Вот и получается, что грехи неизбежно топят, что горбатого могила не исправляет и что с чем человек умирает, то в нём впоследствии и проявляется. В новом рассвете. И если даже положительным людям тяжело избавляться от навязчивых мыслей, то что говорить о гоблинах. А навязчивой может быть не только абстрактная идея, а и что похуже и примитивней… и совсем даже не случайны на этом фоне притяжения идей, когда один крепок и не восприимчив ко лжи, а другой с радостью её принимает. Даже если и чувствует поначалу враньё, всё равно принимает. Просто потому, что не может не принять, так она ему вдруг становится близка.
.

19.09.2015г.
Неблагодарность – сжигает душу. Она очень опасна. И потому не случайны слова, которые мало кто из нормальных людей понимает и выполняет: Не мечите бисера перед свиньями! Да, не пытайтесь объять необъятное, а упорствующие в своих заблуждениях люди – это самое необъятное из всего сущего. Не только жизни, но и смерти не хватит, чтобы их переубедить. Они никогда не поймут, на какие жертвы приходится идти тем, кто захочет их спасти. И ответят самой чёрной неблагодарностью на проявленное добро. И неизбежно попытаются укусить руку, протянутую им для помощи.
Да, понимание приходит с опытом. Не столкнувшись сам с подобной неблагодарностью, человек не имеет права судить о ней, и в этом великая разница между человеком и гоблином, и великая тайна этих новозаветных слов. Гоблин ожидает ответную неблагодарность заранее, наделяя ею всех подряд и соответственно и ведёт себя, предполагая предполагаемое нападение уже свершившимся. Для гоблина все люди, кроме него и таких, как он, изначально свиньи. И он поспешит вытереть о них свои ноги. А человек сначала смиренно постучится и разложит свои дары, и только потом может уйти, не оглянувшись. Для человека другой человек становится свиньёй только по результату реального общения с ним.
Поэтому я не жалею о негативном опыте. Он раскрыл мне глаза. Он позволил мне увидеть тех, к кому я упорно и бессмысленно стучалась в дверь. И он позволяет мне опереться на эти слова, чтобы уйти от свиней.
Я вижу впереди войну.
Я её не видела раньше, когда я смотрела только на свой путь и верила, что у меня есть союзники. На моей дороге не было Третьей Мировой войны. А сейчас я её почувствовала.
Те силы, которые её вызывают – неуправляемы. Это как война в Ливии – пока они не победят, их уже не остановить. И не важно, что они достигают своей победой. Цель – уничтожить Свет. Пусть даже вместе с собой.

РАСПЯТЫЙ хочет войны. Значит – ей быть.

Я сейчас чувствую себя третьей враждующей стороной в зарождающейся войне. Сейчас она тлеет, набирает силы для наступления. С одной стороны Россия, с другой – США. Казалось бы в борьбе, где США выступают в качестве тьмы, их противника должно представить светом, но, к сожалению, позиция России до света не дотягивает. Она выбрала себе дорогу где-то в сумраке, как бы не с тьмой явно, но и уходить от неё, привычной, уже, видно, не хочет…
Да, у России есть Путин с его точечными победами, почему-то не решающийся идти до конца, а сделав шаг вперёд тут же останавливающийся и начинающий топтаться на месте. Такая позиция проигрышна уже по своему желанию сесть между двух стульев. Рано или поздно он проиграет, потому что она рассчитана именно на то, чтобы тянуть время, а не реально противостоять. А время нельзя тянуть бесконечно – это стратегия временная и выбирается для достижения определённой цели, а не ради себя самой. И если раньше, в начале пути, я реально хотела его сдерживать, то теперь вижу, как он упускает своё время. Причём везде.
Да, у России есть православная церковь.
Только веры нет у людей. Настоящей. А не такой, которая заставляет человека уйти в свой кокон, отгородившись от всех или семьёй, или общиной, или своим внутренним миром. Люди устали от своих разочарований, в том числе и в вере. Она ничего не даёт в существующем варианте: ни справедливости, ни человечности, ничего… Даже Бога очень часто в ней не найти. Такая вера не поднимет народ на борьбу. Она даже жить уже не помогает, потому что ею не руководствуются в жизни. Вспоминают, так, периодически, а живут по другим правилам.
Я не вижу у Кирилла силы повести за собой людей. Я не верю этому человеку. Какое-то время он явно хотел пристроиться на моей шее. Не удалось. На том мы и расстались…
Пусть же идёт своей дорогой и ведёт за собой своих последователей. Без меня.

Вот так я и оказалась третьей стороной в конфликте. И не с США, и не с Россией.
Сама по себе.
И, кстати, это не так уж и плохо – иметь смелость шагать своей дорогой, с Богом в душе, пусть и не таким, какого сочинили себе люди, со своим Богом в душе, наперекор всем течениям и ветрам, с Которым я и хочу поделиться со своими близкими.
И считаю, что гораздо хуже идти за каким-нибудь самодовольным бараном, с отчаянием ощущая, что тебя, вместе с бегущей вместе с тобой толпой, ведут не туда. Но уже не зная, что с этим делать.
.
.

18.09.2015г.
Включила как-то видеоролик об одной православной провидице, уже умершей, не помню уже какой. Чтобы послушать, что она там говорит о будущем. Там зачитывались её слова о Кресте – именно о Распятии - что-то такое, что он будет стоять вечно и прочее. И было в её словах столько не просто ярости – открытой злобы, что я не смогла эти слова дослушать до конца. Прямо волна черноты обрушилась на меня, реальной чёрной ненависти, и я прервала монолог. Я подумала тогда, как легко можно зло поставить во главу угла и как просто таким образом отвернуть человеческий взгляд от Бога. И всё переворачивается с ног на голову. И Тьма объявляется Светом, а Свет – становится Тьмой.
Я помню, как постепенно уходила. Далеко ведь не сразу я всё это начала чувствовать. Помню, зашла в Лавре в церковь зимой, специально, чтобы проверить свои чувства. Там Распятие занимало центральное место. И вот глядя на Него, я вдруг впервые почувствовала, что бури, ещё недавно бушевавшие во мне, затихли, и черта проведена. А ещё недавно я ощущала песок под Его ногами, я ощущала Его свободные одежды, меня переполняли боль и горечь, я не могла даже глядеть на это Распятие. И вот теперь я почувствовала всем сердцем: Он стал спокоен и просто ждёт. И была в Нём уже какая-то терпеливая угроза, которой раньше не было, и она заполняла воздух в той церкви. А под Ним сновали люди и ничего такого не видели и не чувствовали. И это тоже я тогда отметила – их неведение.
А затем было венчание одного моего знакомого. И опять мне были интересны именно мои впечатления, потому что с этими мыслями я и вошла в церковь вслед за всеми. В этой церкви не было Распятия, но Кресты распятия были повсюду: на кованой решётке, на аналое, на груди молодого священника. И вот тут уже, глядя на них, я почувствовала уже ужас, который накатил волной и исчез, потому что от всех этих Крестов-распятий так и шла реальная угроза. И я подумала: я вошла в дом Чужого Бога.

Теперь я начинаю понимать, почему Он сказал мне, что в конце уйдёт от меня ждать своих, оставив меня Отцу. Религии моей нет, а всё вокруг – это разборки Бога с людьми, которые не понимают и, возможно, и не поймут никогда, что Одна Личность Бога может находиться одновременно с двух сторон от них: Живой Христос и Распятый.
И я не хочу принимать участие в этих разборках.
Меня вообще начали пугать люди с этой стороны.
И эти мысли: Они опасны! Они опасны! До них нельзя дотрагиваться!
Только удивляюсь, как я вообще написала свою книгу??? Пусть не напрямую, а через письма, но без конца дотрагиваясь до них и произведя тем целую бурю, клубы от которой до сих пор ещё плавают вокруг меня.
.

17.09.2015г.
В этом мире очень часто смерть приходит именно вовремя, не давая совершиться самому худшему на пути человека, если он до рождения понял, что другой возможности противостоять будущим обстоятельствам у него нет. Чтобы не навредить ни себе, ни другим. Конечно, если у него было достаточно веры.

Не нужно смерть отвергать за глаза.
И предъявлять ей претензии.
Так, для себя напоминание…
.

14.09.2015г.
Моя жизнь – странная штука.
Было время, когда меня тревожило моё одиночество и мне хотелось избавиться от него. Но не любой ценой.
И я потратила годы на то, чтобы узнать, почему на меня напали (по моей, конечно, версии), что нужно было этим людям и, главное, почему мне было дозволено в обращении к своим адресатам то, что не позволялось другим людям. Ведь именно этот факт и убеждал меня в том, что я для них что-то значу. И что книга моя тоже имеет для них значение.
Наверное, это и было моей ошибкой.
Ведь я столкнулась с очевидным управлением других людей, которые, кстати, принимали это управление над собой и при этом отказывались его открыто признавать. Не нужно мне было искать причины этого, достаточно было признать факт того, что с подобными людьми невозможно общаться. И вычёркивать из своей жизни людей, в которых проявлялась это неадекватность.

Бывает в этом мире так, что подвох заключён уже в одном желании разобраться в постороннем человеке. Не в себе и своей реакции на нападение, а в каком-нибудь дегенерате, с яркой надеждой, что это знание его, этого дегенерата, изменит, вы с ним найдёте общий язык и он станет другим. И начинается тут бесконечное в своей бессмысленности копание в чужой грязи, отодвигая при этом с глаз очевидное – его поведение дегенерата и его отношение к тебе самому. И в результате ты получаешь лишь знание о том, что логика его поступков так и осталась тёмным лесом, а погружение в чужое скотство, вместо ясности, тебя лишь совсем запутало. Да так что и свет исчез. И вместо одного дегенерата вокруг появилась их тьма.

Я не запрещаю себе смотреть в обе стороны, поэтому создаю для себя одновременно несколько вариантов путей, в том числе и последний, минимальный, для своих. С главным уже правилом: люди, которые после моего обращения к ним, повели себя, как фрики, никогда не изменятся и не изменят своего отношения ко мне.
Я не жалею, что в своё время выбрала Путина и что ошиблась в выборе. И рада, что могу уже для себя это признать.

Одиночество не всегда ужасно. Иногда это вполне сознательный выбор.
И я не понимаю мудреца из старой притчи, которого предупредили об отравленной воде, питьё которой делает людей сумасшедшими, и он остался один среди толпы напившихся безумцев, но не выдержал одиночества и через несколько дней добровольно напился отравленной воды сам. И тоже стал безумным.
Видеть – это великое счастье. Иметь в душе Бога, даже если Его не принимают окружающие, это уже не одиночество. Я не хочу ради радости сомнительного общения с сомнительными личностями становиться сумасшедшей в толпе безумцев, чтобы получить в ней возможность быть одной из многих.
Я не хотела бы прожить ещё раз жизнь здесь, быть ещё раз доверчивым ребёнком, чтобы в этом мире правящих олигархов по капле узнавать, что такое зло. Мне жаль существующих детей. Но я ничего не могу сделать. Это - не мои дети. И с облегчением отхожу в сторону.
Я заслужила своё право на одиночество.
.

13.09.2015г.
Решила восстановить тут одно своё видение. Я ведь не всё записывала в книгу.
Я писала о падшем ангеле, в отрывке для себя. О том, как он появился из ниоткуда вместе с людьми, не зная, кто он. Как и к нему приходил Бог людей, чтобы дать правила жизни и показать, как ему не потерять Бога. Как падший ангел не поверил Богу людей, потому был, по сути, атеистом. Как он не захотел жить по данным ему правилам. Как он пытался пролезть к людям и не мог, и страдал от одиночества, потому что его мир был отделён от мира людей. Как нашёл у себя удивительные таланты запускать в человеческий мир сети и ловить в них людей, чтобы управлять ими и жить в них. Тогда его чувства пойманные ощущали, как свои. Как он поклялся противостоять Богу людей, который не приходил к нему больше после его отказа подчиниться, чем очень его обидел. И как планомерно проник практически в каждого человека.
Это получилась красивая сказка и она мне понравилась. Я её тут коротко изобразила.
И была одна нерешённая проблемка – откуда он взялся, этот бес, этот плагиатор, замаскировавшийся под Дьявола?
И вот возник новый образ и я сочинила новый эпизод.
И в этом эпизоде Сидящий мне рассказал об удивительном народце – не людей, хоть на них и похожих. Благодаря которым физическая жизнь именно живёт, двигается. Именно они заставляют Бытие жить, создают каждого человека в каждой его секунде, меняя вокруг него образы проходящей реальности, именно благодаря им двигаются атомы и живёт Вселенная. Благодаря им человеческий мир именно живёт, потому что, откровенно говоря, от чего бы это ему жить, если в нём, кроме сознания, больше ничего и нет настоящего. Ведь и иллюзию, созданную для людей, даже идеально просчитанную и созданную, должен же кто-то оживлять со стороны. Эти миры не пересекаются: мир людей и мир Технарей, ибо мир людей находится внутри мира Технарей. И они прекрасно знают, кто они и зачем созданы. Просто за каждое, совершаемое в человеческом мире действие, есть ответственный, которому дана индивидуальность, пусть и не такая закрытая, как у людей. Просто они созданы с разными конечными целями.
И я увидела этот народ, стоящим на коленях перед Сидящим, как и люди перед Живым Богом, с опущенными, как и у людей, лицами.
И мне так понравилось увиденное, что я впала в экстаз и стала восхвалять Сидящего. И пока я Его восхваляла, я увидела краем глаза, как Он под мои слова, как по полукругу, какими-то рывками, от меня стал удаляться. И вдруг исчез. И всё. Осталась пустота.
И тут же кто-то съехидничал, сказав, что я занялась какой-то совершенной фигнёй и, видно, мне больше нечего делать. И тем не менее я какое-то время думала о новом народе. С восторгом.
Так вот почему так сложно устроен Бог! И откуда падший ангел. И так меня этот народ стал затягивать, настолько сильно, что в какой-то момент человеческий мир исчез для меня, перестал существовать. Вместе с Живым Богом. Но стало так неспокойно на душе, что я подумала-подумала и вычеркнута этот эпизод из своей сказки. И долгое время и не вспоминала о нём, чтобы, как говорится, не будить лихо, потому что я не справлялась с этим притяжением и с непреодолимым, тогда, желанием, с какой-то тоской и упрямством, туда попасть. Я поняла, что раз я только человек, я смотрю на Человеческого Бога. Мало ли чего мне там видится… И буря в моей душе утихла. Я обратилась к Живому Богу и Сидящий вернулся. А так Он не возвращался, напрямую.
И Сидящий сказал мне об опущенных головах, что это символ, а не действие, как и то, что они стоят на коленях. Не показатель холуйства, а выбор сердца. Символ того, что индивид сам себя укрощает, ставя Бога главным в своей жизни. И лица у них опущены потому, что если взглянуть на Бога глазами, то сознание не выдерживает увиденного и впадает в словоблудие. А Бог не любит пустых слов. И уходит.

Через какое-то время после этого я думала о двух своих знакомых, попавших, благодаря своей дурости, в неприятности. И вдруг почувствовала разницу с прошлым моим отношением к ним. Если раньше я мысленно, и не только мысленно, если была возможность, говорила целые монологи, пытаясь объяснить им их ошибки, то теперь ощутила, что к ним обращаться бессмысленно. Вот им где-то чуть за 30, а они уже не перевоспитуемые. Они, может и выслушают меня, непонятно о чём при этом думая, но они не только не захотят себя менять, они сознательно не станут этого делать. Они убеждены в своей жизненной правоте.
Естественно, я тут же ушла в старую для себя тему – стала тут же с интересом и упорством искать выходы в этой безвыходной ситуации. И говорить себе, что чтобы их спасти, они должны иметь в запасе хотя бы одну жизнь. Время для неё. Потому что в этой жизни, по большому счёту, они ничего уже с собой не сделают. Ничего кардинально не изменят, так, по мелочи, больше будут приспосабливаться к новому, не замечая этого, а не меняться. И таких – все 7 миллиардов, это только живущих. А иных – хорошо, если миллион наберётся, вместе с мёртвыми. Что если бы пришёл Христос, так, на год-полтора, то мало бы кого Он смог бы увести за Собой. Даже силой своей веры и силой Своего Духа. Мёртвые души – уже младенцами – эгоисты и дураки, при нынешнем воспитании, не воспитывающем, а развращающем ещё больше. Не искореняющем недостатки и слабости, а укореняющем их ещё сильнее в их душах. Как обычно потом подумала, что для этого Он меня и послал, да вот меня и не встретили... Вернее, встретили так, что можно и не продолжать… Хотя, конечно, миллион – это не тысяча. Я ведь неожиданно для себя нашла родных и близких мне людей! Возможно, мне получится помочь некоторым из них и, значит, я пришла не напрасно.

Вернувшись потом к этим двум знакомым, я увидела странную вещь: обычно людей я представляю свободными, у них под ногами обрезано – они могут идти, куда хотят. Они – сами по себе. А здесь я увидела в их нижней части, как продолжение, тёмную кочерыжку, конец её расплывался и исчезал, поэтому я так её и назвала. И она, эта кочерыжка, их двигала туда-сюда. Словно это не они двигались. И они были уже совсем не сами по себе.
И я подумала очень резко:

Что я с такими не общаюсь. Что они отрастили себе непонятно что, что, ведь если долго и упорно бить в одну точку и не то вырастет, и теперь, при жизни, и убрать это полностью не смогут. Вот не смогут. Даже если моя религия появится – будут бороться, но полностью это в себе не победят. Не по силам. Недостатки и грехи, закреплённые привычкой, становятся невидимыми и непобедимыми. Отрастить легко это приобретаемое именно жизнью качество, при особых предрасположенностях, а убрать невозможно.
Поэтому именно для таких людей так важно иметь время.
К таким людям моими словами не обратишься – они не услышат. Я для них – чужак. Они инстинктивно меня отвергают. Я – не из их мира, с которым у них прямая связь. Я – их враг по сути, даже желая добра, я им желаю зла. Я хочу увести их из их Бездны, которая для них роднее родной матери. Я – чужак.

И ещё я долго хотела сказать православным то, что не написала в своей книге:

Что к кому первому приходят – тот первый и начинает. Да, мир сразу повернётся и станет перестраивается, но это длится долго – достаточно, чтобы другие подумали и сделали свой выбор, пока механизм не защёлкнет двери намертво.
А если ничего не делать – мир всё равно изменится.
И что не сможете вы взять с собой православную церковь, она останется здесь, в этом мире.

Но сейчас я чаще думаю, что хорошо, что никто не откликается.
Иногда лишнее знание бывает просто нереально лишним.
.

12,5.09.2015г.
Когда я писала свою книгу я была настолько под впечатлением Бога, что не видела реальность без Него. И мной двигала огромная внутренняя уверенность в том, как и что я должна писать и что делать, чтобы поставленная Цель исполнилась. Мне было всё равно, имеют ли веру мои адресаты и понимают ли они меня. Я знала, что они будут поступать так, как нужно мне и они так и поступали. И я не сомневалась ни в чём.
И так было, пока я не дописала свою книгу, её важный костяк, существующий как-то сам по себе, обособленно, и не пришло время взглянуть на тех, кому я адресовала свои послания. До этого момента я на них не глядела.
Вот тут стало всё меняться.
Мне стало важным человеческое отношение, а не всякая духовная риторика, при которой легко забываешь о себе, и так же легко о тебе забывают все, кто тебя при этом слушают. И воспринимают своё такое дегенератство как должное.
Именно в это время я стала давать книгу кому ни попадя, начиная от своего окружения, что раньше не допускала даже в мыслях, и заканчивая всякими журналистами вплоть до публикации её в сети для всех. И с каждым таким обращением я освобождалась от своих иллюзий. Очень постепенно, но освобождалась. И это было главным в них. Конечно, были и положительные отзывы. Но идеи без действий мертвы, поэтому меня это не окрыляло. Единицы, в целом, ничего не решают, хоть и радует, что они есть, пусть даже для самих себя, а не для моей Цели. Тогда я ещё не ограничилась для себя одними близкими.

И вот, в результате таких действий, я нашла самую главную свою находку – смысл для себя своей книги. Все 20 лет я не понимала, зачем она была нужна именно мне. В ней словно существовали одни люди и их проблемы, а меня и моих проблем не было. А тут вдруг я увидела, КАК МНЕ ВАЖНО ЗНАТЬ ТО, ЧТО ЛЮДЕЙ ИЗМЕНИТЬ НЕВОЗМОЖНО! Что они – в абсолютном своём большинстве – абсолютно не убеждаемые. И что других возможностей узнать это у меня не было – только вот так, напрямую, столкнуться с непониманием, безразличием и открытым отторжением. Вот так обратиться, и не один раз, чтобы не было ошибки, - и получить нужный ответ. И эта находка стала необходимым дополнением к моей ВЕРЕ, погасившим во мне желание идти дальше тем же путём.

Я не буду объяснять, какую революцию произвело в моей душе это открытие.
И как меня оно освободило.
Я просто опишу свои впечатления о некоторых людях и свои несбывшиеся мечты, которые ушли как-то без трагедий и сожалений.

Для людей без веры, прагматистов, живущим только материальным, сама тема моей книги не интересна. Вся первая часть, где я описываю новый мир и правила этого нового мира, держится на сплошных символах, и чтобы их почувствовать, надо знать Библию. И иметь веру, хотя бы маленькую, что нашла я в то время, как писала эту часть, и которой жила. Даже социалистическая идеология, мне кажется, не может пробить упёртый атеизм.
Если начать читать книгу со второй части – в голове, без знаний нового мира, возникнет большая каша, перемешанная с довольно скользким юмором, который вообще не даст ни в чём разобраться.
С другой стороны, если атеисты – люди достаточно образованные и продвинутые, чтобы читать и понять мои нерелигиозные тексты, люди верующие мыслят догмами. За все эти застывшие века у них сложился какой-то свой специфический стиль, немного слабоумный, с моей точки зрения, но который останавливает в человеке всякую мыслительную деятельность. Верующий человек живёт своими маленькими радостями – в очень узких границах дозволенного – и он самодостаточен. Он нашёл для себя истину, по крайней мере, цепляется мёртвой хваткой в то, что есть, и вопрос о пересмотре этого, в своих руках, отвергает на корню. По принципу: лучше синица в руках, чем журавль в небе. Таких людей не сдвинуть с места. Более того, они боятся всего, что считают тьмой. Они бегут от этой тьмы, даже если им объясняешь, что чтобы Тьму не бояться – её надо знать. Хотя бы затем, чтобы не ошибиться в выборе, чтобы Тьма не увела за собой. Слепота здесь – крайне опасна, ведь Тьма любит переворачивать понятия. Это её конёк.

Вот и получается, что атеистам не интересна вера, даже если они согласны с прочитанным, оно их не заденет в нужной степени, а верующие вообще не станут читать мою книгу. И мозги не те, и понятия я использую сложные или страшные, им хватает одного мимолётного взгляда, чтобы это почувствовать (а не осознать).
С этой точки зрения характерен ответ мне одного иеромонаха, судя по всему, лет 30. Молодость, она всегда выпирает. Однозначно немудрый иеромонах, потому что на моё предупреждение ни в коем случае не читать книгу с конца или с середины, кусками, потому что весь смысл исказится, он мне самодовольно ответил, что, раз текст большой, он прочитал только пару отрывков и сделал свои выводы: туфта и бесы. На бесов он нажимал как-то особо, видимо, здесь он был большим специалистом. Ему видней. И эта его напыщенная самодовольность, выпирающая из каждой строчки… Своей книгой я явно дала ему причину внезапно вознестись в облака и почувствовать себя и умнее автора и, конечно, более верующим, чем он. Что он мне и выразил.
И в его ответе для меня отразилась реакция всех верующих – вся наша православная церковь. Ибо как можно говорить с людьми, которые не просто не будут узнавать твою точку зрения, им это не интересно и сложно, слишком много слов, но даже если ты их предупредишь что-то не делать, они всё равно упёрто будут стоять на своём? Они не слышат меня даже в маленьких понятных предложениях, что тут говорить о целой книге. Ну как убедить заблуждающегося, что он заблуждается, если слова уже давно утратили для него смысл и в ходу остались одни междометия?
Вот так тогда я и вывела для себя, что моя книга – не для всех. Для очень немногих.
Да ещё и то, как красиво всё это время звучали белые стихи в голове:

- Ещё не дует нужный ветер из нужной стороны.
И потому ещё не затронута нужная струна в душе у избранных.
Ещё жизнь не изменилась.
Ещё есть время и другие дороги.
Вот когда они все уйдут…
.

12.09.2015г.
Причина, которая подвигла меня начать этот блог – трагедия в Мекке, падение крана на главную мечеть с большими жертвами, ну и небывалое нашествие мигрантов-мусульман в Европу.
Вообще-то мусульманство мне не интересно. Но в той трагедии я увидела очень интересный знак, необычный для меня. Такого ещё не было. Плохой знак именно исламу. За шаг до падения. И вот после этого знака я поглядела на европейское иммигрантское безобразие несколько иначе. И увидела вот что.
То, что Всемирное правительство (именно то, что сейчас диктует свои правила, по-другому и не назовёшь, заставляя прыгать под свою дудку всю Европу) имеет сильнейшее мусульманское лобби. Уж очень бережно они относятся к мусульманам, по отношению к другим религиям, о христианстве я даже и не говорю. Прямо наравне с отношением к педерастам и прочим ЛГБТ-шника. Такое, прямо, невесть откуда взявшееся, уважение к чужой вере – именно исламской, к чужим традициям и правилам. И это там, где уже давно педерасты стоят на голове у остальных. А тут, на тебе – гей-Европу даже менять собираются ради неоскорбления (ни-ни!) чувств мусульманских мигрантов.
И не простых мигрантов – агрессивность явно приветствуется. То есть не тех, кто приспосабливается к чужому обществу, а которые грубой силой меняют это общество под себя.
Словно сидящие наверху МУСУЛЬМАНЕ таким образом пытаются навязать оставшемуся человечеству в лице Европы своего бога, ведь по их мнению больше ни в одной религии бог не сохранился. Веры нет. Где верующие-то? – Одна показуха.
И ислам, который там НАВЕРХУ поддерживается – это ислам неистовый, неуступчивый и злобный. Ислам ИГИЛа и радикальных группировок, а не ислам обычный. Даже разделение его не имеет значения, и у шиитов и у суннитов выбираются именно эти ветви – с совершенно безумным в ярости богом, маньяком, позволяющим уничтожать ради себя и своей истины всё и всех. И ради этой цели их сейчас и стравливают друг с другом: ислам нормальный и ислам злобный, чтобы ислам злобный уничтожил своего соперника.

Для меня подобный ислам, ислам злобный, - и не ислам вовсе. Это иудейство, такое реально существующее его ответвление, оформившееся после распятия Христа. Эдакие самые умные иудеи с самыми примитивными понятиями, воспринимающие всё буквально. Я помню в 90-х – найденные многочисленные тела маленьких сербских мальчиков с перерезанными лодыжками, без крови, о которых сегодня стыдливо забыли или делают вид, что забыли, и, раз забыли, то их и не было. А я помню. Вот это – они. Их следы.
И это псевдо-иудейство просто прикрывается исламом – он оказался им ближе, чем христианство, податливее, что ли. Я думаю, они приглядывались и к христианству, и та звериная инквизиция, заразившая в своё время, и надолго, европейское христианство и, как маньяк, уничтожившая огромное количество людей – она появилась не с проста. Так просто в человеческом обществе, тем более в христианской церкви, культивирующей культ «не убий», стимул для полной свободы убийств не возникает - видимо, были адепты, не мало, поставившие своей целью эту идею вживить в окружающих. Но что-то пошло не так. Не прижилось, видимо. Ислам же здесь оказался более подходящим.
Ведь так было всегда, и до Христа: религия для толпы и религия для избранных. И они всегда отличались. Человек инертен, так просто он маниакальную жестокость не примет, которую культивируют эти избранные псевдо-иудеи, но если его подготовить на подготовительной ступеньке… Где уж простым людям понять все эти жестокие тонкости отношения их бога с людьми? Поэтому они и свили себе гнездо именно в исламе, немного его переработав под себя. И радикальный ислам и стал той предварительной ступенькой. Это и есть будущая религия толпы. Ну, пока все не привыкнут к убийствам и новым для себя жестоким ценностям. И ради этой цели псевдо-иудеи готовы на всё.
С этой точки зрения очень важны затеянные войны в Ираке, Ливии и Сирии, благодаря которым Европа заполняется и переполняется агрессивными исламистами. Причём приказ для Европы очень строгий – пускать и не препятствовать! Кто дал этот приказ, ведь поначалу этого не было? Их намеренно направили в эту сторону. Достаточно увидеть, как заискивающе и подобострастно ведут себя главы их государств перед наглыми мигрантами. Среди них, конечно, есть и нормальные, реально пострадавшие, но агрессия заразна и диктует свои правила.
Я думаю ЛГБТ-шникам, тоже распространяемых искусственно, они предназначили роль искупительных жертв. Да и ослабляет такая политика общество внутри, лишает возможности сопротивляться. А потом, позже, их всех перережут, как гугенотов, выискивая по подвалам и под кроватями, где они будут безуспешно прятаться. Потому что какой из педика воин? – Лапками только может махать и визжать фальцетом. Будет очень эффектно – эдакое «лечение» разложившейся аморальной Европы, такая искупительная человеческая жертва в честь грядущей победы их бога. Ведь другого же, по их мнению, нет. И никто не будет виноват.

И вот что я увидела неожиданно:
Там, в прошлом, еще даже до появления Ветхого Завета, уже существующих этих псевдо-иудеев, давным-давно нашедших совсем не Бога, давным-давно повернувшихся лицом к тьме и уверовавших в неё. Их бог был жесток и несправедлив, завистлив и мелочен, он, видимо, создал людей для игры, просто так. И забавлялся их жизнями, как куклами. И он был один – этот бог. Реально един.
И вот тут-то и пришла спасительная Мысль:
Да, Дьявол любит использовать чужое, переворачивать истины и делать Свет Тьмой, а Тьму Светом – для падших дураков. Так ими удобнее управлять. И он считает своим долгом влезать в пророчества и переводить их на себя, уничтожая нестойких проповедников, так и не дошедших, впоследствии, до назначенного им места.
А что если сделать то же самое?
Взять у этих, потерявших человеческий облик выродков, их религию, по сути украсть её у них, взять их пророчества, и сделать так, как делает Дьявол? Чтобы они ничего не поняли и не почувствовали? Потому что определённая связь есть между их одержимостью тьмой и верой в Единого Бога. И они будут ждать своё, и искренне верить, что всё идёт по их планам, а тем временем осторожно строить рядом с ними свою дорогу.
И вот так, на чужом фундаменте, возводить свой Дом.
И лишь когда придёт срок, нанести им, этим псевдо-иудеям, самый сильный удар из возможных, чтобы если не убить, то лишить возможности двигаться и шевелиться очень надолго.
Потому что только так возможно пробраться сквозь их тьму, которой они залепили вокруг всё, без продыха, и никому не давали и не дают до сих пор ступить и шага в сторону от их выбора. И до сих пор что-то там мутят у себя в гнезде.
Да, это нечестно. Но с кем тут говорить о честности – с этой мразью? Да, их использовали по полной. – Но кого это и когда они не использовали? И спасибо себе за это – пусть не ждут.
Так что глумливые слова некоторых, чрезмерно умных атеистов, о том, что Библия состоит из текстов совсем не библейских – они могут проглотить вместе с этим объяснением.
Мы вырастили Ребёнка - и Он здесь есть.

И на счёт разделения мусульман у меня появились интересные мысли.
Мне показалось странным, что шииты, отделившись в свой время и настаивая на обожествлении Али и его убитых сподвижников, не приняли в расчёт веру самого Али. Получается такая странная ситуация, когда последователи, поместившие впереди себя имя святого, пусть так, и пошедшие валом за этим именем, направились совершенно в другую сторону от самого святого, который ушёл вслед за Богом. Убийство святого, тем более, если он не отказался от своей веры при смерти, делает его только сильнее на выбранном им пути, но никак не создаёт новый путь с ним, этим святым, во главе.
Человеком, положившим свою голову за веру можно восхищаться, он может быть стимулом для твоих поисков Бога на твоей дороге, но ставить его НАРАВНЕ С БОГОМ и молиться ему, как богу?...
Но это уже их сложности.

Хотя, и не только их…

Конец блога.
.

Небольшое отступление 29.11.2017г.

Небольшое такое отступление от плана моей работы со скачком во времени, переместившего меня из записей прошлого в настоящий день возникло неожиданно, и, тем не менее, почему-то не удивило.
Это оказалось письмо из налоговой. Дело в том, что я обнаружила в своём налоговом кабинете, что мне приписали долг в виде давным-давно оплаченной квитанции. Я предъявила им и эту квитанцию, и все последующие, так как у меня уже была такая ситуация года два назад, получила в ответ письмо, что у меня долг лишь в виде пени и не успокоилось. Какое ещё пени? На что? На эту квитанцию? Я заглянула в свой кабинет и увидела, что этот долг как висел на мне, так и висит. На свою повторную жалобу с предъявлением доказательств, что у меня нет долгов и что они мне начисляют пени за несуществующие долги, я получила от некоего налогового субъекта мужского пола пространное и довольно наглое письмо, в котором он мне, лохушке, доказывал, как я не права. И там, в качестве доказательств, был и задним числом увеличенный налог на имущество, ну, то есть, в 2016 году я по их же расчётам оплатила и свой налог, исходя из кадастра, и накопленные пени за просроченные платежи и, по их данным, очистилась от тяжести незаплаченных налогов.
В этом году они повысили кадастровую стоимость моей квартиры, сразу в 2 раза, и почему-то это повышение пошло у них не этим годом, а прошлогодним, уже полностью оплаченным. И таким образом, как утверждал этот скользкий налоговый гражданин, мой оплаченный прошлогодний налог вмиг стал недоплаченным. Причём из-за меня. Потому что это, видимо, я взяла и недоплатила половину из своих каких-то корыстных замыслов. Затем он прибавил ещё неоплаченных дат со времён царя гороха, с совершенно несоответствующими сумме долга суммами, и разбавил всё это заявлениями о правилах начисления пени, мною погашенных, но эти суммы в своей таблицы он почему-то не высветил.
Надо сказать, это уже был не первый подобный случай, рассчитанный, видимо, на то, что люди не хранят слишком долго свои оплаченные квитанции и не только с этим платежом. Но раньше, года 2 назад, достаточно было их предъявить, чтобы долг снимали и не было никаких последствий. Сейчас же, как говорится, на словах меня уверили об отсутствии у меня долга, а в реальности он как висел, так и остался на мне висеть.
Так что прочитала я письмо этого, в конец оборзевшего от собственной безнаказанности налоговика и увидела в нём только одно: враньё – оно и есть враньё. На поверхность выходило их нескрываемое желание урвать с меня великую сумму в 341 рубль 59 копеек. Причём любой ценой, не гнушаясь элементарным вымогательством. Потому что эта сумма, вкупе с другими, такого же плана суммами, видимо, уже стояла в их отчётах за выполнение и перевыполнение плана по сбору налогов с населения. И вычёркивать они её уже не собирались.
Сначала я возмутилась: эта ситуация наполнила мне мою борьбу с чубайсоидами. И я раздражённо решила, что как и в прошлом, сейчас начну рассылать жалобы по всем высшим инстанциям с обвинениями наших сергиево-посадских налоговиков в подлоге и воровстве. Но почему-то моё праведное возмущение не разгорелось уже, как раньше. Вместо этого я неожиданно сказала сама себя, так язвительно, с какой-то каверзной насмешкой:
- Иногда лучше отступить и тем дать твоему, напавшему на тебя, врагу упасть в приготовленную тобой ловушку, чем повестись на его агрессию и упасть в вырытую им для тебя яму.
Пока я размышляла, что бы это значило, мне стало совсем легко. И пришло совершеннейшее понимание:
- И зачем мне это надо!? – думаю я. – И это при моей занятости сейчас, при моём желании дописать мои сказки, как можно быстрее. При том, что это очень утомляет, потому что отгораживает от всех и заставляет, помимо моей воли, подчинить весь свой жизненный распорядок этой цели.
И вот, так сказать, вместо погружения в тему, я тут должна зачем-то биться с ветряными мельницами. Да что вообще можно ожидать от общения с шулерами?
Нет, я лучше использую это нападение для себя. Это нападение, конечно, могло бы в ином случае выбить меня из колеи и увести совсем в другую сторону, но оно мне реально сейчас очень нужно.
- Да. – сказала я себе. – Мне действительно было нужно, чтобы какой-нибудь безголовый кретин на меня сейчас напал.
- Я лучше вычеркну их. – сказала я себе. – Без всяких битв. Мне нужна ЖЕРТВА.

Так пусть это будет их цена, великая сумма, которую они назвали мне сами и которую я заплачу за их жизнь, потому что мне это сейчас более, чем необходимо, а они оказались настолько недалёки, что согласились мне продать за эту цену свою жизнь.
Кстати, какая-то роковая сумма – эти немного за триста рублей. И в прошлом, у электриков, которые, кстати, вообще прижухли так, что мне и подцепить их как-то было уже не за что, было то же самое. Тянет, видимо, их к ней.

И вот только сказав так, ещё не понимая в деталях, но я почувствовала, КАКУЮ уготованную мне черноту я только что избежала.

***
- Так почему же происходит так в этом мире, - спросила я сама себя. – что на спасителя падших поднимается Тьма? Почему она столь явственно требует себе жертвы с любой стороны? Когда я была слабой, стоило мне начать свои обращения к людям, она тут же нападала на меня в лице охамевающих соседей, в лице внезапно захотевших раздавить меня джипов, в лице каких-то форс-мажорных обстоятельств, словно действовала по принципу, если не загрызу насмерть, так хоть укушу побольнее. Пока были силы, я отбивалась. Но это действовало очень эффективно. И лечило от непрошенного добра получше лекарств. Но сейчас, когда я стала духовно сильнее, я чувствую уже другое её желание, словно её компромисс, но очень тонкий и хрупкий. И если не выполнить его – она впадёт в ярость.
У меня уже больше не осталось жизненных ресурсов отбиваться от её нападений, я уже не хочу общаться с подонками, потому что именно это провоцировало её нападение и потому что их словно натравливали на меня. Теперь, с потерей физических сил, я чувствую другое её желание: что если я хочу дойти до своей цели, я должна принести в жертву Тьме людей и тогда она на какое-то время не будет на меня нападать. Таковы её правила. И она даст мне лишнее время, которого у меня уже нет. Врагов проще принести в жертву. Поэтому так для меня важно сейчас, чтобы на меня кто-нибудь напал.
Так почему же, чтобы мои близкие по духу люди получили для себя хотя бы шанс спастись, который они могут и не выбрать в последствии(!), чтобы дать им для этого это купленное у Тьмы время, я должна отнять это время у других людей, пусть и моих врагов?
Что здесь не так, в этом мире, что мои правила жизни здесь не действуют совсем?

И вот так я ответила себе на этот вопрос, легко так, как между делом:
- А это мир упырей.
Они живут за счёт друг друга.
Это и есть главный закон их жизни: сегодня они едят других, а завтра другие едят их. И так без конца.

ПРИРОДА в воплощении отказавшегося от Бога человеческого общества.

Природа самодостаточна именно своим внутренним круговоротом – в ней жизнь каждой единицы зависит от поедания ею второй жизни, которая, в свою очередь, становится пищей для третьей стороны, а третья, умирая, питает первую, поэтому та очень заинтересована в её болезнях и слабости. И это происходит без остановки.
Природа – это саморегулирующаяся живая СИСТЕМА. Живой организм, если хотите, существующий с единственной целью – сохранять самого себя. Поэтому в ней должен соблюдаться баланс, равновесие сил: и если где появляются излишки чего-то, что её составляет, она это убирает, а недостатки – восполняет. И потому из неё нельзя просто так взять и вынуть часть элементов и не вызвать при этом бурю.
Когда человек теряет Бога, он целиком подчиняется Природе и её законам. Настолько целиком, что становится ею, хоть ему и кажется, что он противостоит ей.
Если представить человеческое общество эдаким огромным идущим ГИГАНТОМ, внутри которого находятся все существующие люди то это движение в нём людей можно охарактеризовать так: каждая точка (=человек) должна пройти обязательный путь внутри оболочки ГИГАНТА, побывав при этом везде: вдоль левой руки, через её пальцы, вернуться к груди. Спуститься вниз, к стопам, побывать в каждом её пальце. Опять подняться наверх. Пройти путь внутри правой руки. Подойти к шее, чтобы, наконец, взобраться на самую макушку и тут же начать с неё спускаться обратно к левой руке. И каждое место означает свою иерархию в человеческом обществе: от канавы до трона. Вчера ты копался в грязи и был доволен, если имел на ужин кусок хлеба, сегодня ты – английская королева Елизавета, а завтра опять покатишься вниз к канаве и гнилой кочерыжке в ней, которой будешь страшно рад.
И так должен пройти каждый. В таком обществе люди живут за счёт других не только физически, как представлено в примере, но и ментально, жертва привязывается к своему убийце, стерва – к простаку, подонок рождается у порядочных родителей, а у жестоких дураков рождается жертва, которую они с удовольствием истязают. Люди грызут друг друга и психологически, и энергетически, и всё это не случайно, и всё это – круговорот жизни в Природе. Это – её закон. Сегодня ест королева Елизавета, и живёт за счёт других, завтра – едят её и живут за её счёт. И тем самым каждый как бы подпитывает каждого, сохраняя баланс внутри общества.
Единственное, что не может учитывать Природа – это неизбежное гниение человеческой души, выбравшей себе ориентиром Тьму. И это именно то, что отличает человека от представителей флоры и фауны. Это гниение не остановимо примитивными физическими средствами, имеющимися в распоряжении Природы, и именно поэтому, в какой-то момент, она начинает определять такого человека вирусом, врагом жизни, который опасен не только снаружи, но и внутри. Потому что душа есть у всего. И вот тогда-то Природа начинает с человеком бороться, как может, причём цена этой войны крайне велика – вплоть до уничтожения целой планеты, если другие средства не проходят. И даже всей Вселенной. И если этот рубильник ею повернулся, то Великий Конец уже не остановить ничем. Человек не может жить в пустоте.

В этом круговороте обособленно стоят лишь верующие в Бога люди. В отличие от атеистов, у них есть право выбирать себе место рождения в будущей жизни внутри этого огромного ГИГАНТА, в соответствии с их верой и с поставленными целями.
Только их, этих истинно верующих в Бога людей (а не заблудившихся в своих суевериях), можно пересчитать по пальцам: раз, два, три…
И всё.
Остальные – кружатся в этой природной круговерти. И в ней кружитесь и вы, мои близкие мне по духу люди, которые хоть и сохранили в себе отблески Света, но только без Бога.
И просто так взять и вытащить вас из общей липкой кучи только за эти отблески – уже невозможно. Вы – часть её тела. Вы принадлежите ей, у вас нет никаких прав отдельных личностей – вы просто Природа.
Это я в вас вижу отблески Света вопреки вашему неверию, но они не играют роли в вашем движении по кругу. Вы принадлежите Тьме.
И без жертвы, без принесения спасительной жертвы, которую кидают хищнику, чтобы отвлечь его внимание от вас, уже не обойтись.
За то, чтобы ваша жизнь получила дополнительное время, его отнимают у других.

Можете подумать, что даёт САМОЕ БОЛЬШОЕ ВРЕМЯ для вас, я об этом писать не буду.
Не всякая смерть платит за вас, друзья мои по духу, превратившиеся в атеистов, праведники уже умирают не за вас, а за веру и Бога.
И правильно делают. Ибо нет ничего ненадёжнее человека в мире, подчинённом Природой.

Так что мало у вас союзников, а по сути, так и нет вообще.

Зато есть ещё один вариант, пропущенный Тьмой по непонятной мне причине, раз он сейчас происходит.
Это когда для вас, для вашего шанса приносят в жертву шансы других людей.
Тем, кто может приносить такие жертвы.

Не знаю уж и чем заслуженное право, но у меня оно почему-то есть. И я просто рада тому, что у меня оно есть. Мне оно очень нужно именно сейчас, чтобы достигнуть своей цели.

Так что это будут все налоговики на территории России. На момент даты в оплаченной квитанции. Думаю, что я настолько заинтересована в скорейшей реализации этого, что оплачу её завтра. Заодно, это оплата должна снять с меня то глухое раздражение перед несправедливостью, тяготеющее к действиям, которое ещё во мне есть. А то мне очень мешают эти налоговики одни своим существование во Вселенной. А так я о них забуду.
Причём Тьма никогда не выбирает единично, а загребает большой лапой. То есть, это будут налоговики со всеми своими родными вплоть до третьего колена.

Да, там есть старики. Там есть молодые пары. Да, там есть дети!
Детей, конечно, немного жалко, но разве не жалко умирающих от голода, сегодня и сейчас, детей в той же Африке? У них шансов нет никаких. Они даже не в России. Или людей, у которых налоговики, вот так, задним числом, отняли последнее и тем лишили их жизни?

Всё не так примитивно. 99,99% из всех выбранных в жертву - безнадёжны сами по себе – и смерть для них, смерть души, принудительная её остановка в движении до Великого Конца, пойдёт ей только на пользу. Ибо эти люди только падают. И остановив их, им не дадут спуститься ниже.
Но есть и 0,01% из них – и это те, кто ползёт всё-таки вверх. Про них можно сказать лишь, что те полмиллиметра, который они смогли бы одолеть за отнятое у них время, мало что бы им дал. И ничего для них уже не решил.

Вот тут и пришёл образ: я увидела большую ступню, большой палец которой вдруг покраснел и стал менять цвет. Словно усыхать. И вот уже кожа, как пергаментная бумага и я понимаю – палец просто отсохнет и отпадёт. И слова: «Их, наконец, собрали в одном месте.»

Общий же мой выбор очень закономерен.
В России, как и везде сейчас, налоговый орган – это не организация по сбору налогов, это бизнес. Это отдельная структура, которой дают массу прав и полномочий при полной свободе от закона и почти таким же полным отсутствием ответственности за свои решения. Огромные права без обязанностей! Поэтому, в отличие от СССР, эта организация очень быстро криминализируется и превращается чёрную фантасмагорию на государственный орган. Их суммы денежных оценок высасываются из пальца, подчинённые только одной идее – содрать как можно больше денег. Оспорить их решения невозможно, потому что существующим налоговикам суды – не указ. Налоговик сильнее любого суда и потому суды подчиняются налоговику.

Но приношу я их в жертву не за их криминальное устройство, ведь в сегодняшней России, конституция и законы которой на руинах 90-х и были специально созданы для облегчения разворовывания её богатств как местными гопниками, так и иностранными. Этим никого не удивишь. В ней созданы и существуют до сих пор вполне официальные лазейки для богатых, чтобы не платить налоги, а беспрепятственно выводить наворованные средства за её пределы. Это – существующие ЗАКОНЫ сегодняшней России, которая и была для этого создана. Богатым в ней – почёт и уваженье, и льготы, и права, и освобождение от налоговых тягот.
Но существующие государства живут именно налогами. И когда от них, по сути, официально освобождаются богатые, всё бремя оставшихся государственных поборов ложится на бедных и средних граждан. И вот тут полная свобода, дающаяся этому органу для вытряхивания денег из населения, дают им возможности изощряться во всех направлениях, в том числе и в обычном воровстве. Здесь российские налоговики мало чем отличаются от любых других – устроены все по одному лекалу. По-западному.
Я приношу их в жертву потому, что они сами напросились.
Сами пришли, сами постучались и сами назвали свою цену.
И я с ней согласилась.
И это произошло очень вовремя, потому что я уже начала задумываться на эту тему и нет-нет, да искать среди своих врагов будущих жертв.

***
Это ваш мир, мои близкие по духу избранники, и вам придётся принять эти правила.
И если в отношении христианства я вам постаралась, что называется, всё разжевать, то здесь ничего из сказанного объяснять уже не буду.
Но вас обязательно поставят перед вопросом о вашем выборе, чтобы проверить вашу человечность.
Неизбежность в скотском обществе всегда очень двойственна.
И вы ответите на этот вопрос любой ценой.
Избежать его не удастся никому.

***
Да, ещё не всё так сурово и ещё действуют мои правила возвращения и для этих людей. Но сами условия возможностей этого возвращения говорят о моём истинном отношении к людям, принесённым в жертву. Потому что я не заинтересована в их возвращении.
Это отступление ясно даёт понять, насколько я не верю в людей. Хоть я и печатаю старые записи, но чувства, которые двигали мною в то время, сегодня уже не действуют.
Эта ситуация – уже разыгрываемый мной самый последний вариант. В этом варианте никто не откликнется уже на мои сказки сейчас, когда я их допишу и опять начну рассылать разным адресатам. Думаю, что сейчас я ограничусь только издательствами. В этом варианте ни у кого не возникнет интереса к самой теме этой книги, и до этих строк навряд ли кто из моих адресатов вообще дочитает.
Вера – это отстой. Немодно. И пока не подует нужный ветер, мода не изменится.
Вот потому я так заинтересована в скорейшем внесении этой платы, этой жертвы.

Да, ещё действуют мои правила возвращения, но сами условия этого возвращения уже говорят сами за себя. Надоело всё. Уже не хочу верить людям. Я хочу просто уйти.
Так вот, если кто захочет вернуть мне эту сумму, должен знать, что к концу следующего месяца она увеличится до 3 415 900 рублей, то есть в десять тысяч раз и затем, в последний день каждого месяца, в момент оплаты моей квитанции, будет увеличиваться вдвое. Таким образом, в январе эта сумма будет равна 6 831 800 рублей, к концу февраля – 13 663 600 рублей и так далее. До сентября. Я думаю, задолго до этой даты эта цена перевесит цену всех этих людей, чтобы кому-то захотелось ещё их и выкупать…
Но, тем не менее, если кому вдруг придёт в голову выкупить их и он это сделает, эту сумму он внесёт на мой налоговый счёт, чтобы он так и висел в моём кабинете мёртвым грузом, и означал все мои оплаченные налоги в этом мире, как прошлые, так и будущие. И если хоть кто-нибудь из этих скользких налоговых граждан попробует затребовать с меня хоть копейку, или позарится на копейку из этой суммы, остановленный счётчик тут восстановится, прямо с того места, где его выключили, и возобновит свою работу. Но уже во много раз быстрее. Так что не догоните. И я заберу тогда всех имеющихся в мире налоговиков со всех мест.
Так что рекомендую налоговикам вычеркнуть мое имя из всех своих списков. Я – налоги людям не плачу.

Глядя на них я вижу такую картину: как только плата будет ими получена, это стадо козлов, наконец, получит свой крест на свои плечи. Его прикуют к ним намертво. И медленно и неизбежно потянут они его в гору, к месту своей казни. Затем, на месте их казни, их прибьют к их кресту. На нём они ещё немного потрепыхаются в агонии, и затем умрут. И их смерть, наконец, и даст тот долгожданный импульс дополнительного времени, который я так жду. Пока же они будут волочить свой крест, Тьма будет смотреть на них, а не на меня, и я смогу, даже в атмосфере полного неверия со стороны своих адресатов, сделать так, чтобы эта книга всё-таки проникла в этот мир.

В сентябре мне, наконец, исполняется 50 лет. Это – остановка для меня. Все эти люди будут в этот момент вычеркнуты, как и уничтожены все мои записи и книги. Я вычёркиваю всё лишнее, оставляя себе только свою веру и Бога.
Хоть я и выгляжу моложе, да и физически не ощущаю старость, но для меня это больше внутренний переход на новую ступень, с новыми ценностями и новыми правилами. 50 лет для меня – какая-то очень важная веха. Как пружина, которая до этого времени только закручивалась. А здесь, пройдя эту точку, наконец. Начинает разматываться. И очень быстро.
Я уже как-то почувствовала это холодное дыхание старости, несущее в душу покой и остужающее все чувства. И оно мне понравилось. С тех пор я жду его с нетерпением и потому спешу до перехода этой черты дописать свою книгу и сделать то, что должна.
И когда, наконец, подует нужный ветер, меня уже к тому времени не будет, вот тогда, наконец, мои сказки и заметят избранные мои под духу люди, и у них ещё будет время что-то в себе изменить.

***
И конец всей этой истории. 30.11.2017г.
Шла к сбербанку с глухим раздражением от мыслей от всей этой истории, раздражении, толкающим на действия. Не настолько сильным, конечно, как раньше, но всё-таки. Но так хотелось РЕАЛЬНО по морде въехать этому оборзевшему налоговику, а не теории тут разводить… Кулаком, по-мужски. Взяла талончик. Жду. И думаю, как всё это бессмысленно, ну, всё, что я тут насочиняла. Вот действие – это правда жизни. А это… Но ещё подумала и нашла оправдание: что, конечно, это всё сказка, но это же психологическое решение данной проблемы! А за такие сказки надо платить. И сразу как-то полегчало. И слова даже где-то прозвучали, тихо ещё так: «Уплочено – и нечего теперь». С таким напором на «о». Оплатила я эти квитанции, обе, и роковую сумму и ещё 50 копеек пени сверху. (Жаль, не учла, пока вчера писала.)
Вышла на улицу и эти слова, уже торжествующе и ехидно, всё звучат и звучат в голове: «УПЛОЧЕНО – И НЕЧЕГО ТЕПЕРЬ ТУТ ПРЫГАТЬ туда-сюда!» И чувствую, что уже исчезло раздражение, но с пустотой пришла вдруг тоска. Такая, откуда-то, глубокая печаль и ощущение безнадёги от того, что больше уже в этой ситуации Я НИЧЕГО ИЗМЕНИТЬ НЕ МОГУ. Хоть и глубоко где-то, а сидит. Не уходит. Нет-нет, да пробьётся наружу. И даже чувство вины появилось перед этими несчастными налоговиками. Вообще странно. И не уходит это чувство.
Перехожу через дорогу через пешеходный переход. Я - человек внимательный, заранее не посмотрев по сторонам, даже по переходам не хожу, исходя из убеждения, что дураков полно. В принципе, и машин нет. Только посередине дороги, метрах в двух-трех от зебры, приостановилась какая-то тачка. Иду. Быстро. И вдруг, в полушаге линии нашего пересечения, эта стоящая машина срывается с места. Не тихо трогается, а словно со всей дури в ней нажали на газ. Если бы я шла чуть быстрее, мне бы уходить было просто некуда, я бы оказалась на её пути, прямо под колесом. Но я не шла слишком быстро и резко встала, своего полушага так и не сделав. У этого идиота за рулём, который, по-моему, копался перед этим в телефоне или ещё что искал у себя, так как его голова до этого была опущена вниз, оказались крепкие нервы, зимние шины и хорошие тормоза. Он с визгом остановился на половине зебры, сантиметров в пяти от меня. Если бы ехал дальше, скользнул бы по моей куртке. Но мы не пересеклись. Выругавшись про себя, я продолжила свой путь, и тут прозвучали слова: «А иначе бы сбил». С ощущением, что так и есть. И потом сердито: «А то расчувствовалась тут». Или что-то в этом роде, не помню уже почему-то. И это обращалось не ко мне.
И, что интересно, чувство вины вместе с тоской и безнадёгой мгновенно исчезли.
- Это тем, кто внутри тебя. – сурово так сказала я сама себе.
.

Отрывки из писем в патриархию уже не помню какого года

23 мая
По каким критериям определяется смерть церкви? -
Так вот, вопреки принятому мнению, атеизм не является главной составляющей этого процесса. Скорее, атеизм – это естественная человеческая реакция на какие-то религиозные ошибки, на какие-то догмы и положения, которые не принимаются внутренне и конфликтуют с душой человека, заставляя его вычеркнуть всё, что с ними связано. Как неприятно мне раньше было видеть, когда люди, в принципе неплохие, но недалёкие, которые потому не могут для себя отделить Бога от церкви, обвиняя священников в каких-то там несоответствиях, начинают предъявлять претензии Богу. Говоря о грехах священников – они тут же нападают на Бога. С нахрапом и ненавистью, как к личному врагу, тут же превращаясь из просто атеистов в агрессивных атеистов. А атеист и отличается от агрессивного атеиста наличием веры: у атеиста её нет, а у агрессивного атеиста – она есть, только Бог у него – его самый ярый враг, и он в него верит, действительно верит, как в своего существующего врага, даже говоря обратное. Вверит истово, фанатично, а в глазах его, когда он вот так нападает на Бога, загорается такой дьявольский огонь самодовольства, прущей во все стороны мании величия. И он ощущает победителем себя в этой своей, объявленной Богу, войне! И это видно.
И я знаю, почему они так ведут себя…

Но в каких-то ситуациях – атеизм, обычный атеизм, даже необходим, чтобы оздоровить сознание общества. Поставить его к нулю, избавить от суеверий, которые нередко в защите своих ценностей уподобляются атеизму агрессивному. Это как прививка от сомнений, потому что чаще всего атеист – это человек ищущий.

Смерть приходит тогда, когда церковь выбирает Дьявола и идёт за ним, а не за Богом. Причём сами адепты могут этого и не подозревать в своих религиозных порывах, потому что Дьявол опирается на ложь, невежество и манипулирование людьми.
Не Церковь освящает построивших её верующих, а вера построивших освящает церковь. Не кресты в руках у верующих определяют их веру, а их вера наполняет Богом всю их церковную атрибутику. Не в Библии, самой по себе, находится Бог, а только в руках ВЕРУЮЩЕГО Библия наполняется Богом.
Как только в душе человека поселяется Дьявол, он внедряется всюду, куду этот человек не придёт и что в руки не возьмёт. Разве что верующих ещё будет много и они смогут противостоять падшим единицам. Ну а если уже всё наоборот, и верующих единицы, а с Дьяволом – тьма, то уже ничего не устоит перед Дьяволом и не будет от него защитой. Он поселится в ваших церквях, как до этого поселился в ваших душах. Он наполнит собой все книги и атрибутику. И даже имена все себе заберёт из ваших церквей. И даже самое главное для вас Имя присвоит себе. Потому что он такой. И вам не оставит ничего. И не думайте, что поклоняющиеся Дьяволу верят слабее, чем вы. Посмотрите на ИГИЛ – эта фанатичная, бездумная вера вас, с вашими сомнениями и странностями, просто сметёт.

А теперь о святых. Я уже приводила пример Николая II. С какой лёгкостью адепты назвали святым человека пр0клятого, человека, от которого отвернулся Бог. По пристрастию, по политическим мотивам, по скудоумию, по отсутствию веры, потому что назвавшие его святым страстотерпцем люди сами предали и свою церковь, и свой народ, и свою веру, выбрав другую для себя дорогу. Не разделили – ну и ладно.
И вот поверившие в это «освящение» люди, верящие церкви, стали глядеть и на Николашку Кровавого тоже как на Бога. И икона с Николашкой Кровавым – это уже не просто так, это уже не пустая бумажка с распечатанным тёмным ликом. Это – уже Дьявол. И не к Богу поклоняются уже они, поклоняясь Николашке, а Дьяволу. И общаются через него не с Богом, а Дьявол говорит с ними. И плевать Дьяволу на то, что они, возможно, просто заблуждаются. Не одни они попали в его сети, вот так вот заблудившись. И он им понашепчет своего, не беспокойтесь, только пусть откроют пошире сердце и уши, и уже никогда не выйдут на Свет. Потому что это так и происходит, когда человек идёт за лжесвятым.

И захотелось сказать этим людям, которые столь безрассудно штампуют святых:
- Как вы собрались судить людей?
Вы, не способные увидеть более того, что дано вашим глазам?
Вы не способны почувствовать внутренние процессы, происходящие в человеке, вы не видите причины явлений, если они уходят глубже и дальше одной человеческой жизни.
Вы даже не знаете, что подчас негатив может спасти, а любовь и добро убивает.
Вы не видите дальше своего носа.
Какие из вас судьи?
И не думайте, что Николашка Кровавый – один такой в вашем сонме святых. Вы и его-то не заметили: очевидного не увидели – его падения. Потому что, когда я его увидела, как пр0клятого, как изгоя, как человека, который разрушил в России трон Царя, мне сказали, что с него уберут защиту и его можно будет почувствовать. Но с других убирать не будут. Так что я и не знаю, как вы будете там разбираться. А если кто упал незаметно?

Знаете, какая мысль чаще всего убивала святость в ваших святых? Всего лишь мысль!
Ещё недавно они жили с мыслью: «Я слушаю БОГА!»
И вдруг озарением, вспышкой, внезапным ударом приходит им открытие: «Бог слушает МЕНЯ!»
И эта мысль, сильнейшая уверенность, что это так, мгновенно разрушающая всё внутри них, словно кто-то выждал и наконец ударил в их слабое место. И на какое-то время всё в них приходит в смятение, всё начинает ходить ходуном, но они не хотят поверить, что что-то в них изменилось кардинально. Что хозяин у них поменялся, а они даже и не захотели этого заметить. Может, не привыкли копаться в себе, может ещё что и похуже. Уязвлённая гордость, например…
И всё. Потом они привыкают. А Дьявол тоже умеет говорить красиво. И убеждать. Лжёт правда, но какая разница? Кто видит, что за смертельная борьба порой происходит внутри у человека?

Вы даже не представляете КАКОЙ ГАДЮШНИК представляет сейчас ваш олимп из святых.
Я тут мельком увидела. И отшатнулась в ужасе.

Конечно, святой, который прожил жизнь с Истиной, но который с горечью видел, как низко упали его дальнейшие воплощения, он, конечно, просто заблокирует себя от людей. Вы будете молится ему – а он не ответит вам никогда. Потому что стыдно. Потому что не устоял. Потому что связь сохраняется.
Но те, кто упали при жизни – у тех такой совести нет.
Так что берегитесь своих святых.
Тех, кто уже давно принадлежат Дьяволу.

Или вы способны их разглядеть, как Николашку Кровавого? И отделить?
И это, лжесвятые, с которыми вы сами приводите в свою веру Дьявола, всего лишь одна из ваших смертельных болезней.

Так что церкви умирают тихо. Это потом последствия громкие, а так мало кто и заметит вашу смерть. Как и вы не замечаете, кому молитесь.

Когда я с горечью потом сказала себе, что стою посередине – ни с кем, и не с церковью тоже, мне ответили так о вас:
- Они ещё не вышли из Тьмы.
Вот и всё, что мне сказали о вас.

3 июня
Ночью я летала. Прыгала с крыш, с дороги – ввысь. Причём это было не какое-то человеческое умение, я была другая. Залетела на крону яблони, сорвала три просто огромных яблока, причём разной формы, отдала их тем, кто со мной, потому что рядом были кто-то, предупреждали меня о врагах, были за меня, на моей стороне.
Я знала, что есть рядом враги. Причём, если раньше, в детстве, это всегда были фашисты, то теперь почему-то стали американцы. А так как я другая, то они рано или поздно должны меня были вычислить. Я это знала.
И вот они – два мужика в отдалении. Следят. Но не подходят. Тогда я им объясняю:
- Да, я из другого мира. Я пришла, чтобы спасти брата. Знаете? Сим, Хам и Иафет. Второй брат.
И начинаю думать. Кто же из них второй брат – и никак не могу понять этого.
На том и проснулась.

Послушала украинскую группу, так, ради интереса. И с удивлением почувствовала, через пение, сколь много общего у русских и украинцев. Та же бесшабашность, и тут же пассивность, тоска и какая-то безнадёга и обречённость. Та же неразгаданная русская душа. То, что было когда-то и в русском пении, но ушло как-то безвозвратно – русские перестали петь. Как впрочем и украинцы. Пение словно снимает завесу.
Да, стал другим язык у этого народа.
Да, появились жадность, хуторство, закрытость от всех…
Века под властью чужаков не прошли даром. И не в лучшую сторону они изменили его. Словно обида брошенного ребёнка, разуверившегося во всех взрослых, разъела этот народ. Они перестали верить, что их спасут.
А генетический код остался.
И то, что они отказываются от своих корней – это и есть сегодняшняя трагедия украинцев. Словно под корень рубится дерево и отправляется в свободное плаванье одним стволом, без корней.

Самое главное, что искусственно взращенная на этой обиде ненависть, уже неосознаваемая ненависть, ставшая для них инстинктом, не даст им увидеть эту невероятную схожесть.

Что было бы, если бы не было?.. Если бы не бросили вы нас на пожирание чужаков…

Песня закончилась и наваждение ушло.
Но зато осталась яркая картина, как осадок от прочувствованного, пример для русских – вот он, практически ваш идентичный близнец по внутреннему духу! И как мог бы он взлететь, так с тем же ухарством, вашим ухарством, сейчас летит вниз!
Так и не взлетев.
Прямо в Бездну.

К сожалению, История жестока и не терпит жалости ни к кому. Такова её ПРИРОДА. А спасение не приходит к тому, кто отвернулся от Бога и перестал Его даже ждать.
Вот и весь ответ.

И вот так я говорила с украинским народом, как с живым существом. Словно это не общество, а какая-то личность, реальная, одна, вдруг подошла ко мне со своими нерешёнными вопросами. Странно. Я так раньше не ощущала никакой народ.
Что-то, видимо, он хотел узнать от меня.
Тёмная тень Путника на дороге.
- Прощай. – сказала я ему. – Я сказала тебе всё.

Но он не ушёл.
Но зато в моей душе разгорелся мрачный огонь: уже так много прошло времени, уже давно об этом никто не вспоминает, но при мысли о шляхетских выродках, не считавших своих православных рабов за людей, в моей душе заполыхала ярость. Словно это было вчера. И ожидание. Мрачное ожидание своего часа возмездия.
Поганая шляхта. Вот оно – настоящее имперское самовозвеличивание, противостояние на уровне религий – католицизма и православия. И тёмная, бурлящая озлобленность народа, которому КЕМ-ТО была поручена великая миссия уничтожить противника, но он в этой войне проиграл.
И не простил своего проигрыша.
И не успокоился.
И не сдался.
Лишь озлобился в своём поруганном имперском величии. И хотя бы на отгрызенном куске постарался внедрить в жизнь свои липкие чёрные мечты. И вот преуспел же – создал своё подобие – настоящего убийцу.

Да, я знаю, они не устояли.
Да, я знаю, они предали своего Бога.
Да, ещё помнятся слова, обращённые к ним, которые прошли мимо них:
- Держитесь Бога, и они вас не смогут победить. Наша вера – правая, а с ними Дьявол. Дьявола бойтесь, ибо он придёт – и не оставит от вас ничего.

Выбор – он есть всегда. Просто порой, в особых ситуациях, цена его становится очень велика – вплоть до жизни самого человека. И это тоже его желание – поставить себя перед таким выбором, чтобы, наконец, определиться. И каждый тогда выбирает – СВОЁ.

И ещё я говорила этому Путнику, что, возможно, и не нужно было Сталину в 39 году спасать этих людей от поляков. И тогда, возможно, исчез бы этот народ сам в горниле Отечественной войны. Не было бы причины у шляхты натравливать его на русских, они бы сами разобрались со своими рабами. И растворился бы этот народ практически без остатка в Польше, из тех, кто бы выжил, оставив Советскому Союзу только малороссов, без их генетической ненависти к русским.
Ведь подчас бесславная смерть для кого-то гораздо лучше жизни, полной яда и гниения. Пусть даже и незаслуженная бесславная смерть. Потому что пылающий ненавистью украинец создавался только для России, для остальных этот народ не нужен был никаким.
- Но тогда бы у тебя, Путник, - сказала я, - была бы причина спросить у меня: «Почему? Почему вместо избранности и Бога – лишь смерть в канаве истории?»

- Да, помощь пришла поздно. И никто в этом не виноват. Такова История. Но пришла, Путник. И пришла лишь затем, получается, чтобы показать тебе, во что превратился этот народ. Чтобы ты уже не сомневался.

И всё исчезло.
А потом мне сказали:
- Путник выбрал смерть. Но он отдал тебе свою память.
Так сказали.
- Потому что эти болезни не лечатся.

И вот именно тогда мелькнул передо мной народ удивительный, в котором вера взметнулась до небес, превращая их души в сталь, об которую в бессилии царапались зубы и когти чёрной католической шляхты. Народ, который объединила вера. Как она злила ксендзов с их мёртвыми оскалами! Они ощущали бессилие перед этим народом! Потому так возненавидели его. Они ничего не могли сделать с их верой. Это был народ, который Путник видел и который так и остался таким у него в сердце. Даже тогда, когда вера их стала гаснуть и связь прервалась.

Нигде ещё в Руси не загоралось ТАКОЙ веры, какая загорелась там, в несчастной Галиции.
Но и падение, их падение – закономерно, потому что для ЭТОГО места предать свою веру – верх предательства.

И тут же: сожжённые священники и паства. Которую рвут собаками, забивают до смерти, калечат – и всё из-за их веры и их Бога.
- Дьявол сошёл на землю и хочет забрать вас. – они забыли эти слова. Забыли это предупреждение.
- Дьявол всегда выбирает места, где ярче горит Пламя веры. И если не может пробраться внутрь, будет кружить вокруг, не отходя ни на шаг. Всегда. До последней секунды. Только вера – чистая, бескорыстная, светлый родник в ваших душах, способна противостоять Дьяволу.

Вернуться, чтобы увидеть смрадное болото, вместо чистого источника.
Вернуться из огня, который до сих пор горит, не остужая сердце.
Вернуться, чтобы сказать эти слова уже другим, кто сумел подхватить искру взметнувшейся веры и разнести её по другим землям.

Ты шёл ко мне на праздник, Путник, а пришёл на собственную тризну.
Конечно, ты всё понимал, но надежда ведь умирает последней?

Ничем я не смогла тебе уже здесь помочь.
Галицийское колено вычеркнуто – и это обсуждению не подлежит.

Но одно я ещё могу сделать в память о твоём потерянном народе: сказать полякам, что если они не найдут тот костёр, на котором они меня сожгли, это пламя поглотит их всех. До единого.

А русским лишь могу сказать так:
- Да, за огонь, который принёс Христос и который лишь немногие сохранили в своих душах, чтобы передать его другим, убивали и убивают.
За него ненавидели и ненавидят.
Он будет раздражать эту тьму всегда.

И если только дать слабину – тьма перейдёт в наступление со всех сторон, чтобы превратить вас и вашу землю в очередную Галицию.
И вы и не заметите, как от вас останется одно гнильё и безумие.
От предателей – защиты нет.
.

10 июня
Совершенно бессмысленный сон, как мне казалось.
Мне передают стопку книг от моей тёти, которая то ли ушли, то ли умерла. Скорее ушла. Но у меня только одна есть ушедшая, то есть умершая тётя, и для меня как бы без вариантов. Беру книги, они все религиозные, на них написано от руки: «Гончарова». У моей умершей тёти другая фамилия, но меня это не смущает. Я догадываюсь и объясняю тем, кто передал мне книги: «Она же вышла замуж и изменила фамилию!» Хотя, если по правде, то как раз всё наоборот. Но во сне для меня всё понятно. Смотрю на книги, а они все опалённые, как от пожара. Открываю первую – это Библия, и вижу, что внутри все листы обуглены так, что не видно ни одной буквы. Изумляюсь на мгновение, зачем мне передавать такое, но потом догадываюсь и объясняю тем же, мужчинам, вроде: «Эта же Библия! Её нельзя выкидывать!»
Смотрю остальные книги в стопке – тонкие книги и брошюры. Они тоже опалены, но лишь по краям. Чуть-чуть. Открываю одну из них, вроде молитвослов, и вижу, что листы в ней обуглены лишь по краям, а сами страницы белые, чистые, текст чёткий, и большая такая сквозная дыра сквозь всю книгу.

На счёт вашего Всемирного собора.
Сейчас нет единства нигде, в том числе и в православных церквях. Люди перестали опираться на веру – политика, национальные интересы, государственные интересы – вот это сейчас на первом месте даже среди церквей. И невозможно соединить несоединимое, потому что церковь неразрывно связана со своим народом и со всем, что с ним происходит. И искусственно тянуть в свой круг нежелающих – самое бессмысленное и неблагодарное занятие. Одна Болгария что здесь ст0ит. Уже почти все православные стоят сами по себе и не хотят ни с кем соединяться.

Да и Кириллу, хоть я его и не люблю, хочу сказать – нельзя ему уходить. Он – в душе либерал и антисоветчик. Причём явный. Монархист, что тоже не лучше. Но это его проблемы. Неужели в его кругу нет людей, которые могли бы руководить его словами и действиями? На которых бы он опирался. Неужели он этого не сможет, не переломит себя хотя бы в этом?
Потому что так должно быть – он должен досидеть так, как до него досиживали остальные патриархи. Это-то бы было без меня. А меня ведь – нет. Для церкви, я имею в виду. Конечно, вы можете читать мои сказки для общего развития, можете даже их издать, в чём я сомневаюсь, они же с религиозным подтекстом, но я не знаю в этом мире случая, чтобы церкви ориентировались на сказочников.
Но вообще-то – это его проблемы.
Вот про Путина ничего не увидела. Но хотела. Сказали, что я ещё не готова узнать о нём правду.

Время – очень опасная и непостоянная вещь.
.

13 июня
Я пишу вам не потому, что что-то от вас жду или требую. Мне непонятна ваша реакция на меня. Вы как две миллиционерши, с которыми я когда-то столкнулась. Я думала в вашей церкви, как у католиков в кино, есть хоть какая-то группа, которая занимается именно такими ситуациями. Проверяет их. А у вас ничего нет, кроме патриарха, который есть для вас альфа и омега. Хотя, возможно, тут и понимать нечего. Просто надо принимать факты и не искать в них логики.
И объяснять даже бессмысленно что-либо, потому что вы держитесь своих догм намертво. Да я и не о том. Держитесь, за что хотите. Это уже не проблема для меня.
Хотя недавно ещё было проблемой!!!

Видимо, слова уже действительно бессмысленны сами по себе и ими уже ничего не объяснишь. Вам не нужны мои знания, как не нужен русский мир украинцам. Вам нужны только именно ваша вера и ваш Бог. Вы и есть украинцы, в своём роде, и ваша фобия, не буду объяснять какая, уже не истребима.
Как общаться с людьми, отказавшимися добровольно от своих мозгов. Но как это узнать, если не обратишься к ним? – Никак. Когда придёт срок, я так же, как и вы сейчас рады избавиться от меня, буду рада избавиться от вас. Но мне очень жаль, что я вас столь досконально узнала с самой неприглядной стороны. И как-то незаметно для меня разговор с вами без денег стал невозможен. Даже странно… Начинала-то я, по сути, с ожиданием просто доброго слова, бессмысленное, кстати, ожидание. А закончила, ну, чтобы продлить для себя возможность диалога – миллиардами.
У меня уже расписан целый лист расценок – кто сколько мне должен за право пользоваться моей информацией. Позже я его напечатаю, когда всё уляжется окончательно.
Но ведь если я такое пишу, значит ещё не всё отсохло внутри меня и держит вопреки. А дёргать нельзя. Должно само отпасть. Само уйти. Негативные впечатления необходимы, иначе отвязаться от людей невозможно. И вы мне в этом помогает даже очень хорошо.
Так что всё это было необходимым.

Ваш Собор – это пир во время чумы. Ну так, собраться перед смертью… (шутка)
.

13,5 июня
Я тут думала, что хотят священники-антисоветчики, когда фантазируют о советских репрессиях? Цель же какая-то есть у них? – Хотят приспособить свои мечты к пророчествам своих святых? Ладно. Кровавое и безбожное время прошло – и что пришло вместо него? У меня тут под боком есть один священник – в 90-е он хвастал, что его крышует местная шпана и говорил, чтобы его остерегались. Потом попал в аварию, прижух. Но эта же шпана через 10 лет забирала 50% зарплаты, выделяемой рабочим на постройку всяких церковных сооружений. Причём он весь такой православный, весь в службах, прямо себя не жалеет. А какой был хам в своё время! Вот не верю я ему до сих пор, и связываться бы не стала, как с вами. Зачем? Просто я вас не знаю…
Неужели для сегодняшних священников-антисоветчиков, вроде патриарха, сейчас время веры? Время взлёта и расцвета? И, главное, многие вещи, на которые они опираются, уже давно опровергнуты, пусть даже та история со станцией Войковской. Но вот патриарху надо утопить Войкова любой ценой. А что он с этого имеет? – Деньги? Право ездить на мерседесе? Или он действительно думает, что способен противостоять западным ценностям, при этом самому опираясь на них? Эдакое выборочное решение: то, значит, нам не пойдёт, а это очень даже пойдёт и мы это возьмём, пусть даже это обычная ложь. Но нужна она нам позарез. У меня такое впечатление, что патриарх рубит сук, на котором сидит. Не случайно при нём должна русская православная церковь умереть. Без меня. Когда я уйду.
Просто и в церкви побеждает не вера, а власть – те, кто наверху. И священники есть советской закалки, но у них нет возможности высказаться. Им не дадут такой возможности. Как и в любой государственной структуре мнение низов не столь важно. И эта странная махина, русская православная церковь, которая мне видится, как огромный пузырь, полный людей внутри себя, медленно и верно ползёт к толерантности, демократии и денежкам. И это не случайно, что на её верху оказались именно те люди, что сидят сейчас. И что именно они рулят и двигают церковь по нужной именно им дороге. Есть ли у них вера? – Безусловно есть. Но эта вера как-то очень лояльно относится ко лжи и как-то подозрительно упорно закрывает реальность. Видимо, когда деньги прут из ушей и всё есть, как-то не видишь никого из тех, кто беднее тебя. Я специально говорю о деньгах богатых священников так много, потому что таких людей заклинивает, когда кто-то лезет в их карман эти деньги посчитать, и они становятся неуправляемыми дебилами, возмущёнными до глубины души чужой наглостью (=моей – я люблю считать деньги в чужих карманах!). О деньги – это святое! – слышу я в этих ситуациях. Это же ИХ деньги! Право собственности прописано в конституции русской православной церкви, обновлённой святыми 90-ми, после кровавого сталинского режима! Поэтому считать в их кармане деньги мне приятнее вдвойне. Деньги и нанопыль. Но это же мелочи же.
Про Сталина я даже как-то сознательно упускаю. Слишком уважаю этого человека, чтобы, упоминая, пачкать в таком обществе. А надо бы. Но не хочу. Это чтоб вопросов не возникало о таком моём молчании.

Да. Русская постсоветская православная церковь – это антисоветское образование. Иерархов уже не переделать. Они воспитаны на свободе 90-х, на бабле, на церквях, построенных на деньги всяких непонятных ловкачей, на открывшемся комфорте, на который все променяли свою совесть, и на пресыщенности богатством. Эту церковь уже не убедишь поделиться. Деньги делают всё. Зачем от них отказываться, когда вокруг полно дерьма, а они – как свет в окне, создают вокруг тебя красивую картинку? И ты уже в раю. Один сплошной свет. А шаг в сторону – и уже нищета, грязь и сплошной обман. И спившиеся и обкуренные дети. И гниющие наркоманы. И сплошная разруха и воровство. И убийства на каждом шагу. Что, никто из вас не узнаёт 90-х годов – это ведь к ним вы пришли после кровавых советских лет!? Лживые попы, променявшие свой народ на комфорт и своего бога (их бог – не мой Бог) – на деньги на свои церкви, взятые прямо из рук преступников.
Я не хочу быть с вами.

Ладно.
Значит, вы – убеждённые антисоветчики.
Это надо осмыслить. Это как-то очень глобально.
Вас, оказывается, нет рядом и никогда и не было.

И пусть говорят гнилые православные либералы, что народ может что-то сделать сам, вопреки своей власти. Никогда такого не было. Без нужного человека впереди – толпа останется толпой и никогда никуда не пойдёт. И родит она лишь неуправляемый и очень недолгий стихийный бунт, самой великой целью которого будут погромы и воровство чужого добра. И насытившись чужим добром – сойдёт на нет сам собой. Без Минина и Пожарского было бы то же самое, что и без Ленина и Сталина. И если бы в войну вместо Сталина был Кирилл – этой страны бы не было уже 70 лет. Прирождённый прислужник фашистов.
И не случайно он пришёл к власти. Видимо, разброд внутри церкви уже тогда, у развала Советского Союза, достиг своего апогея.
.

17 июня
Вы слышали, в Петербурге открыли памятную доску финскому фашисту Маннергейму? Тому, кто способствовал блокаде Ленинграда и устраивал концлагеря для русских, очищая от них Финляндию в начале века? И слова пешки Пескова? Вот вам и Путин проявляется с неизбежностью. Говорит в лицо одно, осторожно так себя ведёт, умело обходит острые углы, но затем на сцену выходит его секретарь и всё ставит на свои места. Либеральное начало побеждает или маятник качнулся в другую сторону? Ну поглядел человек в другую сторону, а сердце-то не лежит. Сердце ищет своего, родного, помягче, поудобнее, а не чужие слишком острые истины. И это уже давно не начало обратной реакции.
Россия сейчас действительно, как Карфаген перед своим падением – военные победы и тут же полное разложение внутренней элиты, всегда готовой предать ради сиюминутной выгоды. А тут и военоначальник как-то заметно начинает склоняться на сторону этой элиты. И эта доска, кстати, не единственная. – эта ваш вклад в историю России. Вклад антисоветчика патриарха, потому что если Сталин для вас враг, то напротив него – это ваши друзья. Это ваши герои. И реабилитация Власова (министр культуры России – власовец!), и памятник Краснову, и иконы с Николашкой Кровавым и отгроханный Ельцин-центр – всё это ваше, родное, и не случайное. И впереди этой возродившейся из пепла команды – патриарх Кирилл с драным и затоптанным портретом Николая, с простреленной хоругвью и крестом в крови – оттуда, с Сенатской. Украл у Гапона. Гапон уронил, Кирилл поднял. Бывает. И теперь мечтает освятить всем этим царский путинский венец.

Что смотреть, зачем поставлен Путин на верхушку власти в такое время? Если уже видно, что он не хочет и, видимо, не может сидеть между двух стульев и уже выбрал для себя поудобнее. Наверное, создан он, чтобы закрыть Россию от её прошлого навсегда. Уничтожить саму мысль о возможности повернуть на старую дорогу. Правильно. Если кто-то в моём мире убивает церковь, значит и для того, чтобы уничтожить государство тоже кто-то должен встать впереди него. Чтобы народ в нём уже не мог противостоять Дьяволу. Уничтожить все внутренние скрепы, как говорится, поменять все ценности на суррогаты… Чтобы народ начал держаться не чего-то там своего, упрямо, вопреки лезущим на него злу и лжи из всех щелей, а перенял «духовность» Пескова – этого зеркала всей нашей элитки, уверенной в том, что она семи пядей во лбу и на неё надо ровняться.
(Омерзительно беспринципная личность, особенно после ситуации с Колей из Бундестага. Власовская натура, считаю, раскрылась полностью, чего раньше как-то и не было видно. Скрывал, видимо, а сейчас уже считает, что победил и скрываться незачем. 30 ноября. Будущее.)

Самое главное, что меня уже это и не злит.
Смирилась с неизбежностью…
.

17 июня
Вот послушала выжимки из речей Путина на экономическом форуме.
И вот что почувствовала.
1. Этот человек неверующий. Бог не стоит впереди в его решениях. Он верит своим выводам и своему опыту. Вот эти его походы со свечками на службу для меня не имеют значения вообще. Я по ним о вере не сужу. Смотрю только на общий внутренний настрой.
2. Его политическое противостояние своим противникам не острое, он как бы волею случая, а не по своему желанию, вынесен на другой берег и хотел бы вернуться обратно. Но это ПОКА невозможно. Человек он умный, не полный либерал из 90-х, полёта сегодняшнего Кудрина, которые готовы повернуться на 180 градусов в любой момент, но он реально не хочет затевать конфликты или, возможно, не способен на реальный острый конфликт. Почему-то вот эти желания вернуться на свои старые, ельцинские, как я понимаю, позиции (может, экономические интересы влияют) ощущаю я очень сильно в его речи.
3. Для него моя книга не имеет значения. Она ничего в нём не зажгла, скорее произвела прямо противоположное воздействие. Он ничего не чувствует. Духовного родства я в нём не ощущаю, а внутренний надлом есть. Причём надлом не в смысле страданий. А в смысле того, что человек просто не хочет стоять на высоте, на которую его непонятно как занесло (он и сам не понимает, зачем). Ну не его это. А на этом пути отступление отнимает внутреннюю силу. Отсюда и ощущение надлома, слабости.
4. Он не пойдёт за моей мечтой. Раньше мне казалось, что можно увлечь моими мечтами чуждого мне человека. Даже, можно сказать, врага, настолько в противоположном лагере он находился. Думала, что я смогу изменить даже такого человека. Думала, что это незнание делает его выбор, и что если такому всё объяснить и правильно толкнуть, то он сразу станет другим. Я попыталась изменить его под себя. Но вот оказывается, что если человек смотрит в другую сторону, ему никакие объяснения и не нужны. И у него есть свои мечты – и они для него важнее.
5. Чужой человек.
.

19 июня
Сейчас смотрю старый фильм и думаю, куда девался этот сильный народ, народ с совестью и высокими принципами, те люди, глядя на которых веришь в жизнь? Народ, не похожий ни на кого? И понимаю – его нет.
Не стало этого народа. Остались единицы, как динозавры, а народ исчез. Теперь это или выживающая масса, перенацеленная на подсчитывание денег. Или высокомерные зажравшиеся мажоры из другой вселенной. Даже веру сохранить не удалось.
Я не верю в сегодняшних верующих. Они умудряются верить, нарушая собственные правила. Идти замкнувшись от всех в коконе. И в священниках я вижу какой-то суррогат, а не веру.
Но значит нет у этого народа иного пути, кроме того, что он заслужил. И только ту власть, что есть, он только и заслужил. И у веры значит нет другого пути. Зачем раздражаться на его патриархов, если они поставлены ему заслуженно? И если умирает вера народа или, что ещё хуже, как-то незаметно развернулась в другую сторону и пустила внутрь себя врага, значит уже ничего не изменить.

Мне жаль, что в старых фильмах ещё остался этот, бередящий душу, но уже умерший дух когда-то избранного народа, который не смог удержать свою избранность. Как и до него.
Но ничего нельзя сделать с этим, а только не мешать идти каждому своим выбранным путём.

Так уж в этом мире происходит, говорит Библия: «Сначала веру приносит мессия в народ, народ избранный, не всякий народ. Поэтому народ на этом пути стоит в основе. Его взращивают, как драгоценный цветок. Сам Бог растит его. Это раз.
Затем вера в этом народе облекается в церковь. Церковь появляется, чтобы служить своему народу и помогать ему обрести Бога и веру. Она не существует сама по себе и не отделима от своего народа. Так нужно Богу, чтобы избранная церковь была спаяна с избранным народом намертво. Ей нельзя уходить от своего народа, это сразу убивает её. Но стоит она сзади. Так положено и вам этого не изменить. Это два.
А затем приходит Царь к народу и вере, чтобы служить своему народу, радеть за правду и идти к Истине. Во избежание смут и раздоров. И царь здесь тоже не стоит сам по себе и сам по себе он не ценен. А ценен он лишь в служении своему народу и в своей истинной искренней вере, которая должна направлять его. И потому он в этой троице третий, в самом конце. Это три.
Народ – Церковь – Царь.
Вот в таком порядке и никак иначе.
И вот так же, с конца, и отпадает сгнившее и не устоявшее.
Сначала отпадает царь. Это самое слабое звено. Для этого он должен предать свой народ и свою веру (церковь). Это - обязательно. Это – символ отказа. Это уже произошло.
Затем отпадает церковь. Чтобы это произошло, она должна предать свой народ. Она должна предать все свои ценности. Она должна принять в себя Дьявола. Это – обязательно. Это – символ её предательства. Легко ли это сделать? – Довольно просто, если заменить понятия. И тогда алчность и безверие её адептов не дадут им ничего заметить. Если Дьявол её захочет купить и открыто протянет ей руку с подачкой, она, конечно, гордо отвергнет эти деньги. Но Дьявол никогда ничего никому открыто не предлагает. Особенно церкви. Так пошлите к ней его глашатаев - воров и убийц - и предложите принять их власть за взятку от них на её храмы. Кровавые деньги, сочащиеся кровью, но не от Дьявола, а НА ПОСТРОЙКУ ЦЕРКВЕЙ. Бог не заходит в такие церкви, ибо это церкви – Дьявола. И примут они эти деньги с радостью и отдадут свой народ ворам и убийцам на растерзание. И будут истово защищать эту власть, поделившуюся с ними деньгами, и будут за это получать от неё очередную мзду в виде денег, земель и построек. И если они так сделают, значит их церковь умрёт. Думаете, это ещё не произошло? – Просто агония длится какое-то время.
А затем отпадает и народ. От Бога, который впереди и который выбрал и собрал этот народ. Для того, чтобы умер избранный народ, он должен предать своего Бога. Убить Его. Это – обязательно. Это – символ отказа. 2000 тысячи лет назад именно иудейский народ отправил своего Бога на Крест. На смерть. Это было его решение, не судей, не первосвященников, ни Пилата. Последнее слово в этом вопросе сказал иудейский народ. И потерял свою избранность. И Бог отвернулся от этого народа. Бог ушёл от них.
Но Бог ещё не потерял веру в людей.
И создал другой избранный народ для себя, уже не называя его, ибо этот путь уже был пройден.
Но правила – они остались те же.
Правила Библии – действуют и сейчас».

Так говорит Библия, которую вы разучились слышать.

Царя вам уже не вернуть – трон сгнил за это время и распался на атомы.
А вот раскается ли церковь перед Богом и своим народом за своё предательство или выберет свой путь и свою судьбу – это вопрос.
Это – её дело.
Не моё.
Сейчас же она очень любит каяться перед Дьяволом.
И поэтому доверия у меня к ней – ни на грош.

И я не знаю, как предаст этот народ, этот второй избранник, своего Бога на сей раз.
Видимо, это неизбежность.
Как он выберет Дьявола, чтобы пойти за ним?
Может, это уже происходит в его отказе от своей истории, в лжи и полной потере всех своих ценностей?
И приходят ему на смену взращенные мальчики Коли из Бундестага, и такие же девочки рядом с ним, вызывающие у меня омерзение. А чтобы им не мешали проявлять себя, всякие там двуличные песковы, с ханжескими ужимками, будут требовать от других не мешать этим детям быть естественными. И прославлять Дьявола. И терять они будут разум вместе с памятью. И вместе с разумом терять и себя.
Это уже не мой народ.
Я уже не хочу смотреть в его сторону.
Пусть подыхает как-нибудь без меня.

И, тем не менее, я ещё говорю этому народу:
- Вы, Неназванные, поглядите на названных, кому богоизбранность была выдана авансом.
Куда завело их убеждение в своей богоизбранности.
Уже не иудейства нет впереди них, ни Бога – одни Евреи.
Одна Национальность теперь шагает впереди них, а за ней плетётся всё остальное, что к ней они привязали.
Вот и вы не заметите, как слова «Бог и я» поменяются местами и станут «Я и бог».
Богоизбранность – это тяжелейший крест.
И тот, кто это забывает – тот тут же падает в Пропасть.

*
Послушала тут, когда начала печатать Приложение, передачу сиониста и патриота Владимира Соловьёва. Два еврея в передаче. Всё. Ни России, ни патриотизма, никаких проблем – кроме двух собравшихся Евреев (с большой буквы), которые перемывают косточки гоям и возносят всех, кто их, Евреев, защищал или защищает. Причём и для них, внутри себя, так сказать, есть, оказывается, избранные Евреи, а есть евреи – так себе. Как гои. Речь шла о Маннергейме, как он у себя в Финляндии защитил евреев от уничтожения. И о фашистской Германии, в армии которой служили 150 тысяч евреев. Полукровок, если уж быть откровенным. И вот эти два Еврея напрочь забыли в своей многоречивой правоте не только о русских, в том числе женщинах и детях, которых Маннергейм безжалостно уничтожал, освобождая от них образующуюся Финляндию, что там говорить – русские же! Но и о советских евреях, которых немецкие полукровки так же безжалостно уничтожали, и без всяких сомнений. Но это же были советские евреи, с точки зрения антисоветчика Соловьева и его собеседника, – это же просто мусор для настоящего Еврея-сиониста! И как эти двое расчирикивались в дифирамбах фашистам! И за доску Маннергейма – горой стояли. Ну наш человек! Готовы были прямо на всё. И совершенно не видели двойственности, уже поселившейся в их душах намертво. Пора бы им уже на абажур… к своим кумирам.
Для меня этот диалог был откровением.
Новый взгляд на евреев изнутри них самих.
.

19,5 июня
Опять в интернете срач по поводу установленной памятной доски фашисту Маннергейму. И я вспомнила видео времён его русского подданства, экзальтированное такое, с целью показать, какой он был когда-то хороший, до того, как стал кровавым маньяком: с этими разодетыми дамами и кавалерами, с царской семьёй, и задалась вопросом: что же заставляет сегодняшних монархистов цепляться за эти картинки и видеть в них то, что и в помине никогда не было? И сама себе и ответила: мечта.
Страшная вещь – мечта, навязчивое желание принимать желаемое за действительное. Даже самая красивая и возвышенная мечта разрушает изнутри, если она идёт в разрез с реальностью и не позволяет вовремя сделать правильные выводы. Она и меня разрушает, эта мечта, если я вовремя не остановлюсь, а что уж говорить об этих наивных идиотах, искренне верующих, что мимимишные детские фотки способны оправдать убийцу. Странная логика у них. Но они в это верят.

Нельзя в этом мире не видеть Тьмы и не считаться с ней. Одним своим хотением людей не исправишь и в чужие желания не залезешь. Да и чужие желания возникают не на пустом месте – это целая цепочка из действий и стремлений, настолько прочная, что даже одно звено бывает извне невозможно выбить.
Поэтому не случайно сказанное предупреждение не метать бисер перед свиньями.
Да, обратиться можно. А иначе, как передать другому свою мысль? Выслушать ответ и объяснить чужую ошибку. Но если ты видишь упёртое нежелание собеседника тебя слышать, замолкай и уходи. Поверь, в споре истина не рождается, в спорах рождается бессмысленный ор, в котором каждый остаётся при своём. Истина рождается в диалоге, где умеют слушать и понимать услышанное.

Мне кажется, что очередной раз пережёвывать уже сказанное бессмысленно. Это я по поводу Маннергейма с его поддержкой на самом высшем уровне, со всеми побуждениями и последствиями. Да и что иного можно ожидать от министра культуры, задавшегося целью реабилитировать фашизм? Даже общество создал для этого с говорящим таким названием: ВРИО. Кот Базилио с лисой Алисой рядом с ними отдыхают.
Зато я вывела для себя царя, которого достойна сегодняшняя Россия. Про Путина сразу скажу, если он хочет закончить свою жизнь в психушке, то это - его выбор. Ну а без отклонений – выбор сегодняшней Руси, боюсь, что уже не святой, - это наглый недалёкий хапуга с загребущими руками и одной извилиной. Кстати, Гогенцоллерша со своим сынком вполне подойдёт. С сегодняшней мечтой о ма-аленьком домике в России, Ливадийском дворце, например, а там уж и не знаю, как её мечта развернётся… Вокруг них я вижу патриарха Кирилла с моложавыми лилейными митрополитами, размахивающими кадилами и закатывающими глазки от умиления. Лепота. На что они при этом надеются? – На новые мерседесы? Будут говорить красивые слова о вере, царе и отечестве и приглашать всех в свои храмы. Даже Антихриста звать не нужно.

Сложно же как вам ненавидеть Сталина…
Вот только он не придёт, чтобы избавить вас - от вас.
Мечта – страшная вещь, если вовремя от неё не избавиться.
Так что победа будет за вами.
Я уступаю вам этот мир.
Это – мой выбор.
.

20 июня
С какой-то даже лёгкостью принимаю мысль, что антисоветчина уже навсегда. Что никаких поворотов назад уже не будет. Что вся власть, которую я как-то проглядела в своё время, во главе с Путиным, целеустремлённо идёт по выбранной дороге.
Уже как-то с дураками и спорить не хочется, с их гулагами, бутовскими полигонами и прочими фантазиями, что начал Хрущёв, с подачи Америки, кстати, после поездки туда, а затем остальные. Почему-то не хочется во всё это влезать. Словно целый пласт отвалился от души.
Да какая разница?
Этот народ уже не тот. Нет смысла смотреть в его сторону. Единицы не считаются. Здесь всё стало фальшиво, всё замешано на деньгах, а враньё давно стало главным стимулом жизни. Последняя ступень пала, так и не поднявшись, как и все.
Наверное, потому и цели у меня были сдвоенные. Я искренне надеялась на лучшее, но худший вариант всегда стоял рядом. И всегда побеждал именно он. Удивительно, ни одна моя надежда на светлое не прошла. А мне нужны были безмолвные сторонники с властью и деньгами, которые смогли бы воплотить мои мечты в жизнь. Причём не самые позитивные, потому что мои запланированные методы были рассчитаны на полных дегенератов, а не на праведников. Ну, или почти полных. На придурков действуют только методы придурков.
Но, видимо, мир таков, что придурки ощущают своих нутром. А я – чужак. Даже в союзе с Тьмой – чужак. Никто из этих гоблинов не почувствовал ко мне доверия и не повернулся в мою сторону. Они принимают только своих, их инстинкты не обмануть.

И всё равно я ни о чём не жалею. И что только писала, и тем не отрастила себе никаких хвостов. И что писала кому-то. А то было время, когда я жалела, что вообще обратилась к кому-либо. После нападения на меня. Но ведь как бы тогда я поняла, что люди настолько гнилы? Везде. Даже если выбрать кого-то со стороны, результат будет одинаков.

В самой книге моей двойственность. И вроде бы она целиком направлена на спасение людей, а это и единственный способ мне от них избавиться. Вот так программа действует во мне – надо писать, надо закончить, а там, в отношении людей – уже не моё дело, а меня это освободит. Хорошо это или плохо, но мне самой надо во всём разобраться. Мне это очень важно – разобраться во всём самой. И вот именно написание этой книги даёт мне все объяснения, прямо по слогам, тщательно, не спеша, но очень методично уводя в сторону. Так для кого я её писала? Эта книга всё время мне была не нужна, а теперь я чувствую, нет, она мне очень даже нужна. Это как огромный камень, который я установила прямо перед собой, чтобы загородить полностью дорогу, по которой брела… А мне было так тяжело поверить в абстрактное. Я совсем забыла себя в прошлом. Эта книга так же помогла, если и узнать себя, но как-то мне перестало быть это нужным, то принять. И не бояться своих чувств и видений. А какую веру эта книга мне дала!!!
Странно, но сейчас её текст перестал быть живым для меня. Раньше был живым. Он и сейчас живой, только в памяти. А прочитать уже ничего не удаётся – сразу скучно становится. Причём сначала ушла первая часть, затем вторая. Даже юмор исчез. Зато я поняла, что может почувствовать в ней незаинтересованный атеист. Или муж интеллектуалки, который пошёл с женой, бедняга, на концерт классической музыки.

Как странно сложилась моя жизнь. Ничего не достигла, по человеческим меркам, а ни о чём не жалею и другого ничего себе не хочу. Вот сейчас всё перечеркнулось для меня, мечта рушится именно так, а стены нет. Наоборот, словно приоткрылась маленькая дверь, которую я раньше не хотела замечать. А там так интересно!

А вот если бы они не молчали, а отвечали. Было бы такое?
А хочу ли я этого?
Но они же молчат. Значит, пока не всё потеряно.
.

21 июня
Тут размышляла по поводу тем из предыдущих писем и подумала: так, возможно, Антихрист уже здесь. И увидела картину: стремительно шагающий мужчина, откуда-то из поворота, к далёкой цели. И сразу, как появился на ровной дороге, бросает в эту, далёкую ещё, цель, с двух рук, что-то вроде бумерангов – такие орудия убийства с краями, первое, как крест, с узкими краями, второе, сразу после первого, как квадрат. И мгновенно выбивает кого-то там, впереди, куда ещё не дошёл.
Что интересно, мыла пол в это время. Неудачно наклонилась в проёме двери и со всей силы ударилась виском о накладной замок. Думала, упаду. Пошла, легла. Мощный удар. Так сам себя и убьёшь…

Нет, боюсь, что мы с Антихристом рядом не уживёмся.
Потом пришла мысль: пора их отпустить.
.

3 июня
Впервые почувствовала сильнейшее отвращение, когда читала очередную антисоветчину. И вместо желания защищаться или оспаривать, как было раньше, только представив вероятность такого диалога, отшатнулась. Пусть идут, куда хотят. Я лучше сойду с их дороги.

Пишу, чтобы поделиться картиной:
Какой-то дом, но видна лишь его часть с Дверью. Перед домом – небольшая площадка, под ногами песок, и тут же – большая лужа. Просто огромная. Разлилась на всю площадку, оставив лишь узенькую, очень неудобную тропиночку где-то с краю. Перед Дверью – жиденькая очередь из путников, таких усталых, плохо одетых, видно, что шли долго и пообносились в дороге. И вообще, на вид – и смотреть не на что. Тихонечно так стоят, стучатся робко-робко – и ждут, когда Дверь откроется. А она редко открывается, но открывается, и впускает по одному путнику. Изредка и к ним кто-то подходит, откуда-то прибредает, осторожно обходит лужу и пристраивается к концу очереди.
И вдруг тишину нарушает громкое фырчание и во двор, на площадку, вкатывает машина. На всей скорости тормозит прямо в луже и окатывает всех грязью. Открывается дверца и ВЫЛЕЗАЕТ: штаны бархатные, ряса атласная, вся в драгоценном шитье. На шее золотая цепь в палец толщиной и на ней золотой крест до пупа, весом 3кг 333гр (и красиво, и символично). В кончике носа - серьга и в ней – драгоценная гемма с чудотворным ликом Николая 2. Пальцы веером, глаза в прищур. Только глянул на очередь – всех мгновенно и оценил, до копейки, все заплаты и прорехи.
Дверцу как открыл – сшиб пару путников из очереди. И тут же в крик: «Вы почему мешаете!? Не видите, что ли, Я приехал!!!» Шагнул в очередь, одного отпихнул локтём, другому наподдал ногой, остальных животом смёл. И всё с криком, все вокруг виноваты.
Разметал очередь, приник к Двери, поцеловал подобострастно так, сердито оглядев отброшенных путников, мол, вот как надо! И тут же в неё затарабанил. Бум. Бум. Бум.
А Дверь эта только в этом дворе была ничем не примечательна, потому что в этом дворе всё перемешалось – и свет, и тьма. А с той стороны всё было в порядке, и одна и та же Дверь открывалась и в Свет, и в Тьму. И была между ними непроходимая каменная Стена.
Что там происходило, когда открывалась Дверь, путникам видно не было. Да и не интересно это. Но зато когда забарабанил он, там, за Дверью, вдруг Кто-то отложил напильник, которым подтачивал себе зубы, от скуки, и шагнул в небольшой и пыльный коридорчик. По правде говоря, этот Кто-то обернулся к Двери тут же, как колеса въехавшей во двор машины коснулись лужи, и сейчас стук в Дверь уже ждал. Итак, этот Кто-то быстро поправил в коридорчике фанерку с нарисованным на ней пейзажем, подпёр её брёвнышком, чтоб не падала. Ногой выдвинул выцветшие бумажные цветы в дырявых картонных горшках, чтобы закрыть обшарпанный угол. Сдунул паутину и жирного паука с нарисованного окошка на холсте, висящего на двух гвоздях. Какие-то ватные облака и кривое деревцо… А, сойдёт! Лампочку тусклую, всю засиженную мухами, включил. Взял под мышку гнутый поднос с приклеенным к нему заплесневелым сухарём и окаменевшей солонкой. Огляделся – и остался доволен.
Масочку из кармана вытащил и нацепил на лицо: сам-то он прекрасен, спору нет, в этом он не сомневался, но взгляд-то и выражение лица никого не обманут. А так: нарисованные глаза цвета неба, улыбка на пухлых губках, румянец. Кнопку древнего магнитофона нажал, чтобы и голос не выдал – низкий, хриплый, злой. Таким дорогих гостей не встречают. И открыл, наконец, Дверь. И зазвучало:
- Ах, мил человек! Заходи! Мы тут тебя заждались! Будешь дорогим гостем!
И поднос с сухарём сунул под нос. Лампочка тусклая, со света со двора глаза не видят ничего. Улыбнулся радостно гость, ткнул пальцем в сухарь и солонку, ничего не понял.
Стоит, приноравливается, щурится, прямо на пороге. Дверь нараспашку.
Смотрит, вот Кто-то перед ним, а голос откуда-то из угла.
- А! – не дожидаясь вопроса, мгновенно ответил ему Кто-то. – Сейчас исправим!
Протянул руку и щёлкнул у гостя выключателем у его уха. И слух у него исчез.
А тот опять стоит, щурится. Смотрит, глазам не верит. Вот только что было озеро, а теперь – ржавый таз на полу.
- О! – и тут мгновенно понял Кто-то. – Сейчас-сейчас!
И вывернул ему глаза, как лампочки. И гость ослеп.
- Что такое… - удивился было тот. Но Кто-то и здесь опередил чужие слова, ткнув гостя в лоб. И мозг гостя отключился.
- Заходи же мил человек! Чего встал, проход закрыл?
И вдруг что-то кольнуло в груди, под атласной рясой, и тут же тревожно забилось сердце.
- А! – тут же понял Кто-то и ткнул пальцем гостю в грудь. И замёрзли у него чувства, и сразу стало на его душе легко и весело. И все сомнения исчезли.

И тогда он шагнул внутрь. И Дверь закрылась.

Вот такая вера у либералов, демократов и антисоветчиков. И заклинивает их эта вера так, что уже и не сдвинуть с места. И уводит их за собой.
И насколько безнадёжно таким что-то объяснять, с их внутренним компасом, в котором север и юг поменялись местами. Их КАЖДОЕ решение ложно. Их тянет в другую сторону с силой нечеловеческой.

Вот от таких людей пытался защитить свою страну Сталин. Чтобы они не пришли к власти, как пришли сейчас.
НИ МАЛЕЙШЕГО ШАНСА НЕТ У НОРМАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, чтобы противостоять таким уродам. Лживым, коварным, безмозглым, не позволяющим никому даже вздохнуть поперёк их желаний.

(1 декабря): Перекрыли любой доступ, все каналы, педерастов миллионами осыпают, чтобы они свою культуру в массы впихивали, а советского духа боятся, без конца вопят что-то о попранной их свободе, а все государственные каналы, все раскрученные СМИ – сочатся ядом и свободой там и не пахнет. Противоположному мнению даже жить не дают на корню. Им, тем, кто сейчас у власти, легче фашистов принять, как говорится, хоть чёрта лысого выберут, лишь бы не Советский союз. Ещё примирение какое-то выдумали, при котором советского человека объявляют монстром и выливают на него всё дерьмо, а всех, кто был против – пострадавшими героями. И двуличны-то как. На Украине и в Европе, когда уничтожают советские памятники – это их почему-то ещё раздражает. Это – ещё политика. А у себя, так же, как на Украине, хотят смуту завернуть, такую же чистку устроить – уничтожить всю память о советском времени - и никто этим первым ласточкам по голове не настучит. Наоборот, приветствуют, как дорогих гостей. И министр культуры России, защитивший докторскую по реабилитации Власова (это вообще как!?) в первых рядах. Да я не хочу вообще иметь никакого дела с государством, у которого министр культуры – открытый фашист! И он ведь и не самый плохой в этой компании, ну просто влюблён в фашизм и ненавидит советский строй. Поэтому проталкивает своих. С тонким таким стёбом всего советского, как недавно открытый памятник Калашникову с немецким автоматом. И не говорите мне, что это произошло по ошибке.

Ничего и никого здесь уже не хочу.
.

25 июня
А вот и мои расценки и мои правила.
(Письмо было посвящено этой теме, но текст я сейчас заменила на более поздний).
Все расценки идут в долларах США, как в самой ценной человеческой валюте на сегодняшней день. На ней находится больше всего человеческой крови. Её минимальный курс к рублю – 1:1. Ниже она быть не может.
Более того, я не имею дело с частными лицами, только с лицами, олицетворяющими в себе государство или церковь. Мне нужен только народ с его землёй, на которой и с которым я собираюсь построить моё царство. Пусть даже и без отпавшего человеческого царя. Обойдусь.
1. Покупка у меня права использования моей книги на территории России (для тех, кому она не предназначена по умолчанию) – 3 миллиарда. Если к данному документу захочет присоединиться РПЦ (без РПЦЗ), пусть присоединяется официально. С подписями и печатями. Если не захочет сейчас, но захочет позже, после России, должна будет тогда сама внести такую же плату – 3 миллиарда. И РПЦ и Россия должны помнить, что использовать мои тексты они могут или при социализме, или при официально объявленном пути общества к нему, с переменой своего курса. Новая православная церковь в сегодняшней России существовать не может.
2. Чтобы получить право использовать мою книгу ислам должен заплатить 4 миллиарда. Образовать Новую исламскую церковь ислам может не менее, чем через год после образования Новой православной церкви и только в Сирии Башара Асада. Любая другая Сирия – отпадает. Через 5 лет эта религия может быть экспортирована в Россию, в Башкирию. Проблема в том, что писать эту религию должен был Саддам Хусейн, Новый Ислам должен быть построен на его религии, и тогда бы она предназначалась бы для всех без исключения. Если будет писать не он, то его враги пройти не смогут. Но, кроме его врагов, есть и другие – и их немало.
3. В Новый Советский Союз могут войти посторонние территории, выразившее это желание значительно ранее, чтобы было понятно, что на это решение моя книга не влияла, и юго-восток Украины, по результатам обязательного референдума, в связи с тем, что на Украине сосуществуют два разных враждебных народа: непосредственно украинцы, тяготеющие к Западу, и малороссы, которых ошибочно переименовали в украинцев, оставшихся по духу русскими. И малороссы уже заплатили за эту возможность своей кровью. Такая плата всегда учитывается. Поэтому весь русский юго-восток Украины должен через референдум выяснить для себя, хочет ли он, в каждой избранной области – отдельно, войти в Россию. И при условии, если более 2/3 от всего населения каждого отдельного региона выберут этот вариант. Если менее или ровно – это будет невозможно.
Каждый входящий должен знать, что Новый Советский Союз – это порождение исключительно русского мира, что это веяние только с этой стороны, и что в нём все национальные границы будут ликвидированы. Русский язык объявляется языком межнационального общения. Законы общества выводятся именно исходя из русской ментальности и её отношению к другим народам. И это значит, что утрированное, искусственное поддержание национальных групп в нём не будет. Любой народ в нём имеет право быть самим собой, но интерес к своему народу должен быть в самом этом народе и им же поддерживаться внутри себя. Если интерес к самому себе у народа пропадает и жизненные силы стремительно иссякают, поддержание в нём жизни искусственно превращает их в упырей. Тем более, что основная цель образования Нового Советского Союза – это путь человека к Богу и облегчение этого пути, так как сейчас такой путь – практически непроходим.
Кому эти правила и эта цель не подходит, то потребуется изолировать данные территории с данными народами от остальных. Невозможно рядом находится Свету и Тьме. Эти народы станут более агрессивными и опасными не только для окружающих людей, выбравших иной путь, но и для конечной цели вообще.
4. Через 10 лет после образования Нового Советского Союза в него могут войти те страны из бывшего СССР, которые смогут создать внутри себя советское государство, исключая страны с активной государственной русофобией. Перед этим они должны расплатиться со всеми жертвами своих националистических группировок, из 90-х годов, по крайней мере иметь на руках доказательства, что сделано всё возможное для того, чтобы их найти. И русский язык должен стать на этой территории разговорным языком, потому что входить в общество русского языка и русской ментальности, элементарно не умея даже связать двух слов на русском языке, ментальность же общества меняет советский строй, это проявление неуважения к тому, кто несёт для них спасение и Свет. Об этом нельзя говорить – в истории уже есть пример народа, авансом прославленного и павшего, так и не взлетев. Болтовня на эту тему – зло. Потому что объявлять избранным целый НАРОД – это великая двойственность и великая опасность, ибо разделяя народ на единицы, сразу получаешь полное несоответствие эпитета с реальностью. Но тем не менее, это так. Плата для этих народов общая – 4 миллиарда.
5. Через 15 лет после возникновения Нового Советского союза в него могут войти страны бывшего социалистического лагеря за ту же плату – 4 миллиарда. Входят они не по одиночке, а до этого соединившись в единое целое с социалистическим устройством. Это право есть только у одной страны – Югославии и её народообразующего общества сербов. Исключаются государства с активной русофобской государственной политикой и сербофобы. Туда не сможет войти Польша, по причинам, указанным ниже. Судьбу своих врагов сербы могут присоединить к судьбе врагам России. Кто не захочет войти в Югославию, должен будет внести за себя сам полный взнос.
6. Через 20 лет могут войти в Новый Советский Союз остальные страны третьего мира, кроме стран развитого капитализма, объединённые по местности в большие социалистические государства (не по отдельности) с более или менее хорошим знанием русского языка. Плата каждого большого объединения – 4 миллиарда.
7. Через 25 лет в Новый Советский Союз могут войти объединённые страны развитого капитализма, кроме США и Канады, плата каждого объединения составляет 400 миллиардов.
8. Через 30 лет после возникновения Нового Советского Союза в него может войти США, с новым государственным социалистическим устройством и новым языком межгосударственного и международного общения - русским. Это обязательно. Плата для США – 400 миллиардов.
9. Через 35 лет в Новый Советский Союз могут, наконец, постучаться оставшиеся предатели и агрессивные русофобы, и все, кто к ним присоединится. Так как эти государства были созданы искусственно Западом и США, то я предполагаю, что Запад и США помогут этим гражданам с залогом, причём прежде, чем войдут в Новый Советский Союз сами. Как смогут, потому что должны же они чувствовать ответственность за свои поступки. Их взнос – 400 миллиардов. Не наберут – значит не наберут. Предателей – не любят нигде.
10. Украинцам же я предлагаю попробовать войти в Белоруссию, но не украинцами, а белорусами. Если Белоруссия согласится их взять в себя и тем повременить со входом в Новый Советский Союз ради спасения, по сути, своего брата-близнеца. Конечно, тоже через референдум и по согласию населения каждой голосующей территориальной единицы. Сама Украина уже свои проблемы не решит. Фашизм так просто не уходит. Но Белоруссия – это и есть мечта украинца о Западе. Это то, что им не хватает и то, что они смогут принять: сильная власть, сильная милиция, сильное уголовное право и чистота.
Более того, через 5 лет после вхождения в Белоруссию украинского народа со своими территориями, не ранее, Белоруссия может принять в себя, если захочет, конечно, и поляков, тоже как белорусов. И тоже после референдума об их согласии. Белоруссия может подождать это решение от них, но не более, чем 10 лет, потому что слишком долгое ожидание падших разрушает ожидавшего. У белорусов сильный советский русский менталитет, что очень важно на таком пути, но с меньшим проявлением анархизма. Возможно, они смогут изменить своими законами и своим доминированием эти потерянные народы. Но только, если эти народы сами примут её доминирование и захотят этого спасения.
В противном случае, своим количеством и агрессивностью, они могут сильно навредить Белоруссии. Ей решать, кого принять, справится ли с задачей и нужно ли ей это вообще. Потому что именно Белоруссии (вместо Украины) я даю право собирать потерявшихся белорусов, так сказать, по миру, чтобы попытаться спасти их от них самих. Если, конечно, к тому времени Белоруссию не сожрёт Бялорусь со змагарами, как сожрали Украину украинцы. Но пока она держится. Потому что, взвалив на себя эту ношу, она сможет войти в Новый Советский Союз лет только через 20. Пока не растворит без остатка агрессивную русофобию в принятых ею народах. Если же эти народы откажутся от такого варианта – могут идти, куда хотят, становятся кем угодно, ибо это неизбежность для них, и присоединяются к предателям и агрессивным русофобам. Потому что это их место и есть.
Взнос Белоруссии не ранее, чем через 20 лет, при вхождении в Новый Советский Союз, если она примет оба народа – 3 миллиона, если примет только один народ – 6 миллионов. Если ещё какие-нибудь настойчивые белорусы начнут стучать к ней в дверь, с учётом нахождения внутри неё не менее 10 лет – 1 (один) доллар. Иногда 1 доллар стоит дороже миллиардов и отработать его гораздо сложнее. Или же через 10 лет вместе с государствами бывшего СССР, разделив с ними общую плату.
11. Так как я всё-таки мечтатель и верю в сказки, то называю и все неучтённые общества, пожелавшие присоединиться к перечисленным, если пожелают выползти на свет.
Их цена – 800 миллиардов – с каждого обособленного общества. Пусть приходят вместе с предателями.
12. Через двадцать лет чужие мусульмане смогут принять новую веру. До этого им вход туда будет запрещён. За символическую плату в 400 миллиардов. После этой платы Новый ислам может принимать в себя и представителей других религий.
13. После 5 лет существования Новой Православной церкви, католики могут начать собирать в себя всё оставшееся неправославное христианство, потому что по отдельности никакие религии приниматься не будут. Причём на своих условиях, как целые церкви или как отдельных христиан, если их церкви не захотят этого, а секты не смогут найти свою главу.
Это необходимо потому, что живым христианством в этом мире осталось только русское православие на территории России. А только живое христианство может выпустить своего адепта – ОН не позволит снять им крест. Но христианство, к сожалению, стоит на последней своей ступени. И для многих заблудших предоставленное этой ступенью время – слишком мало. Его им не хватит для очищения. Им надо перейти в Новую Церковь под Христом, которая даст им для этого время.
Когда католики соберут всех, кто захочет войти, они могут закрыть свои двери и только тогда начать разговор с РПЦ о вхождении в неё, чтобы разделить внутри неё свой поток.
Взнос католиков – 4 миллиарда.
14. Через 5 лет после образования Новой Православной Церкви все оставшиеся православные церкви, кроме сербской, могут начать входить в Византийскую церковь, потому что только с Византийской церковью РПЦ будет вести диалог о её вхождении в неё. Откуда всё вышло – туда всё и вернётся. Те христианские церкви, что стоят обособленно, должны выбрать себе сторону, куда они войдут.
Плата для Византийской церкви – 3 миллиарда.
15. Сербской церкви я даю возможность присоединиться к РПЦ сразу, как Россия и РПЦ (если будет так) оплатят взнос. Естественно, по внутреннему договору, оплатив (возместив) часть оплаченного. Сербия, как государство, не может уже этого сделать. Но если Сербская церковь согласится это сделать, войти в РПЦ., то на территории Югославии будет действовать русская православная церковь. Это ей должно помочь.

А теперь я объясню, что значат эти взносы.
Вот такая аллегория:
Предположим, у вас есть желание купить себе новый телефон. И вы уже накопили на него деньги. И эти деньги лежат у вас в кармане, а витрина с товаром – красивая и завлекательная – прямо рядом с вами. И хоть дома у вас уже есть 20 телефонов не хуже желаемого, да и этот новый, по большому счёту, вам вообще не нужен. И вы это понимаете, там, где-то в глубине себя. Но деньги – в руках, витрина – здесь, желание – есть и вы уже не сможете устоять перед этой покупкой, кто бы вам чего не говорил по этому поводу.
Витрину забрать нельзя, внутрь вас тоже не залезешь, но если забрать из ваших рук накопленные деньги… Вот тогда эта ваша тяга к неизбежной покупке даст сбой. Конечно, товар будет манить, но без денег вы, возможно, почувствуете, как дорого он стоит для вас! И у вас появится возможность сравнить его с тем, что у вас есть, и, возможно, вы захотите перенаправить своё желание на какую-то другую покупку. Более нужную.
Так вот эти взносы – это ваши похоронные деньги. Это те суммы, которые вы накопили за свои жизни на собственные похороны, чтобы отсюда уйти, которые перевели в самые ценные для человека денежные знаки. Кто-то накопил себе на пышные похороны, стоящие миллионы, аж жуть пробирает от их пышности, а кто-то скопил так, мелочишко. Но в любом случае, даже если человек отложил на свою смерть полкопейки, его похоронят обязательно. Услуга оплачена – услуга будет предоставлена. Любой ценой. Похоронят и на полкопейки: помашут рукой, смахнут слезу. И человек будет похоронен.
Конечно, есть немногие, кто на смерть себе не копил, потому что умирать не захотели. Это другое дело. Но те, кто положил деньги на этот счёт, те умрут.
Естественно, что я не собираюсь забирать себе окончательно ваши похоронные сбережения. Только на время, пока жива. Все смогут это проверить в момент моей смерти – именно тогда к ним вернётся то, что они не захотели или не смогли погасить за предоставленное им время. И я не потерплю, чтобы к этим деньгам прикасались. Все мои деньги – это мёртвые деньги.

Сделка действительна только на территории Нового Советского Союза.
Игра для каждой общности начинается только с внесением взноса. Нет взноса – нет ИГРЫ.
Взнос можно внести только в указанный период времени. Деньги, внесённые раньше – сгорают.
Если при оценке общности у власти Нового Советского Союза возникнут сомнения, то оно решается в пользу негативного решения по отношению к оцениваемой общности. Пусть лучше она подождёт, перевоспитываясь сама в себе своими средствами, чем новый Советский Союз впустит к себе Дьявола. А из подобного поступка можно сделать единственный правильный вывод, что Бог новому Советскому Союзу, как, впрочем и старому, не нужен. И такое «благородство» - не более, чем попытка недалёкого хитреца уйти от Бога в другую сторону, как бы не потеряв лица. Не говоря прямо «нет».
Общность оценивается за последние 150 лет от даты оценки. В общности народ не отделяется от его власти, потому что в этом мире нет ничего случайного. И внутренние процессы, происходящие в общности, влияют на её выбор вождей. Конечно, здесь у каждого народа есть свои взлёты и падения, разница заключается в том, что для одних падение – это способ собраться, понять свои ошибки и вылезти из своей ямы, а для других их яма с грязью – это цель и смысл жизни, а искусственное вытягивание их на более высокую ступень только раздражает и наделяет гипертрофированным чувством собственной значимости с большими претензиями к тем, кто их спасает. И потому, стоит от них отойти и перестать поддерживать, они постоянно в свою яму возвращаются. Подобная оценка необходима, чтобы случайно не назвать другом потенциального врага и предателя. И это предупреждение не только России, но и Сербии и Сирии, если они пойдут по этому пути. Белоруссия, конечно, стоит здесь особо, но и она должна это знать и, несмотря на предоставляемый изгоям-белорусам выбор, обращать внимание на то, КАК и НА КАКИХ УСЛОВИЯХ эти изгои будут просить её о помощи. Для советского же, по духу, человека, даже в отвергнутых обществах, границы значения не имеют, это всегда надо помнить, хоть, конечно, в таких обществах истинно советских людей мало. Но, безусловно, они есть. ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ НИКОГДА НЕ ОТРИЦАЕТ ВТОРОЙ, А СОСУЩЕСТВУЕТ ОДНОВРЕМЕННО С НИМ. Поэтому для избранных всегда остаётся возможность спасения в одиночестве, а не со всеми.
Если я умру – ИГРА останавливается и переходит во второй вариант развития событий. Кто не успел войти – тот опоздал. Игра – есть игра.
.

5 июля
Приснился сон.
Я – на огромном корабле и помогаю уйти с него двум своим родственникам, которые должны уйти, ведь я вижу на горизонте целую армаду. На длинной верёвке спускаю их лодки с борта в море.
- Потом встретимся, - говорю им напоследок.
Армада приближается и окружает мой корабль, я выделяю из многих похожих два корабля-амфибии с крыльями. Они ещё и летают.
Мои спустились и куда-то уплыли. Теперь я смотрю на свой корабль сверху. И слышу голос. Очень чёткий:
- Всё. На корабле остался один Сталин.
А потом Сталин принял представителей этой армады.

Потом я долго и нудно кому-то доказывала, что Сталин – это просто Сталин и ничего больше. И говорила, что как можно быть такими придурками, чтобы этого не понимать. Что он просто человек.
А мне говорят:
- Не в этом дело. Ты ничего не поняла. Они не то имели в виду.
А я сказала в ответ гордо:
- Никому ничего не дам бесплатно.
И мне ответили:
- Правильно.

Потом мне сразу приснился другой сон.
Я держу на руках младенца, вроде я его где-то себе взяла. Затем я его где-то оставила. Или кто-то взял его у меня, не помню. И тут кто-то говорит, вспоминая о нём:
- А младенец мёртв! И уже давно.
Я смотрю, а он, действительно, как камень: на губах застыла молочная пена. Я не могу дотронуться до него – что-то в нём пугающее, неприятное.
Затем, через какое-то время до меня доходит: И я восклицаю, имея в виду людей:
- Они убьют моего малыша!
И совсем другое чувство меня пронизывает. Я понимаю, кто этот младенец.
А мне говорят о нём:
- Это не смерть.
И я понимаю, почему он показался таким пугающим.
И ещё:
- Он ещё не родился. И ни в коем случае нельзя допустить, чтобы он здесь ожил.

И тут я понимаю – книга-то не дописана! Да ведь я и дописывать её не собираюсь. Да и не книга это вовсе – так, сказки среди хаоса моих воспоминаний.
А мне говорят о людях:
- Дело не в тебе. Дело в них. Они могут ошибиться. Текст сшибает с ног и мало кто имеет достаточно силы, чтобы не потерять голову. Они должны иметь свой текст, чтобы слабым было за что держаться. Иначе Поток унесёт их. Они должны написать продолжение Библии.
Библию внутри нельзя трогать, ибо это – живое. Но Церковь, как и человек, растёт.
А потом спросили меня:
- А ты как думаешь, ЧТО ТАКОЕ БИБЛИЯ?
.

5 июля
В Коране нет Сына Божьего, поэтому Коран – просто Коран.
.

11 июля
Прочитала статью о педерастическом лобби в Совете Федерации. И хоть и совсем не к месту эта тема в моих письмах, я решила просветить вас на этот счёт. Чтобы вы знали об этой новой расе людей, когда с ней столкнётесь совсем близко. Вам же с ними жить.

Гомосексуальные наклонности – это подсознание. Это болезнь, вызванная посттравматическим эффектом и усугублённая тем, что это последние чувства умирающего жертвы. Очень сильные чувства, перебивающие все остальные. Их сложно объяснить, потому что они из другой жизни объекта. Это я уже объясняла в первой части.
Когда человек нарушает внутреннее табу (для убийства, для подлости, для неестественного совокупления – в любом случае), то в момент выбора закрывает свою душу. Страшно бывает только в первый раз. Затем чувства словно замораживаются – и это создаёт ощущение вседозволенности, полной раскрепощённости.
По-другому можно сказать так: «слетел с катушек».
Для гея это звучит так: «Всё возможно».
Нет никаких запретов и преград в сексуальной сфере, а через неё, и в общении с другими людьми, всё дозволено. И это чувство внутренней раскрепощённости, которое они получают после нарушения табу, ими очень ценится – для них перестают существовать моральные запреты. А вместе с ними – и окружающие люди.

Стыд, сомнения, комплексы (не все) – всё это уходит, как ненужное. Как у проституток на панели. И новое самоощущение неотрывно связано с их сексом. Вот эта похоть (их похотливая свобода) она никогда не уходит и внедряется в любой род их деятельности. У таких людей работа и секс стоят на одной черте и поэтому они в любую деятельность будут внедрять свой секс. Это потребность. Скрытые геи редки (если прячутся сами по себе).
Любой гей будет формировать вокруг себя педерастическое общество. Это тот же холуй, у которого личное стоит всегда впереди профессиональной деятельности. Педерасту, пролезшему во власть, важнее создать вокруг себя трансгендерное общество, чем заниматься непосредственно профессиональной деятельностью.
Их невозможно перевоспитать – у них свобода их задниц стоит на первом месте, причём душа и задница уравниваются, а любая критика воспринимается нападением на их внутренний мир и даже на их жизнь.

Как холуи разрушают любое дело, так и педерасты любого пола. И холуи, и педерасты не выдерживают ответственности, накладываемой властью. Это не солдат, директор, инженер или банкир. Это, в первую очередь, гей (лесбиянка, трансгендер и пр.), а лишь потом солдат, директор, инженер или банкир. Соответственно, и отношение к делу. И результаты. Там, где проституция души и тела – норма, как в бизнесе, например, там гей ещё может удержаться на плаву, но где требуются исключительно профессиональные навыки – там он запорет всю работу. И уничтожит всё, к чему прикоснётся. Сведёт до своего уровня.

***
Итак, с согласием на извращённый секс, у педерастов меняется психика. Та часть их личности, которая отделяет хорошее и плохое практически полностью блокируется. Принципом их жизни становится девиз «всё дозволено». Словно этот шаг был для них самым страшным запретом, но преодолев его, они избавились от всех оков. Теперь для них – «море по колено», всякие условности, которые сдерживают нормальных людей, для них уже не существуют. Это, наверное, для них большое чувство облегчения, ведь можно вести себя, как хочешь, люди с их моралью уже не имеют власти над ними. Как и сама мораль. Она просто перестаёт для них существовать.
Я бы сказала, что по уровню восприятия действительности они скатываются из взрослых в детство. В крайне развращённое детство. Поэтому и комплексы уходят. Комплексы – достояние уже взрослеющей личности, которая начинает сравнивать себя с окружающими и делает выводы. Ребёнок же просто живёт, как живёт. Вся суть в том, что подобная эгоистичная агрессивность детства нейтрализуется слабостью и зависимостью возраста, ребёнок наивен и невежественен, он не жизнеспособен сам по себе и нуждается во взрослых, чьё поведение он копирует. Он не остаётся таким навсегда. Это лишь необходимая фаза развития, которая необходима личности, чтобы обрести жизненную полноценность.
Здесь же мы имеем умных, расчётливых и сильных взрослых, которые переняли отрицательные черты детства и в нём остались. Они уже не движутся вперёд, они достигли вершины своего развития. Их можно сравнить с сошедшим с ума хищником самого примитивного толка, помешанным на совокуплении. Их ум очень однобок, потому что вычеркнул из себя моральные принципы. И потому крайне агрессивен. Это животное, которое защищает свою жизнь любой ценой, а жизнью оно почему-то считает именно своё право на вседозволенность, потому что имеет гипертрофированное (детское) ощущение себя, рядом с которым никого нет. Для детства это нормально. У взрослых – это болезнь.
Причём падение в детство для нарушивших внутреннее «табу» (не только для педерастов, но и для всех прочих: насильников, убийц, маньяков, воров, лгунов и т.д.) является неизбежным, так как только детство даёт им возможность вычеркнуть из себя муки совести и не нести ни за что ответственности. Это замкнутый круг. Они падают в детство, чтобы убежать от себя, от своих взрослых проблем и решений, которые не хотят переосмысливать. Ощущение себя ребёнком помноженное на их недетский возраст даёт им ощущение вседозволенности и закрепляет их падение. И требует продолжения такой жизни. И они падают снова и снова. Если они попытаются выйти из этого круга – все проблемы сразу вернутся, да ещё и с добавками.

Во-вторых, для них перечёркивается биология. Если объяснять сказками, то внутренние миры мужчины и женщины были создан с каких-то Лекал. Скажем, есть какой-то Оригинал, по которому лепятся все существующие мужчины, вне зависимости от индивидуальных частностей, наполняются именно мужским содержанием. Как поведение мужской особи животного. Тут тебе и какие-то физические данные, и внутренняя реакция на раздражители, в том числе реакция на особи женского пола. Мужчина наполняется мужской силой, женщина – женской. И эти данные – они как законы поведения именно мужчины и именно женщины. И если какой-нибудь мужчина или женщина нарушают что-то крайне важное в этих законах, Оригиналы забирают у них самих себя. Ну, грубо говоря, так.
То есть мужчина теряет мужскую силу, а женщина – женскую. Соответственно, эти люди уже не способны использовать биологию для привлечения к себе внимания особи противоположного пола. Не способны зажечь «искру притяжения». Эротику (не похоть), то лёгкое возбуждение, неизбежно присутствующее рядом с мужчиной и женщиной. С красивым мужчиной и ухоженной женщиной. Потому что женщину будет возбуждать любое сильное спортивное красивое мужское тело, сильные руки, мускулистый зад, а мужчину – любое красивое женское тело, красивая грудь, красивые ноги, красивая попа - это заложено, это ни о чём не говорит, это ни к чему не обязывает, потому что этого ещё не достаточно для настоящего интереса, но это придаёт жизни шарм.
Педераст же может зажечь только грубую похоть. Похоти же не нужны партнёры, по большому счёту, ей всё равно, с кем совокупляться. Она самовозбуждается. У нормального человека такой педерастичекий шизофреник может вызывать целую гамму негативных чувств: от раздражения до настоящего омерзения. И это оскорбляющее отвращение – оно естественно. С ним ничего нельзя поделать. Это реакция на какую-то невидимую слизь, мерзость, возможно, гниение чего-то, что только ощутимо. Да и то в каких-то определённых ситуациях, когда вот эта педерастическая манера себя вести (а она одинаковая для всех, тоже, видимо, есть своё лекало) внезапно в человеке проявляется.
Так что педерастия уничтожает ещё одно человеческое качество – потребность в партнёре. Поэтому мало кто может принять такого человека, прошедшего через педерастию, в качестве партнёра – лишь в каких-то частных ситуациях.
Процесс этот необратим. Видимо, какие-то участки мозга, ответственные за это, выжигаются полностью, не выдержав напряжения. Педераст уже никогда не станет нормальным мужчиной. Это всегда будет лишь суррогат, что-то новое, без биологического притяжения видов. Вот это именно то, что агитирующие за этот опыт геи, никогда не говорят своим тупоголовым слушателям. И личности, влезшие в это болото по глупости, должны учитывать и принять свою ущербность, если им важен их партнёр и они его хотят сохранить: свой пол поддерживать уже искусственно, с помощью внешнего вида, выработанной манеры держаться. И не расслабляться. То, что дозволено нормальному мужчине, такому уже не дозволено. Потому что физическое отвращение не принадлежит к контролируемым разумом чувствам.
Вот это-то, судя по всему, педерасты и не понимают. Себя-то не оценишь, если сравнить уже не с чем.

Ну и в-третьих, подобные крайне агрессивные взрослые «дети», сильные, обладающие властью и взрослой хитростью, достаточно умны, чтобы понять, что они – совершенно другие, не такие, как нормальные люди. И что правила существования у них абсолютно разные. Педерастам позволительно всё, а обычные люди ставят себе запреты. И навязывают эти запреты педерастам вопреки их самоощущению. Это воспринимается агрессией, угрозой. Их много, поэтому сравнить себя с маньяком – они никогда не догадаются, хотя природа их изменений та же самая. Они ощущают себя НАРОДОМ! Новой расой. Потому что они похожи друг на друга, и они другие. И в интересах педерастов становится создание нового общества, существующего по их правилам. Ибо дети реальны. Они существуют всегда. И не важно, что это детство искусственное. Дети – есть дети. Значит. Они правы в своих чувствах сохранить себя.
Так не просто думают, так убеждены педерасты. Вы не переубедите ребёнка не верить в то, что он не ценен. Вы можете только его физически уничтожить. Так и здесь. Они не сомневаются. Эта детская вера в себя сильнее веры в себя нормального человека. Поэтому они очень опасны. Поэтому в обществе, построенном не на моральных принципах, а на ценностях денег, собственности и индивидуализме, и которое по этим причинам ВСЕГДА АТЕИСТИЧНО, педерасты побеждали, побеждают и будут побеждать. И создают именно свой мир, заставляя других подчиниться.

***
- Что мне не нравится в Клинтонше?
- Лесбиянка. Одно это уже делает недопустимым её приход к власти.
- Почему?
- Шизофрения. Внутренние нарушения в самоопределении, ощущение вседозволенности. Раскрепощённость маньяка – это патология личности.
Представь картину: скрытый людоед у власти. Да, он любит есть человечину на ужин, а в остальном – профессионал и милейший человек.
Но.
У него изменена оценка ценности человеческой жизни. Чужой жизни, не своей. Это отражается на его решениях и в поведении.
Ощущение вседозволенности. Он не гнушается ничем для достижения своих целей.
Мания величия. Он чувствует, что ему всё дозволено и для него всё возможно. Окружающих он либо не видит вообще, либо сильно недооценивает. Чужие чувства для него не имеют ценности. Если надо ему, он запросто подставит, унизит, сделает любую подлость или убьёт. При этом не чувствуя в себе никакой вины.
А значит.
Он лжив, непостоянен, ненадёжен как партнёр, не способен сконцентрироваться на работе и личное в нём всегда доминирует. Эгоцентрик, влюблённый в себя. Непредсказуем в поведении, импульсивен и, скорее всего, психопат.
Так вот.
У человека переступание внутреннего табу влечёт за собой внутреннее моральное разложение личности с практически одинаковыми симптомами протекания болезни для всех категорий нарушений (=противостояние СЕБЯ обществу).
Убийцы, сексуальные маньяки, насильники, развратники всех мастей, воры, предатели и прочее – всех поражает одна и та же болезнь психики.
Чем больше себе пациент позволяет, тем глубже идёт разложение (=потеря) личности и чётче проявляемые симптомы.
Я не люблю ТАКИХ людей.

***
Посмотрела один неплохой французский фильм. И в нём, в конце, всплывают две лесбиянки.
Раньше я как-то обходила эту тему. Вообще старалась женщин не трогать. А здесь очень ясно проявилось моё отношение к извращениям подобного рода: как только это прозвучало в фильме, я почувствовала непреодолимое отвращение, даже омерзение к героиням.
И что интересно, их чувства для меня перестали существовать.
Человек с подобными наклонностями, но борющийся сам с собой, для меня существует, я понимаю и ощущаю его боль и я ему сочувствую.
А вот такие, упавшие, геи, лесбиянки и прочие в это роде, мне не интересны. И что, и почему они пошли своим путём – мне абсолютно безразлично.
Это если не упоминать ощущение гадливости от их присутствия рядом.

И небольшой диалог, вернее, часть его:
- Твой Бог любит женщин.
- Это не женщины.

Да. Это уже не женщины.

***
Вспомнила и о Трампе, который так не к месту влез в это элитнейшее педерастическое американское сообщество высшей власти. Подумала, насколько именно он, своим присутствием, ясно показывает, что для реальной власти США, для тех, кто там рулит, не важны сами США, как государство. Что они легко устроят хаос и там, в этой цитадели демократии, что они и делают, натравливая негров на белых, белых – на мексиканцев, мексиканцев – на китайцев и всех остальных – на негров. С историей вот начали бороться, кретины - чистые украинцы. Использующиеся правила разрушения общества одни и те же. Что реальной власти наплевать на Америку, что она там, скорее всего, и не живёт вообще, приезжает раз в году покутить, разве что. И что именно Трамп и дал это увидеть воочию. Они бы его убили, если бы он стоял как кремень. Но они его и так уничтожат, как личность, подомнут под себя. Если он начал прогибаться – это уже не остановить. Если ещё трепыхается, то, значит, пусть ждёт пулю или яд. А поднимающие бучу в Соединённых Штатах живут себе где-нибудь в Швейцарии, куда и эмигрантов не пускают, или ещё где, где тихо и спокойно, и плевать им на всё и на всех.

***
Вычитала в сетях историю о том, как в США один мужик ошпарил кипятком двух геев: совокуплялись в его присутствии в доме, вот он и не выдержал. Оба остались живы, получили ожоги, конечно, сильные. Лечились. И мужика приговорили к 40 годам тюрьмы!
За убийство детей – 2 года, за хулиганство с нападением на геев – 40 лет!!!

Вспомнились слова Кеннеди за неделю до убийства, пожелавшего остановить в своей стране порабощение каждого мужчины, женщины и ребёнка. Разоблачить этого ему не дали.

Зато судилище над ошпарившим геев мужиком дал наглядное доказательство того, кто управляет сейчас США – извращенцы самого низкого пошиба, причём ощущающие себя ВЫСШЕЙ РАСОЙ. За нападение на гея скоро там будут давать пожизненное или смертную казнь, где она осталась!

Беспрецедентно – неуправляемые маньяки-развратники уничтожают целые народы. Нормальные люди, с нормальной ориентацией и нормальными чувствами, не имеют уже никаких прав, их просто вытравливают, как тараканов. Уже несколько поколений уничтожено – из детей выращивают развращённых дегенератов без мозгов, причём крайне агрессивными методами. Никому не дают выбора. Педерастическое лобби рулит уже везде.

Уже давно педерасты и в церквях утвердились (надеюсь, что РПЦ здесь ещё держится) и очень успешно разрушают их изнутри, переписывая и переиначивая под себя слова в Библии. Одни гниющие обрубки кругом.

Педерастов из Совета Федерации вам не победить.
Когда-нибудь они победят вас.
.

11,5 июля
В СССР, которое вы ненавидите, религия была отделена от государства. Кто хотел, тот ходил в церковь, не нужно было только навязчиво демонстрировать это. И такая политика создала в народе скрытый тлеющий интерес к вере. Интерес, который ждал своего единственного выхода.
И вот вы так бездарно использовали этот единождый народный порыв, прогнувшись перед откровенными уродами, захватившими власть! И этот взлелеянный интерес ушёл в пустоту. Выстрел холостым патроном.
Я не люблю Россию начала века, причём, чем больше узнаю о ней, тем больше не люблю. Так вот, по-моему, вы не просто достигли разложения церкви, которое было тогда, вы даже переплюнули его. За минутку славы и иллюзию собственной значимости, за деньги на храмы и возможность вопить с каждого фонарного столба о себе, вы потеряли веру. Но не приобрели взамен ничего. Думаете, что власть будет всегда к вам прислушиваться? Это всегда разово, пока вы были нужны, пока вы не скатились вниз. Пока вот этот пустой народный религиозный порыв выдохнется и разочарованные люди начнут отворачиваться от вас и от ваших храмов. Нельзя сидеть сразу на двух стульях и служить Богу и мамоне.
А для капитализма – это нормально – использовать дурака за копейки и выкинуть его, когда потребность в нём иссякнет.
Это ваше будущее.

13 июля
Прочитала о том, как сейчас Россия выдаёт бывших ополченцев Новороссии прямо в лапы СБУ. Официально. По решению суда. Не смотря на предоставляемые документы об участии в военном противостоянии.
Прочитала о том, что сегодняшняя власть РПЦ запрещает священникам в Новороссии совершать службы о победе над врагом. Официально. Под угрозой отлучения от прихода. А на Западной Украине – нет, пожалуйста, за здоровье фашистов. Да сколько угодно. Хоть целый день отслуживайте.
Пришёл в голову вопрос:
Так кто же вы такие?
И с кем?
.

Отрывки из дневника

12.01.2016г.
Подумала о свей жизни, о тех 22 годах, которые выпали из неё, и я не хочу их даже вспоминать.
О том, что 22 года назад на меня напали и сейчас, по прошествии стольких лет, ничего не изменилось.
Человек, выбравший Дьявола, будет искать его постоянно.
Ни один, из тех, к кому я обращалась, не воспринял меня и даже не увидел меня.
Они все управляемы и неадекватны в своём отношении.
И не важны причины, делающие их такими.
Они – пустое место. И время, потраченное на них, - пустое время.

22 года – приличный срок, чтобы удостовериться в этом.
Можно жить и держать себя даже в такой ситуации.
Да, одиночество – не страшно.
Оно даже укрепляет.
И уже не пугает.

Надо о всех них забыть...
Нет, забыть – нельзя.
Память должна знать своих врагов.
Надо искать свою дорогу и не бояться на неё ступить.
Моя задача – совсем не подходит под мои мечты о моём счастье.
Мои мечты – гнилы и фальшивы.
В них нет Истины.

25.01.2016г.
От скуки вспомнила тут эпизод фильма с нападением, про атаку милиции в лесу на бандитов. «Рождённые революцией». Представила себя на месте героини. Из-за неё (не совсем, но так) был убит один раскаявшийся бандит, перешедший на сторону милиции и помогший организовать атаку. Стало мне его жалко. И я тут же стала придумывать, куда мне нужно было спрятаться, без его помощи, чтобы не попасть под перестрелку в этой битве.
Решила – в лесной канаве.
Обязательно должна быть там трещина в земле, с одной стороны заросшая высокой травой. И я туда залезу.
Потом подумала – холодно ведь будет лежать там, пока бой идёт… Значит, надо одеться и что-то на голову или под голову взять с собой. Даже о подушке мелькнуло в мыслях. Увидела себя, представив, только светлый верх с длинными рукавами. Смутно так.
Как-то незаметно бандиты превратились в фашистов, от которых мне обязательно надо спрятаться. Фашисты наступают и мне надо переждать в этой щели, пока они не пройдут.
Вот, спереди меня скрывает высокая сухая трава, но нужно ещё камень, чтобы скрыть моё место.
И я поставила камень у своих ног.
Вот проходит фашист, бьёт ногой камень пару раз, понимает – там ничего нет. И проходит дальше.

И только когда вот так домечтала, поняла:
- Да это ж я о своей могиле думаю!
Белая блузка, камень в ногах, заросшая травой могила – некому ухаживать. И опять от кого-то прячусь, давно я уже ни от кого не пряталась, со времён повязки Беса. И опять тут. Но если раньше это была наступающая тьма в персонажах, то теперь люди. Фашисты.

Сегодня даже залезла в шкаф поискать похожую блузку.

А вечером сидела и смотрела телевизор. Реклама. И пронизало такое неприятное чувство, словно я - персонаж какой-то антиутопии с её дегенератами-гражданами, полностью зашоренными, с такими вот дебильными речовками.
Американская антиутопия.
Вспомнила Протоколы сионских мудрецов. Думаю с ужасом – вот я уже в их мире и жизнерадостные дебилы навязывают мне то, о чём я должна думать. И ничего уже, возможно, не изменить. Из страны, где ещё был разум, сделали вот такое дерьмо с даунами – искусственно делаемыми даунами. Хотя дауны – они не агрессивные, а эти, косящие под них…
Надо их отпустить и больше не держать.
Так легче. И уже не обидно.

Удивительно, но все мои мечты <о людях> неизбежно приводят к срыву. Мечтать о том, какая вера будет у того, кому сейчас всё это до полной фени, в лучшем случае, как-то очень разрушительно для самого себя…

И я сказала себе после этих выводов:
- Выбрала себе линию поведения – вот и иди по ней.
И если ситуация говорит о том, что надо сделать шаг к смерти – значит делай.
Да, умирать больно, особенно когда несправедливо, но если это единственный выход, значит надо смерть принять.
Так лучше.
.

16.02.2016г.
Подводила тут итоги своей жизни.

Главное.
Я прожила не зря отведённое мне время. И приобрела в нём самое ценное, без чего жизнь невозможна, - веру и Бога.
Это единственное, без чего нельзя обойтись. Всё остальное – любовь, дружба, семья, дети, карьера – всё человеческое, не стоят ничего рядом с верой. Без всего этого можно обойтись, от всего этого можно отказаться ради обретения Бога. Если этот отказ – единственный выход из бездны, то вера помогает это сделать, она даёт силы и потеря перестаёт иметь какую бы ни было ценность.
Сама жизнь перестаёт быть нужной, если она начинает мешать. И Бог даёт силы отказаться и от жизни. И никакие мечты, даже очень красивые мечты, не заменяют эту веру.
Мою веру.
Которая наполняет мою жизнь смыслом и озаряет светом в кромешной тьме.
И одиночество не пугает. Если так нужно – остаться одному – значит, это лучшее на моём пути.

Поэтому я отказываюсь от своей мечты спасать людей.
Потому что она начинает идти против моей веры.

Да, я не встретила никого на своём пути, кто бы оказался на моей стороне. Моя мечта опиралась только на мои желания видеть мир по-моему, а не таким, какой он есть.
Я долго и упорно билась в закрытые двери, пока не погасла во мне последняя искра надежды.
И я поняла, что уже без внутреннего сопротивления выбираю смерть. Что больше не хочу искать новые пути решения своих проблем. Что больше иных решений нет.
И мне стало легче.
От отсутствия выбора.
И человечество выпало из моих рук само, без моих усилий.

Ничто постороннее не может заменить веру и Бога.
Я нашла то, что является главной жизненной ценностью человека.

Более того, мне не в чем себя упрекнуть, так как прежде чем начать избавляться от плевел, я сделала всё возможное. Я попыталась поделиться с людьми своим богатством.
Я осталась для себя Человеком – я сохранила в себе самое лучшее от людей, от тех Людей, которые готовы были положить свои жизни за счастье других. Другое дело, как приняли те, другие, эти жертвы…
Хоть я и не встретила этих Людей на своём пути, когда пошла в своей вере.

И среди полной тьмы можно сохранить себя, хотя это очень больно и тяжело. Потому что тьма маскируется под людей и настаивает, что человеческое – это она и есть.
.

18.02.2016г.
Вертелось в голове. Прямо какая-то Песня Смерти:
- Страдание придаёт человечности. Оно гасит негатив даже в самых отмороженных личностях. Но не убирает негатив полностью, потому что страдания человек не принимает.
Конечно, для каждого существует своя граница допустимого терпения, но если она пройдена, то в душе взрывается протест. Помимо воли, которая будет продолжать стоять на своём.
И этот протест способен перечеркнуть весь путь терпения и кротости.
И создать себе другую дорогу.
Чтобы вернуться и отмстить.
Мельчайшая последняя мысль при последних секундах мученической смерти…
Как за ней уследишь?

Второе – это то, что страдание гасит развитие вируса в душе у отморозка. Скрывает симптомы, сглаживает и подлечивает нарывы, хоть и не убирает их. Реакция разложения становится нечёткой.
Поэтому очень важно взять вирус для изучения в его кульминации роста, когда ему ничего не мешает. То есть до Апокалипсиса, который мгновенно вносит в души хаос и страдание. То есть в дни, которые ничего ещё не предвещают необычного для падшей души.
В её кульминации падения.

А затем произошёл конфликт. Один человек второй раз мне СОЛГАЛ, причём с какой-то агрессивной подлостью. С очевидным желанием этой ложью меня ударить – унизить, напасть.
И вот я увидела, что этот человек труслив и подл – с лёгкостью позволяет себе, для защиты, любые выпады, и агрессивен. Просто периодически невменяем. Он опасен.

И тогда я захотела узнать, как мне его нейтрализовать только вот так – с помощью Тьмы. Тьмой – от их тьмы.
И я увидела этого человека в виде нитей, пронизавших его, с кольцом по центру – эдакое кружево вокруг души. Только вот душа не светилась, а вместо света в центре находился сгусток, как мягкое яйцо – словно зреющий нарыв.
- Это вирус. – сказали мне.
А я ещё удивилась, как может внутренний червь съесть человека, не оставив от него ничего, кроме оболочки и этих нитей с нарывом.
И я знала, что этот нарыв непременно взорвётся, и в этот момент от него можно ожидать всё, что угодно. От этого человека.
И я сказал:
- Уберите этот нарыв.
Мне возразили:
- Но тогда ты отнимешь у него жизнь!
И я ответила:
- Мне плевать.
Он был реально опасен, этот человек.

Тогда мне сказали:
- Ещё не пришло время собирать жизни. Но мы знаем, как его нейтрализовать.
И тут вдруг низкий голос произнёс с большим удовлетворением и спокойствием:
- Ну вот. Пора уж и урожай собирать.

И совсем не в тему. Хотя, глядя на этого человека с нарывом…
Мусульманское христианство – только для мусульман. Хотя у мусульман ещё открыты двери для всех. Но младенцы – слабы и могут умереть внезапно и непонятно от чего. Особенно только что рождённый Младенец по имени Новый Ислам. И врагов у него в это время – слишком много. И защищаться он ещё не может от них. А значит надолго – пока не вырастет и не окрепнет – он только для своих и только на своей территории. В Сирии.
И в России.
Есть ли у Сирии ещё друзья?
.

Как продолжение написанного.
Чувствовала себя вымотанной и опустошённой, словно слишком долго пробыла на корабле в жуткую бурю. И вдруг всё стихло.
Первая волна – конфликты, войны, суетные разногласия. Усиление беспокойства и нестабильности.
Вторая волна – приход Антихриста.
Третья волна – Конец.
Вот это я увидела.

И как странно, что я принимаю СОЗНАТЕЛЬНОЕ участие в ходе этих событий…

Или мне это только кажется?

Когда-то в юности у меня была мечта об инопланетянах, захватывающих Землю и я в ней была дочерью самого главного инопланетянина. И в этой мечте, где меня они уводят от людей, заманивают в нужный проход, а потом перекрывают его для людей, я хотела одного – сесть за парту, чтобы вспомнить всё, что я забыла. Чтобы они меня научили тому, что знают сами. Это было так важно и интересно мне! Мне так когда-то хотелось учиться!
И вот сейчас – удивительно то, что происходящие события, которые вполне могли происходить сами по себе, по своим законам, мне со всех сторон раскрываются!
Я – как за партой изучаю каждый шаг, каждый новый закон. Я благодарна тому, что вижу. Вне зависимости от того, найдёт ли это вИдение ещё где-нибудь, кроме меня, поддержку.
Чужая вера не спасает, не лечит и даже не убеждает.
Пусть так.

И ещё. Я спросила о том человеке, с вирусом:
- А где же его душа?
- В нарыве. То, что мы собираем для своих исследований. И изымем, когда придёт срок.

И ещё сказали:
- На другой – мусульманской дороге с Христом – если она откроется и церковь выживет – будут в своё время такие же Волны.
По крайней мере, СЕЙЧАС ничего другого у человечества на видится.
По крайней мере, до появления Первой Волны у этих отморозков будет время для выбора.
А не так, как сейчас.
Если кто-нибудь им продлит время.

О том человеке – помню ощущение, что он был атеистом. Причём, именно атеистом, которому Бог не нужен. Что-то упёртое в этом было.
Сейчас не могу проверить это ощущение, потому что когда всё произошло, этот человек для меня исчез.
Я его не чувствую вообще.
Ни со стороны света, ни со стороны тьмы.

Тут почему-то появилось откуда-то лицо Христа с Плащаницы, даже половина лица – и его глаза – взгляд мимо меня. Что это Его лицо, я скорее догадалась, чем узнала. Незнакомое какое-то лицо.
И слова какой-то полной деревенской бабы, обращённые, видимо, к Нему, потому что повторяет – и лицо появляется:
- Дохтур, дохтур, дохтур…
И ответ:
- Ни для одного из таких (как тот человек) не хватит одной жизни, чтобы вылечиться. И чем старше он – тем тяжелее излечение. Разве что немного улучшит своё состояние.
Лучше всего – это путь от рождения, когда лечение начинается у младенца. Особенно в нужном месте в нужное время.
Готовьте пути для своих детей.
.

21.02.2016г.
Наблюдаю так ненавязчиво за изменениями своего состояния и отметила, что раздражение как-то незаметно уходит. Не хочется даже думать о людях, которые вчера бесили.

Значит, первая Волна гасит конфликтность в тех, кого отбирает себе. Чтобы потом изъять, как сказали. Но провоцирует эту конфликтность в других, чтобы заставить выбранные ею объекты совершить ошибку (с точки зрения Бога). Чтобы завладеть их мутирующими душами.
А это значит так же, что нестабильность в обществе, достигнув своего максимума, пойдёт на спад. И Антихрист придёт в относительно спокойный мир.

Вирус идёт против Бога.

Я готова идти одна до конца.
.

22.02.2016г.
Вот приходит срок – и НИЧЕГО не сможет остановить то, что должно произойти.
И никто не сможет встать на дороге.

Поэтому когда приходит Первая Волна, они уже все обречены, хоть время их ухода ещё не настало.
Ни один не вырвется.
Таковы правила.

Но если ты ещё шагаешь назад, приняв одно решение, значит тебе ещё есть, куда шагнуть.
И не только у тебя.

Видеть – иногда очень страшно.
Тебе не обязательно всё понимать из увиденного.
.

23.02.2016г.
Почувствовала огромную фигуру на коленях, склоняющуюся надо мной.
И слова:
- Я послал тебя вместо себя.
Пока ты спишь, ты – это я, а я – это ты.
И единственное твоё прошлое – это маленький весёлый мальчик где-то ТАМ.
И его жизнь – это твоя жизнь.
И его чувства – это твои чувства.
И разделить их невозможно.
Где он, а где ты – не узнать…
Но человеческая жизнь не требует знания прошлого.
В ней важен только Бог.
Я тоже не был собой.
Много раз.
Но ты знай, что ТАМ твоё прошлое тебя ждёт.
И оно – это ты.

Но только Бог знает дорогу домой.

Продолжая тему вирусного человека, который когда-то оказался жертвой. Когда-то очень давно… Я поняла, почему не чувствую жалости к падшим жертвам – они сделались подобными напавшим на них, они стали такими же монстрами, открыв свои души Тьме.
Вот я стою на такой сложной дороге – и не жалею ни о чём. Даже о том, что столкнулась с выродками, узнала о них. Мой опыт дал мне прозрение. Моя дорога – не бесцельное бегство от собственной памяти с бессмысленными повторениями пройденного. У меня есть Цель.
Я не хочу, чтобы меня жалели, даже чужого понимания мне не нужно. Могу обойтись своим одиночеством. Если выхода нет. Свои слабости я старалась ликвидировать, если они представляли угрозу для моего внутреннего мира – для моих принципов.
И в результате – я презираю тех, кто не смог устоять в своей борьбе с человеческим злом.
Я презираю их за то, что в этот трудный час в их душах оказалось слишком мало веры, что они не накопили её для этого часа – и проиграли.
Что когда над ними светило солнце – они не думали о Боге, не искали Его, а прожили просто своё житейское счастье. И когда пришло горе – у них оказалось слишком мало душевных сил – и это горе их сломало и увлекло за собой во Тьму.
Беды тоже – своего рода проверка человека на прочность.
Чтобы узнать, с кем он.
Уже наверняка.

Я не обвиняю, конечно, жертв, в том, что на них напали.
Я обвиняю их в том, что у них не оказалось достаточно сил, чтобы противостоять злу и не превратиться в скота в разных его ипостасях.

***
Уже много позже этого дня я гуляла и представила такую картину: война между двумя группами и я стою в стороне и решаю, к кому присоединиться.
Разглядываю дерущихся: одна группа совсем чёрная, не моя, а вторая непонятная, что-то из чёрного не приняла (оттого и война), но что-то берёт и пользуется с удовольствием. И на мои слова повернуться к свету полностью, отвечает, что свет её не устраивает. Что она хочет быть свободной от жёстких правил света, они ей не нужны.
И я вижу, что не к кому мне присоединиться. Что эти группы, хоть и враждуют между собой, между тем идут в одну сторону.
И я понимаю, что одиночество – это моя судьба.
Вера стоит над всем.
.

24.02.2016г.
Очередные темы о насилии над местными беженцев в Европе навели меня на мысль о том, что этот развращённый исламский мир с его презрением к женщинам, с воспитываемой похотью и общим невежеством не сможет даже постучаться к Богу, а не то чтобы пойти к Нему.
У меня известия о насильниках вызывает только одно желание – забить их битой, вне зависимости от возраста, и выкинуть подыхать на помойку.
Даже светские государства плодят похотливых недоумков, не способных и не желающих себя сдерживать! Такое же поведение характерно и для наших восточных регионов: Дагестан, Чечня, Осетия – везде восточные парни рядом с женщинами, особенно инородными, превращаются в невменяемых козлов.
Я не представляю, как можно повлиять на подобное разложение в обществе?
То место, которое они, эти восточные люди, выделили своим женщинам, стало их приговором. И за это их женщины уничтожают их так, как не сделал бы сам Дьявол. Когда это произошло? – Но явно не при Магомете.

Похоть владеет исламом.
Похоть сжирает мусульманских мужчин, оставляя от них один член, который их и ведёт. Животное начало главенствует в исламе и тащит за собой всех. Такой ислам не удержит в себе Бога.

Такой возник у меня диалог:
- Даже есть какая-то ирония в том, что к вам обращается именно женщина, да к тому же чужая, инородка: из тех, кого вы презираете больше всего и не считаете за равного себе. Насмешка.
И она вам говорит, эта женщина, немного наивная и немного высокомерная:
- Вот я создана для того, чтобы меня любили. Чтобы холили и лелеяли. А что я вижу у вас? – Какие-то козлы хотят доказать мне, что я – ущербна и лишь потому, что их причинное место не даёт им покоя!
Мне не нужны такие мужчины.
Мне без разницы, по каким правилам живёт и куда идёт старый ислам - этот грубый, больной и неопрятный муж, стареющий так быстро. Это не моя религия. Мне плевать на чужаков.
Но ислам с Христом – это моя церковь. И это мой Бог. И туда со своими старыми порядками вы войти не сможете.
Ни секунды не проживёте.

- Отпустите своих женщин. – сказал сурово голос напоследок. – Иначе вы не сдвинетесь с места.

Запретами – человека не остановишь. Запреты только ещё больше распаляют воображение и порой играют над своими создателями самые злые шутки. Спрятав женщину, мужчина не сможет спрятать вместе с ней, под её паранджой, себя, свою биологию, свою, заложенную извне, мужскую силу, которой требуется и восхищение женской сутью, и её восхищение им. Взаимное притяжение женщины и мужчины – его никуда невозможно спрятать! Оно создано самим Богом. Если не давать всему этому выход – всего лишь своему нормальному восхищению всего лишь абрисом женского тела, мужчина создаст внутри себя вулкан, который рано или поздно взорвётся. И это уже будет совсем не безобидная эротика – это уже будет разнузданная распалённая похоть, которая не любит объект своего желания, а ненавидит его. Стремится только обладать им здесь и сейчас. И на этой животной ненависти в исламе сейчас всё и стоит.
Откровенно говоря, мне уже и доказывать не хочется подобным людям прописные истины: насколько важно для человека уметь уважать чужие чувства и считаться с ними, и не только потому, что это входит в Заповедь Бога.
Но, видимо, как в стаде на ферме: жёны – коровы, их мужи – быки-производители и дети на счёт, а не по именам – это единственный, доступный для них, вид сожительства. А если ещё прибавить мальчиков и девочек, ведь педерастия и педофилия – это норма для ислама, то картина складывается самая полная.
Разве такие смогут прыгнуть выше своей головы, создать что-то действительно ценное, монументальное, обращённое к Богу? Если даже опереться не на что – одни слова, которые давно ничего не значат…

Нет, плодитесь, жирейте, пока есть время, а там, что будет, то и будет. Чему быть – того не избежать.

Странно, что мне пришёл в голову этот диалог… Я же считаю, что второй дороги не будет. Но, наверное, это неизбежное сопутствие прощания. А сами слова ничего не значат.
.

6.03.2016г.
Сегодня на прогулке вспомнила прочитанную в интернете статью о различиях между старообрядцами и православными. И такая речь прозвучала в моей голове:
- Напоминают мне дураков, у которых за спиной стоит Слон, разве что не трубит хоботом в их уши – протяни только руку. А они уставились на его следы на песке и фантазируют по их виду на тему Слона. Причём готовы убить друг друга ради своих фантазий.
Так вот о христианстве – мне надоели эти бесконечные ручейки, струйки и речушки. Вот есть две ветви – Православие в лице Русской Православной Церкви – она будет разбираться со своими и те, кто не войдут в неё – будут отсеяны. Мне безразличны ваши отличия – в них нет смысла.
Вторая ветвь – это Католики в лице Рима, если, конечно, они правильно ответят на заданный им вопрос. Сюда будут идти все остальные.
Как, на каких условиях – укажут Католики.
Лишь когда Католики закроют свои двери, они смогут войти в Православие. До этого момента они будут собирать всех желающих войти.
Ибо ВЫХОД из Христианства, для тех христиан, кто повернулся к Тьме, только один.

О старообрядцах я опять вспомнила через год, посмотрев передачу об их деревне где-то на Севере. Как они вернулись из-за границы, сохранив себя и теперь живут по старому распорядку, в котором главное – не потерять веру. Ради этого их дети учатся всего три года, они не имеют телевизоров, интернета и прочее. Ходят по другим деревням и строят дома и срубы. Тем и живут.
И опять что-то заделось в моей душе, и я стала смотреть на них пристально. И вот так я сказала тогда:
- Боярыня Морозова! Какая женщина! Какой огонь горел у неё в груди! Как она тянула за собой, потому что казалось, что именно с ней – вера в Христа. Именно с ней Правда. Как многих она увела за собой…
И вот теперь, через столько лет, я гляжу на старообрядцев со стороны. И вижу то, что не видно уже им самим. Не с ними, но и не против них. Пока не скажу свой слово.
Как древние иудеи, потерявшие свою землю и разбросанные по другим местам, они сохранили в них себя, и свой язык, и свою веру. Их цель была сохранить себя и свою веру – и они сохранили себя и свою веру. И вот именно в них я вижу тех самых русских, что остались далеко-далеко в веках. Истинные русские, маленькая чистая гордая нация со своими скрепами. Маленькая, закрытая на себе, словно остановившая время. В маленьких русских деревеньках, в которых время тоже остановилось.

А рядом с ними другой народ, тоже называющийся русским. Тот, кто пошёл другим путём, который принял реформу. Именно этот народ собрал Россию из множества разных земель. И никто ему не мешал, и ни от кого он не отгораживался. И ничего чужого не боялся. И именно этот народ дал миру самую главную ценность – Советский Союз. Именно этот народ создал советскую власть, справедливую для всех, а не для избранной кучки богатеев. Именно этот народ нёс и другим просвещение, не боясь знаний. Именно этот народ не испугался пойти новым, неведомым ещё путём, победил страшного врага и не устоял лишь потому, что от предателей защиты здесь нет. Именно этот народ дал миру то богатство, которое старообрядцы и не приняли. Именно у этого народа была сила вести за собой. И за ним шли.
А пойдёт ли кто за старообрядцами?
Три класса церковно-приходской школы!
Да и куда они могут привести? – К себе в деревню?
Конечно, там, наверное, тихо и спокойно, но Дьявол приходит и в такие деревни. Когда придёт срок. И никакие заборы и отсутствие телевизора его не остановят. Дьявол любит наивных и невежественных дурачков. Надеюсь, что вера их велика сама по себе и не нуждается в лишних знаниях, чтобы суметь потом, в это непростое время, защитить свою душу. Потом.
Но сейчас я говорю одно:
- Не права была ты, матушка боярыня Морозова, ой, не права…
Не держат каменные догмы веру на плаву. Вырастает Мальчик в крепкого и сильного Мужа – и не свяжете вы его каменной детской рясой. Разорвёт он ваши одежды – и уйдёт от вас.

Никакой человек не выдержит сопоставление себя с Богом. Это не просто ломает, это уничтожает его быстрее, чем сделал бы сам Дьявол.
За Богом можно только идти, но никак не присаживаться рядом. И это касается не только веры человека: нет святых, потому что этот путь убийственен для верующего человека, любой, кто только подумал о себе так – падает в Бездну. Это касается и его национальности, и земли, на которой он живёт.
Из избранных народов, названных святым авансом, был один на такой же святой земле – и закончил своё бытие убийством на своей земле своего Бога.
Этого забывать нельзя.
Никто с собой не возьмёт свою национальность и, уходя к Богу, не сможет взять с собой свою землю. Она останется здесь – в этом мире, и исчезнет вместе с ним. Даже свою Церковь не сможет человек взять с собой: вера его трансформируется в нечто новое и всё лишнее, человеческое, отпадёт.

Поэтому мне безразличны страдания националистов и вопли государственников. Меня интересуют только люди и то, насколько они мне подходят или не подходят. И как им можно помочь выбраться из их ямы, в которую они сами и залезли.

И я определилась с линией раздела Украины: от Херсона до Харькова. Пограничные области: Днепропетровск и Закарпатье вызывают у меня определённые сомнения. Закарпатье, конечно, не так украинизировано, но нужен ли ему русский мир? А на Днепропетровск я смотрю, как на гнездо Коломойского. Можно, конечно, и их спросить, всё-таки не совсем отвалились в моих глазах.
Причём мне настолько важно забрать эти области (только при их согласии), что я готова ради этого принести в жертву весь, оставшийся за бортом, западный мир. Если что-то пойдёт не так и Запад влезет в это моё решение с помехами, я поставлю их рядом с налоговиками, только уже без возможного выкупа. Потому что этот вред мне и будет их взносом. За каждую потерянную, близкую мне малороссийскую душу, буду брать по десять тысяч европейцев, американцев, канадцев и австралийцев. Всех подряд.
Помехи ведь – от неверия. Не всё ли равно будет данным гражданам?
Остальным украинцам, у кого вдруг вернётся мозг, советую войти в Белоруссию. С землёй или без земли.
.

8.03.2016г.
Мне кажется, я без конца повторяюсь.
И ещё. Мысли обратиться к кому-либо, чтобы помочь (по моим мечтам, а не деньгами), вызывают внутри меня всплеск агрессии, а иногда даже настоящую ярость. Такую клокочущую, бурлящую, словно и не мою, но выматывает очень сильно. Если удаётся поконфликтовать, это затихает на какое-то время.
Видимо, легче сунуть подачку и уйти, забыть о человеке и его проблемах, тебя, по большому счёту, и не касающихся.
Зачем я так упорно долблюсь в эту запертую дверь?
.

10.03.2016г.
Я увидела, где в России может прижиться Новая мусульманская религия во Христе без перспективы сразу умереть – в Башкирии.
Это единственное место, где ислам светский, где женщин не держат на цепи. Хотя национализм – самая страшная болезнь народа, как общности, там, как оказалось, есть.
Так что не без гнильца. Не знаю, во что эта гниль может вылиться.
Но мой выбор – Уфа.
.

20.03.2016г.
Думала о Лукашенко – о его младшем сыне.
Превращает сына в чудовище своим отношением, если уже не превратил. Он растит сумасшедшего. Дети должны уважать себя за свои достижения. И расти в среде равных.
Этот мальчик – слабое место Лукашенко. Я сомневаюсь, можно ли его уже исправить?
И в это слабое место обязательно ударят, если уже не ударили.
По крайней мере сейчас – всё плохо здесь. Ненадёжно.
И другого ничего нет.
.

26.03.2016г.
Сейчас сказала целую воображаемую речь своим близким:
1. Нельзя реагировать на либералов. Надо при общении с ними пользоваться их оружием: не слышать и не слушать противников.
Что бы они не говорили – перешагивайте через них и идите своей дорогой, принимая только свои решения. Воспринимайте их слова безличностно, не позволяя им втянуть вас в так нужную им дискуссию. Имейте в виду – слова для них не значат ничего. Это люди, которыми двигают инстинкты, а не логика, их мировоззрение основывается на первичном ощущении, в данном случае, неприятии чужой идеологии, и только потом они это ощущение облекают в нужные им слова и находят им оправдание.
Им не нужна истина – им нужно только вас заболтать, вывести из себя, увести от цели разговора на какие-то мелочи и на них остановиться. Чтобы вас ликвидировать, убрать со своей дороги, если не физически, то морально.
Разговор с такими – это лишь накопление в них ярости – они не услышат никаких аргументов.
Научитесь их отодвигать от себя и своего пути, не позволив им зацепить вас.
Не воюйте с ними – перешагивайте, словно их нет. Тогда они сами начнут отпадать. А иначе включённая программа в них не выключится.

Тьма нуждается в своих людях в человеческом мире, в качестве рычагов изменения реальности.
Это не означает нужности или важности таких людей для Тьмы – они ей нужны, чтобы спровоцировать в гибнущем обществе нужные процессы.
Поэтому не все либералы-демократы просто заблуждающиеся, инфицированные Тьмой. Среди них есть и реальные вирусы, от душ которых ничего уже не осталось, которые запрограммированы на определённые действия в определённый момент.
Общаясь с таким человеком или противодействуя ему, вы запускаете программу. Безусловно, лишь определённые темы вызывают такую реакцию – с определёнными оппонентами. Это как кнопки в невидимом механизме и невозможно узнать ни кнопку, ни руку, которая должна эту кнопку нажать. Не ведая того, ненужным спором вы можете спровоцировать необъяснимую вспышку, скажем, ярости, в своём оппоненте, которую он может вам и не показать, но эта ярость – и есть то, что переключает этот механизм.
Кнопка нажата – время сократилось. И вполне возможно, что это будет именно ваше время.
Истину не принимают через жуткий срач и битву до последнего убитого. За ней просто идут. Хаос вреден для Истины. Хаос нужен, чтобы запутать дорогу идущему и увести его от Истины.
Пока нет исцелённого общества хотя бы в узких рамках – вы живёте на территории противника. А это Тьма.
И её цель – не выпустить инфицированных за пределы карантинной зоны. И здесь вы, пока не излечились полностью, вы, стремящиеся к Свету, пока у вас внутри – черви и яд, рассматриваетесь ею как лазутчики, а не как друзья.
Не давайте ей возможности вас ударить или зацепить. И один, и самый действенный её способ вылавливания, это как раз ваш разговор с её адептом. Это не значит, что от них надо бежать, это значит, что надо не терять бдительность при разговоре с подобными людьми. И не поддаваться на их провокации.
А лучше вообще молчите о вере, если не уверены в себе.

Да, среди либералов-демократов такое отношение вызовет злобу, но эта злоба однополярная – она мелкая, бурление грязи в своём болоте без реакции и взрывателя.
Пусть они собираются, пусть митингуют за забором, как это было когда-то в Минске, пусть имеют свои газеты и рупоры – не вмешивайтесь и не оспаривайте их истины, если только они не переходят в уголовщину.
Перешагивайте через них – и идите своей дорогой, принимая свои решения. Воспринимайте их слова безличностно, насколько это возможно, не позволяя им втянуть вас в нужную им дискуссию.

Всегда помните – они вас не слышат и не слушают, им нужно что-то от вас, что они и сами не знают, но что из вас можно получить, если вас довести. Вы же тоже не здоровы. Так действует инстинкт – получить желаемое любой ценой, даже за счёт своей гибели. Ими двигает что-то за пределами человеческого, они, как киты выбрасывающиеся на берег. Вам их не остановить.
Возможно, младенец с такими задатками ещё может на что-то надеяться – человек же существо необычное, до конца не изученное, в нём пока нельзя ничего утверждать заранее, но взрослые, отдавшие себя Тьме – неисправимы и опасны.

2. Не надейтесь, что таких не будет, особенно в первое время.
Тьма контролирует принадлежащего ей человека и поэтому читает его мысли, ощущает его чувства и видит в человеке совсем не человеческий облик. И потому может и руководить им, посылая ему свои мысли и свои чувства, которые такой человек не способен отделить. Правила таковы, что в данный момент, этот мир идёт к своему Концу, а противодействие этому карается.
Поэтому идите своей дорогой без помпы, как-то обыденно, не отделяя вчерашний день от сегодняшнего. Лишь сказанные уже когда-то слова не привлекают внимание при повторении.

3. Как катастрофически мгновенно действуют вирус, если программа запускается, можно оценить по Ливии и Сирии.
В мире, где наступила определённая стабильность отношений, вдруг какие-то люди из США и их сатрапы почти мгновенно раздули войну в совершенно благополучных государствах.
Здесь даже не имеет значение, чем они свои действия оправдывали – что-то там высчитывали, какую прибыль надеялись получить после смены власти и разрушения этих государств, даже если их инстинкт двигала какая-нибудь чёрная вера. Важен результат. Они внесли хаос и к себе и этот хаос неуправляем и неостановим на их пути. Это катастрофическое разложение с появлением огромного числа помешанных граждан, живущих исключительно по своим законам.
Эти люди искренне убеждены, что могут управлять затеянным им хаосом, что лишний раз доказывает их безумие, но, конечно, лишь до тех пор, пока этот хаос не вырвется на волю.

Был ли шанс у Сирии и Ливии избежать своей участи? – Да, был. Если бы они не вели переговоров со своими противниками, позволив тем себя втянуть в их программу разрушения. Так бы погремело бы – погремело, и прошло бы мимо с минимальными потерями…
На их пути надо уметь быть одиноким. А они не захотели или не смогли быть такими.

Как бы это выглядело в моей ситуации? – Не ходить к чужим и не приглашать чужих к себе.
Разделение должно быть очень чётким. Народ же сам выберет, за кем ему идти.

Нельзя победить там, где правит Тьма, используя её методы. А это её правила: запутать в противоречивых утверждениях, увести диалог от темы куда-то в сторону, устроить вообще вместо диалога бессмысленную перепалку с переходом на личности, лгать, не стесняясь, переворачивая все факты с ног на голову, заставляя противника защищаться и парировать вместо того, чтобы идти вперёд – это правила Тьмы, поэтому её адепты подсознательно будут к этому стремиться. И если им удастся вас затянуть в свой круг – по своим правилам, а не по вашим, вы проиграете, даже не начав битву.
Свой центральный канал телевидения, которого сейчас нет, без рекламы – этого шпиона противника, и без либерально-демократических сотрудников, что обязательно, свой раскрученный сайт, свою газету, свой канал радио. И не к коем случае не ходить на дебаты с противниками. Пусть варятся одни в собственном соусе.
Вам что, нечего будет сказать?

Это я бью в спину, потому что знаю противника, потому что это – моя дорога, а вы будете играть по правилам Света.
Если, конечно, к нему пойдёте.

4. Пока не начались эти войны. Времени было гораздо больше, чем сейчас.

5. Никто никому не даёт никаких гарантий. Надо уметь принимать поражение своей фантазии спасать более того, чем каждый заслужил.
Если у вас не будет Цели для себя, вне людей, к которым вы обратитесь, эта масса вас утянет за собой.
И вас ничего не спасёт. Люди не должны заменить вам вашего пути к Богу, поэтому соизмеряйте реальность и свои действия в ней с этой Целью и ни с какой иной.
Не становитесь на мою дорогу, на которой надежда умирает последней – вам её пройти не дано в той мере, как по ней иду я.
Дьявол любит менять ориентиры, если заметит в вас слабину. Вы и оглянуться не успеете, как люди и Бог поменяются местами внутри вас, вера ваша обмельчает, а затем сильнейшее разочарование людьми – ещё один удар – и вы уже в Бездне, и душа у вас выжжена, и в ней - одна пустота.

Не сотворяй себе кумиров, человек.
.

30.03.2016г.
Чувствую себя лишней – и не сожалею об этом.
Вот так, пройти такой путь, чтобы обрести глаза. И увидеть, что иногда ты ни с кем из дерущихся. И что борьба может не вести никуда. Причём те, кто казался ближе к Истине, вдруг оказываются страшнее и безнадёжнее.
В принципе – ничего нового: просто иду своей дорогой. Просто взглянула на церковь в свете высказываний патриарха-антисоветчика. И плюс промелькнуло его отношение к царской семье. Просто увидела, что люди готовы ради церкви на всё: принимают, да и сами делают непотребства, кланяются Золотому Тельцу ради своего удобства и выгод, которые они почему-то не считают своими – лишних храмов, лишней церковной собственности… Принимают черноту и идут за ней.
И страшно оказаться рядом, потому что их ложь под маской света, а клыки отращиваются всё равно гигантские. Это не профанация веры – они верят, только Бог у них не тот. Не мой Бог.
И выходит, что нет церкви рядом со мной и никогда и не было. Не нужна церкви Истина, она облепляет Истину грязью и пытается приспособить под себя, под свои привычки, под свои правды, которые пытается протащить с собой.
Видимо, не случайно всё – именно те люди у власти, которые наиболее соответствуют своей пастве, что ведут за собой. И другого нет.

И ещё я увидела, что я и не с правоверными советскими сталинистами. Дела без веры мертвы, советская идеология без Бога себя изжила. Искать защиту в другом человеке – в совести – бессмысленно, особенно там, где Тьма давно в душах многих. Да и потом: не сотвори себе кумира!
Не могу я этим жить, как живут они – на пройденную дорогу не возвращаются.

***
Сегодня прочитала пост какого-то священника, защищавшего советскую идеологию и осудившего Кирилла, позволившего себе голословные обвинения. Антисоветчина, если она внутри, будет обязательно вылезать, не убережёшься. Это ведь не выводы из головы – это связано с душой, подсознательный выбор.
И вот тут я увидела основную ошибку антисоветчиков: они обвиняют ИДЕОЛОГИЮ – правила жизни общества, то есть теорию, какими-то единичными практическими примерами, не говоря о надуманности таких примеров. Обвинители действуют совсем в иной плоскости. Всё равно, что РПЦ обвинить во всех грехах и объявить несостоятельной на примере украинского Филарета. Филарет-то есть, и раскол его есть, так почему же он – не РПЦ, если исходить из такой доказательной логики?
Но почему-то для них Филарет и Русская Православная Церковь не соединяются, а вот Ежов и социализм – соединяются. Словно социализм состоит из одних Ежовых. А то, что они при этом игнорируют миллионы искренне просоветских людей, из которых и состояло это государство, это они не замечают. Зачем?
Антисоветчик Кирилл, я думаю, не перенёс бы, если бы его ассоциировали с Филаретом или ещё с каким-нибудь отщепенцем. Но ассоциировать весь советский народ и весь советский строй с каким-то там уродом, да ещё часто и выдуманным, нафантазированным своим больным воображением, как это бывает у таких людей - создают себе героев по своим мечтам, это у него получается легко.

Чужой выбор – потёмки, чужую веру человек не увидит и не оценит. А то, что видит – лишь вершина айсберга.
Вот так взлететь, чтобы глубже нырнуть…

И ещё, не по теме: мне надо быть осторожней, не раскрываться и помнить, что хуже врага человек, притворяющийся другом, но внимательно следящий за твоими промашками, чтобы ударить и получить над тобой власть.
Холуи не прощают независимости.
Какая страшная атмосфера у нас в музее, идущая сверху. Прямо как Дьявол уже поселился…
Это и есть американская демократия в действии: говно, обретшее власть – уже не говно, нуждается только в себе, в говне, чтобы кругом было одно говно, добивается этого любой ценой и будет править вечно?
.

31.03.2016г.
В продолжении вышенаписанного.
Антисоветчик – это не мировоззрение, а состояние души и это состояние, судя по выступлению патриарха Кирилла, само не уходит. Состояние души в тёмный угол не заткнёшь и словами не заговоришь, оно всегда будет искать доказательства своих чувств, а если ложь уже давно принята душой как средство таких доказательств, то и сочинять их себе без конца или досочинять в нужном для себя направлении.
Если человек не хочет увидеть в себе это навязчивое ощущение, а это и есть тяготение к Тьме, то это ощущение будет им управлять.
И оно будет неизлечимо.
.

3.04.2016г.
Сейчас думаю о том, что всё уходит.
Вот Путин выступил с какой-то антисоветчиной, Кирилл, подымается во власти общее противодействие всему советскому, видимо, хочет эту, случайно возникшую волну, загасить. Причём любой ценой.
А я сижу – и радуюсь своему душевному покою.
Да, это уже не первый вариант развития событий. Пусть второй. (Пусть даже последний, ради которого я через два года буду все эти записи печатать в свою книжку сказок!) И только.
Я уже легко принимаю этот факт. Просто поворачиваюсь в нужную сторону – и всё. Решаю лишь, как приспособиться к обстоятельствам, чтобы они не цеплялись.
Рада, что ещё есть фантазии, ведь нужно, чтобы мечты ушли сами – от скуки и бессмысленности, а не от препятствий, преградивших путь. Тогда мечты уходят навсегда.
Рада, что всё расставила по полочкам и что это всё – лишь игра.
.

5.04.2016г.
С некоторым холодным удивлением – несильным – отметила в себе неспособность сопереживать человеку в его бедах, если эти беды неспроста.
Раньше это была страшная боль, а теперь, если я вижу, что так лучше для его души, вплоть до смертельного исхода, я принимаю такой вариант.
- Так лучше. – И всё в этих словах.

И падающий во Тьму уже не вызывает жалости во мне, как было раньше.
- Это его выбор. – И я отхожу в сторону, чтобы не мешать его падению.

Невмешательство в ход событий.
Это состояние словно замораживает, как будто я превращаюсь в камень с остановившимся взглядом.
Ещё не сплю, но словно засыпаю.

И ещё думала о либералах в нашем правительстве: антисоветчики, антисталинисты.
Вижу, что не смотря на какие-то позитивные решения, эти люди другими своими решениями и позициями просто гробят государство. Уничтожают быстро и успешнее, чем вносят позитив.
Один Медведев с его ЕГЭ что значит!
Уже создал за короткое время целое поколение дебилов, не способных оформить свои мысли словами. Дети выходят из школы безграмотнее вчерашних советских двоечников. Либералы, руководящие образованием, это, конечно, верный выбор русофобов!

Как можно изменить такой народ? - Оказывается, можно.

Я увидела, что всё позитивное стирается без возврата, оставляя пустоту. Что идеи Света и Бога меняют только единиц. Остальные же, как бараны, безмозгло следуют туда, куда погонят. У них нет внутри стержня и он не образовывается. Им ничего, по сути, не нужно. С тем же успехом они идут в сторону Тьмы, приспосабливаясь к ней, как до этого приспосабливались к Свету.
Эта всеядность людей отвратительна.
Они сам с энтузиазмом позволяют себя уничтожать.
Как сейчас по Афганистану не скажешь уже, что там были зачатки социализма и развитое позитивное общество, так пройдёт время – и в Ливии, Ираке и Украине не будет видно ничего, кроме сегодняшнего Афганистана.

***
И снова вопрос о ЦЕНЕ.
Не делайте вывод по моей книге о том, что мне нужны люди, что мне нужна чужая духовность и ещё что-либо в этом роде…
Мне, как человеку, нужно всё это лишь той мере, поскольку я хочу жить в нормальном обществе в окружении нормальных людей (по моим критериям). Но я не цепляюсь за свою жизнь настолько, чтобы она стала для меня фетишем и затмила разум. Поэтому я принимаю действительность, какая она есть. И мои мечты, хоть я их и не осуждаю, мною не владеют.
То есть, я могу и отказаться от своей мечты, а просто буду доживать там, где уже ничего не изменить. Конечно, ограничив себя во многом, ведь понятия «жить» и «доживать» слишком разные. По сути, я уже сейчас доживаю… Почти доживаю, потому что осталась ещё цель спасти своих близких. По крайней мере, донести до них свою Истину или оставить её для них так, чтобы она их нашла сама, когда придёт срок.

Когда я написала первую часть своей книги, я впервые столкнулась с неразрешимым, на то время, противоречием – собственным нежеланием помогать гоблинам – немоим людям. Причём это нежелание создавало во мне настолько сильную эмоциональную бурю с настоящей яростью к моему ошибочному действию, что я вынуждена была убрать свой сайт из интернета и уничтожить все копии, кроме одной, о которой, скажем, забыла.
Эти чувства остались и сейчас.
Просто я каким-то немыслимым способом смогла их обойти, предложив самой себе компромисс, - оценив НЕСВОИХ в денежном эквиваленте. И для меня стало важным другое, чтобы ни один гоблин, за которого не заплачено (не внесён взнос), не имел возможность использовать мою книгу.
Прочитать можно, в конце концов-то, как без слов о себе заявить? Но потом лучше сразу забыть и не использовать. Бесплатный сыр – только в мышеловке. Без вступительного взноса, и дальше по горке – без Нового Советского Союза, без Нового Православия и изменённого старого, Без Нового Ислама и изменённого старого, без новых людей и нового мира… - вы никто. Дырка от бублика. Прошу это учитывать.
Дыркам –не положено от меня ничего, кроме того, что заслужили сами. Не внесён вступительный взнос, значит вас нет в Списках. Значит, вы не в Игре. Значит, вы – неприкасаемые и принадлежите Другому Хозяину. Вы выбрали его сами и вы – бесценны для него. И он вас никому отдавать не намерен. У него на вас большие планы.
Я не несу ответственность за этот ваш выбор, и за вас тоже.
Вы – сами по себе, отдельно от меня.
И потому мне всё равно, будете ли вы выполнять это моё условие или нет.

И эта моя отстранённость и незаинтересованность в вашей оплате тоже очень важны.

И видение: как огромные трубы, непонятно откуда появляющиеся, присасывают к себе, со спины, людей, в районе грудной клетки, и через какое-то время они взрываются. И голос: «их разорвёт». Это о тех, кто использует мою книгу без прав, не заплатив взнос.

Но с деньгами или без денег – вы мне не нужны. Эту партию с людьми разыгрывают Другие Игроки. Меня среди них нет. У меня же есть только моя жизнь. Но деньги я соберу, если будет что собирать.

И ещё слова непонятно к кому, судя по всему:
- Вы должны её убрать из своей битвы.
.

9.04.2016г.
Вышла пройтись, конечно, размышляя о бессмысленности попыток изменить что-либо.
И так сказала сама себе неожиданно:
- Не пытайся что-либо здесь менять. Пусть всё идёт, как идёт.
Не нужно тебе вмешиваться в ход вещей – это ни к чему не приведёт.
Сейчас сижу и думаю, что это верно. Как и то, что я, наконец, просто записываю в тетрадь свои мысли и не хочу больше ничего.

Тут пришло в голову:
Еду с горки на самокате. А мне говорят:
- Там внизу поворот, если ехать по этой дороге, по асфальту – остановиться и повернуть внизу невозможно.
Я, пока не разогналась, слезаю с самоката, чтобы идти дальше пешком. А мне говорят:
- Если идти по асфальту – не увидишь обрыва.
Смотрю, а вокруг меня – белый туман. Делаю шаг, а он стал такой плотный – ничего не видно.
Я перебираюсь к обочине, чтобы чувствовать под ногами камни. А мне говорят:
- Без Бога на этой дороге не найти нужный поворот. Закрой глаза – Бог покажет, где свернуть.
И я закрываю глаза и иду, думая только о Боге.

И вот я уже стою на краю пропасти. Тумана нет и я вижу вцепившихся в камни людей с искажёнными от ужаса лицами. А дороги под ними уже нет.

А мне говорят:
- Не дотрагивайся до них. Пусть те, кто в менее плачевном состоянии строят для них дорогу.
И я вижу, как полукругом (не прямо!) выстраивается под висящими полотно.
- Как поставишь последнюю точку в своей Цели – больше ничего не пиши, даже для себя, не обращайся больше ни к кому и ничего не комментируй и не объясняй.
.

11.04.2017г.
Во сне искала какого-то мужчину, который прятался, но следил за мной. А я его искала, чтобы поймать. Удивилась в полусне, ведь Бес пойман.

И тут мне так безразлично, совершенно безразлично сказано было:
- Да, Бес пойман, но никто из ближайшего его окружения, которое он создал для себя.

И про того мужчину сказали:
- Мы оставили его, потому что так лучше для него, чтобы у него был шанс сделать выбор.
Пока этот мир не погиб – НИКТО здесь пока не осуждён.
Даже Бес, ведь если бы его не взяли и не обрезали бы ему крылья, он не имел бы сейчас этого шанса.

Все, кого мы сейчас забираем по Первой Волне, мы подлечиваем, чтобы не допустить разложение, скажем, плоти субстанции души, которое закрывает от них любое спасение. Начавшийся процесс гниения делает смерть объекта необратимой. Да и на тебя они уже не так остро реагируют.
Другое дело, если мир уже не изменится, тогда эта консервация понесёт уже другой смысл.

Так что КОНЕЦ неизбежен.
Невозможно вечно останавливать неизбежное.
.

13.04.2016г.
Такое неприятное тревожное ощущение, словно мир разваливается на части.
Словно только что я мечтала о его спасении и он казался мне ещё вполне крепким и вдруг я вижу его разрушение и это значит – конец.

И вот эта растерянность от увиденного – она не проходит.
И от понимания, что ничего уже не сделать.
Я не знаю, что это…

И мелькнула мысль, что, возможно, в этом мире единственно доступное спасение – это спасать себя и свою душу. И всё.
Мои варианты – ложные мечты.
И ещё я подумала – вернуться к вере. Той вере, за чертой.
Спас Нерукотворный – он и в моей вере Спас Нерукотворный.
И забыть их всех.

Просто уйти назад, за иконой…
.

14.04.2016г.
Прочитала в интернете, как одна игуменья собирала подписи за снесение памятника Ленину на площади какого-то российского городка, где она обитала в монастыре. Утверждала, что Ленин занял место часовни или памятнику святому, пока не выяснилось, что ничьё место Ленин не занял и всё это она просто выдумала для усиления своих доводов. Наврала, короче говоря. И, конечно, из самых лучших побуждений и из самой искренней и возвышенной веры (своей).
А до этого Кирилл выступил с речью за переименование станции метро. И здесь – врал уже агрессивно и упёрто, раздражённый результатами опроса не в его пользу.
Ради достижения своей цели готов был на всё – никакие доводы на него не подействовали. Он именно ХОТЕЛ своей истины любой ценой, а его место укрепляло его в мысли о верности его выбора.

Да, если этот человек не укротит свой нрав и не станет говорящей головой какого-нибудь адекватного реального патриарха РПЦ, которому в наше время ни в коем случае нельзя занимать это место, он далеко уведёт эту церковь за собой.
Ничего в нём не изменилось.

И это говорит о том, как это сложно изменить себя глядящим во тьму. Их можно убедить в одной частности. Но бессмысленно переубеждать постоянно, в каждой мелочи, потому что их отторжение внутри них – в их душах, в выборе их душ. И им не нужен Свет, если он противоречит их убеждениям.
Оставь его – и он может уйти в крайность, потому что не имеет внутри стержня, нет у него ощущения дозволенного и недозволенного. Он лжёт, чтобы победить противника, лжёт искренне и не задумываясь. Пока лжёт. И до него уже не доходит, что ложь к Свету не приведёт никогда.
Он воюет не с человеческим врагом, он воюет с Истиной, хочет её переиначить по своим желаниям. Потому что ему хочется, чтобы всё было так, как ему хочется. И уши его закрыты. Глаза слепы и сердце глухо.

К кому я обращалась???

И вот после выступления Кирилла холуи воспряли и лезут изо всех дыр с декоммунизацией – главной своей мечтой.
Украины им, видимо, мало.
Украина их не убеждает, не видят, что приходит следом за их победой.
Они готовы идти по её следам.
Вместе с Кириллом.

***
Всё время вертится в голове история из детства моей матери:
Отец её подруги – Иннокентий Бараков – занимал на Ставрополье какую-то руководящую должность при сельском хозяйстве и разрешил местным колхозам оставлять себе деньги, полученные сверх нормы. И колхозы стали богатеть. Хорошо так. Там стали строиться школы, больницы, стадионы, не дожидаясь разрешения и денег из центра. Такое местное советское самоуправление, такое было при Сталине до войны, по-моему.
И вот Горбачев, который занимал на Ставрополье тёпленькое партийное местечко, видимо, не выдержал его популярности среди местных и с рядом граждан написал кляузу на Баракова. Вполне возможно, он и был инициатором этой кляузы. В чём там обвинили они его – не знаю, пусть сам напомнит, но Иннокентия Баракова сняли с должности за самоуправство, перекрыли всё, затеянное им самоуправление, и собирались дать реальный срок. И тут вмешались все председатели местных колхозов, это была целая революция – и до уголовного дела не дошло, испугались, даже в Москву перевели. Но прожил он после этой их кляузы очень недолго.

И вот уже Горбачев – президент, разрушает СССР, а Горбачев – бывший президент раскрывает свою страшную тайну, что он, оказывается, всегда НЕНАВИДЕЛ советский строй, что в Советском Союзе нельзя было дышать, настолько там всем перекрывался воздух.
Нет, ну вы только посмотрите на него! Ему там, оказывается, плохо жилось, при его должности.
Проходимец, который сам и перекрывал воздух, обвинил государство в своих пороках. Он и такие, как он, карьеристы и «партийцы» оккупировали руководящие посты и не давали рядом с собой работать нормальным людям.
И тогда они были впереди – и сейчас впереди.
А виноваты все вокруг, но только не они. А они, конечно, хотели только хорошего для страны.

Вот в этом примере – вся существующая демократическая элита.
.

19.04.2016г.
Почувствовала в себе нечто новое.
Сначала увидела картину, которой предшествовало раздражение от украинского фашизма, их ненависти ко всему русскому и от всякого подобного мусора, наваленного в их сетях. И, главное, ощущение бессмысленности общения с ними – полный тупик и несовместимость мировоззрений.
И в это время я как бы уже стала не я, и вот я словно стою над Землёй и в месте Украины наблюдаю клубы чёрного дыма. И меня это злит, у меня уже безмерная усталость от всего этого.
И я тогда поднимаю поверхность Украины, как крышку, и говорю стоявшему рядом несостоявшемуся моему последователю – бывшему бандеровцу:
- Если не остановитесь, все погибнете там, и твои дети, и ты сам.
И я вижу, как в открывшееся отверстие сыпется украинский народ. Я жду, пока они не высыпятся все и тогда закрываю крышку. Рядом со мной уже никого нет, а вместо клубов дыма – невероятно красивая зелёная природа.
И я вздыхаю с облегчением и радостью.

И вот тут я вспомнила павших святых, с которыми я столкнулась по жизни. Я думала о них, размышляя, что могло создать в них такую чёрную дыру в их душах, которая утянула их в бездну и постоянно, в каждой жизни, проявляется? Почему они упали? Ведь это крайне опасно – вот так упасть. А вдруг и я, как они, споткнусь и упаду? И мне стало так страшно.

Не случайно мне было сказано когда-то:
- Ты потеряешь свой дар.

Уж лучше потерять, чем вот так.
И вот уже «стоп» - при подобных видениях - звучит всё сильнее и сильнее и даже не даёт мне дойти в них до конца. Вот сейчас было такое же.
.

22.04.2016г.
Как-то часто с мыслями об Украине приходил мне нечёткий образ мужчины в рясе с бородой, причём внимание его было всегда направлено не на всю Украину, а на отдельный её сегмент, бывший в польском рабстве. Да и сам этот мужчина воспринимал этот сегмент не как Украину, а как часть общей земли, волею судьбы откушенной шляхтой.
И всегда он говорил с этими украинцами, а не со всеми, и воспринимал их с какой-то грустью, как себя, словно сам был оттуда – из этой откушенной поляками русской земли.
Но я не позволяла себе привести все слова этого мужчины, кроме выборочных, потому что «не стоят они того».

Но вот сегодня этот мужчина словно появился в последний раз, сказав опять тому народу, что хотел сказать, попрощался и растворился – ушёл сам, как не уходил ещё никогда никто. Без принуждения и просьб с моей стороны. Просто сказал свои слова и ушёл навсегда.
И только когда он ушёл, я почувствовала, что почему бы и нет? Почему бы и не написать его слова, пока их помню, ведь подобное уходит безвозвратно и забывается напрочь.

- Как тяжело прийти и увидеть вместо своего народа, народа избранного в вере – в пепел сожжённую землю. Дымящуюся чёрную клоаку зла и ненависти. Прийти – и не найти своего народа.

Я говорил вам, Бог не посылает испытаний просто так. Бог испытывает вашу веру.
Среди злобы взбешённых высокомерных ксендзов и ненавидящей вас шляхты – вы с верою в сердце, непоколебимые вместе с Богом – могли стать кремнем, закалиться в этой битве.

А могли рассыпаться в прах, если не с Богом, если дрогнуть сердцем перед врагом.

Я говорил вам, что не брошу вас. Если вы не предадите свою веру и Бога.
Да. Легко умереть за Бога. Страшно без Бога жить.
Я говорил, что вернусь за вами, что они – шляхта – не победит в нашей битве.
Но вы выбрали другой путь.
Вместо Бога у вас в сердце поселилась ненависть – липкая, подлая шляхетская ненависть.
Вместо веры вы заболели шляхетским высокомерием, которое уничтожает всё, что не поклоняется ему.

Вы стали неблагодарны и научились от своих хозяев платить злом за добро.

Да. Я не мог прийти раньше, потому что вера ваша сгнила.
Но за то время, что было дано вам – вы могли превратить свою землю в рай. Но вы взяли её и создали ад.

Это вы – сейчас у власти, это ваша правда – сейчас дорушивает то, что ещё осталось целым.

Я пришёл, чтобы поздороваться со своим народом, а вместо этого увидел дымящуюся чёрным дымом клоаку.
И вместо приветствия я говорю: «Прощайте».
И ухожу.
.

23.04.2016г.
После таких красивых слов, при мыслях об Украине, мне сегодня весь день лезет в голову один педераст Ляшко – и стоит на первом плане.
Видимо, это и есть сегодняшняя Украина: извращенец, садист, убийца, тут же и мазохист, убивающий сам себя, и бесхребетная лживая личность с манией возвеличивания себя самого.

Как так получилось?
Куда всё уходит?

25.04.2016г.
Вот, чем больше мечтаю, тем чётче мысль о том, что существуют только «свои».
А чужие – это уже безнадёжно.

И тут ещё вспомнила слова Путина о том, что ругань – это проявление слабости. Я тогда их приняла на свой счёт, потому что, в своё время, не очень-то и сдерживалась.
А сейчас ответила:
- Когда имеешь дело с предателями, не имея при этом достаточного жизненного опыта и внутренней силы, когда тебя не учили специально правильному поведению – проявление подобной слабости может быть ширмой, которая скрывает истинные намерения.
То, что происходит на виду – ещё далеко не всё и, возможно, что и не самое главное. Это лишь помощь для принятия правильного решения.
А слабость – это когда у человека не хватает смелости сказать правду. А не когда уже не хватает терпения от прикосновений к скользкому ужу, который хочет быть и с нашими, и с вашими.
При всей своей политике и сегодняшнему противостоянию Путин медленно и верно уходит к «своим» - либералам и демократам с прозападными ценностями.

А мне такие не нужны.
.

28.04.2016г.
Думала о Саддаме Хусейне.
Если он жив, по моим мечтам.
Думала о яхте, которую он должен мне подарить – расплатиться за свою жизнь. Яхта – это красиво. С обслугой этой яхты до конца моей жизни. Пусть стоит в Чёрном море, где там у нас потеплее, а я туда буду ездить. Когда захочу. Может, с гостями. И жить на яхте. Красота!
И о видеоролике из двух частей, который он мне пришлёт вместе с яхтой, где в первой он обращается ко мне, на своём языке, без перевода, хочу увидеть его истинные чувства, и чтобы было понятно и без слов, что он обращается ко мне и что это я, а не кто другой, а во второй части, к кому хочет: к врагу или врагам. Или к своему народу, предавшему его. Какая разница.

И слова Мужчины в телогрейке:
- Я не могу одновременно находиться в двух местах.

Хорошо мечтать хорошо.
.

5.05.2016г.
Одно и то же вертится в голове, уже неоднократно записанное: страх, а иногда даже ужас перед видениями падения святых. Тех, кого люди знают как святых.
И слова:
- Не молитесь на людей. Вы их не видите целиком и не сможете узнать до конца.
В этом мире восхищение, так и хула часто не обоснованы. Не видя целого – невозможно оценить человека и его путь. Видит же целое – только Бог.

И тут очередная тема сама пришла: какой-то митрополит обозвал девушку, задавшему ему вопрос о его машине – мерседесе, свинюшкой.
Я уже писала, что деньги и священник – это вещи несовместимые (о хамстве я писать не буду). Священник не может быть богат, если это не так, то это враг, проникший в церковь.
Если для человека важны понты в виде всяких дорогих бирюлек, то ему нечего делать в религии.
А если он ещё и использует имя Бога для собственной выгоды, так сказать, приспосабливает Бога для себя, то у этого гоблина уже очень большие проблемы.
Ни одно высокое церковное место само по себе не гарантирует спасение того, кто на нём сидит. Зато проблем даст очень много тем, кто его занимает не по праву.
В первую очередь священники должны знать, что у Бога в этом мире своей собственности нет. Богу собственность в этом мире не нужна. Никакая.

И тут же пришёл образ: я гляжу на спину бредущего куда-то монаха, толкающего впереди себя тяжеленную тележку с барахлом. Причём барахла так много, что я вижу, как оно возвышается над его головой. Вдруг он останавливается и оборачивается назад. С бесконечно изумлённым лицом, открыв рот.

И тут же пришёл образ: я гляжу на спину бредущего куда-то монаха, толкающего впереди себя тяжеленную тележку с барахлом. Причём барахла так много, что я вижу, как оно возвышается над его головой. Вдруг он останавливается и оборачивается назад. С бесконечно изумлённым лицом, открыв рот.
Если у человека проблемы с верой, то всё, от чего он отказывается ради неё, становится для него невероятно ценным. Гораздо ценнее, чем их истинная стоимость. И потому у него сразу возникают претензии к Богу, сразу Бог чего-то должен этому человеку, по мнению этого человека, раз он удостоил Бога своим вниманием.
То, что вера – сама по себе награда для верующего, такому человеку не ведомо, ведь он внутри себя верить не хочет и Бог ему не интересен. Зачем-то только принуждает себя «верить». А зачем? Кому она нужна, его «вера»? Он и себе-то не верит…
Да уж, тяжело молиться Богу, не веря в Него. А как же это скучно, я думаю. Просто немыслимо скучно! Такой выбор – это тяжёлая ноша, не спорю. Отсюда, видимо, и пошли «распальцованные» священники, требующие себе дивиденды за свой, как они искренне считают, непосильный труд. И права на трёхэтажные дворцы с обслугой и машины за миллион долларов.
Только Бог-то тут причём?
.

6.05.2016г.
Опять вспомнился свой страх перед падением святых и я поняла, что надо разобраться с собой.
Меня же волновали мысли, где я ощущала себя не собой.
- Так кто же я? – спросила я себя тогда.
И подумав, поняла, что, кроме человеческого, я ничего больше не могу утверждать. Это было бы откровенной ложью.
Да, я испытывала удивительные чувства и имела видения – и всё это я не хочу и не могу объяснять. В этом просто нет смысла. Вот нет – и всё.
А хочу я только одного, чтобы дойти до своего последнего часа с чистой душой.
Да, я не отказываюсь от пережитого – это всё равно для меня, что предать Бога. Я ничего не собираюсь из своей жизни вычёркивать или забывать. Я просто оставлю это в своей жизни непознанным, возможно, придёт срок – и всё разъяснится. А сейчас – разве можно объяснить дар? Бесценный дар, откровенно говоря.

Написала, и поняла, что не смогла полностью описать свои чувства.
Но когда я вот так решила, с меня как тяжесть упала.
Удивительно, но почему-то, выбрав вот так человеческое, я, вместо того, чтобы стать к нему ближе, словно освободилась от чего-то, что меня к нему привязывало. Вот это чувство было ярким – облегчение и покой в душе вместо страха и опасений.
.

9.05.2016г.
Увидела вот что:
Тьма, которой принадлежит этот мир, очень сосредоточено подготавливает Конец. Тьма ничего никому не отдаёт из того, что принадлежит ей. Уйти от неё можно только приложив усилия и с верой в Бога, но этого-то как раз в падающем мире нет. Нет у гоблинов даже желания уйти.

И вот звучат слова:
- Игра начинается!

И все – вся Тьма – мгновенно останавливаются и присаживаются к столу.

Тьма азартна и это единственный вариант, где она даёт шанс обречённым, насильно, по сути так, а не по их истинной вере, попробовать вылезти из своего болота.

Потому что НЕЛЬЗЯ ОБРАЩАТЬСЯ БОГУ К ТЕМ, КТО НЕ ГЛЯДИТ НА НЕГО.

Это - нонсенс.

На здесь – Игра. Интересно ведь узнать возможности ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО.

- Как вы умеете падать – это мы видели. – обращается кто-то из Тьмы к гоблинам. – И глазом не успели моргнуть, как вы достигли САМОГО НЕМЫСЛИМОГО ДНА. Так что падать вы умеете.
И вот же интересно – как вы умеете выбираться из такого дна!?
Дано ли это ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ или нет?

И знайте – вы играете не с Богом, а с Тьмой. Ибо принадлежите ей. Так что, чтобы принять участие в этой ГОНКЕ, вы обязаны заплатить – внести взнос за свою жизнь.
И не рассчитывайте на жалость и не пытайтесь с Тьмой торговаться.

Ваши 30 серебренников уже давно вас сжигают, и НЕ ВАМ ГОВОРИТЬ О ДЕНЬГАХ.

И ещё я увидела, как кто-то – враг, из людей, тихонечко и упорно пытается зайти за спину Бога. Душа черна и в душе – ворочается что-то чёрное, страшное, липкое.
И вот он заползает за спину Бога, чтобы нанести удар.
А там…

Нет спины у Бога!
Там жуткое ЧУДИЩЕ с зубами в несколько рядов, острыми клыками и когтями, вида настолько ЗЛОБНОГО и НЕМЫСЛИМОГО, какого не представить в самых страшных кошмарах.

- Что – не ожидали? – хохочет ЧУДИЩЕ. – А как вам ТАКОЙ БОГ?
У БОГА СПИНЫ НЕТ!!!

И это не человеческий образ. Это – Символ.

***
И ещё я сказала:
- Не создавайте из людей кумиров.
Не молитесь на людей, потому что человек до своего последнего момента остаётся свободным в своём выборе и никто не может быть уверен до конца ни в одном человеке.
Это касается его внутреннего выбора, его веры, его борьбы с самим собой.
Нет святых в этом мире в том виде, как вам мнится.
Ошибка же может стоить вам жизни.
И я – не исключение. Во мне нет ничего нечеловеческого, кроме веры, которая доступна каждому при наличии желания эту веру иметь.
Я – не святая.

***
И о моём отношении к Дню Победы и нашей разнице в отношении к фашизму.
Сегодня последователи 9 мая стоят к этому дню лицом, они смотрят в прошлое – в 1945 год. Это бессмысленная позиция – стоять спиной к будущему, искать правду в прошлом и только в прошлом.
А я вижу фашизм в настоящем – вижу Гидру, поднимающую голову уже сегодня –и в Европе, и в Америке, и в бывших советских республиках, и даже в России в виде Колей из Уренгоя, извиняющихся перед фашистами в Бундестаге, за их поражение в Великой Отечественной войне, и взращенных уже давно существующей здесь либеральной швалью, в данном случае - в виде педагогического состава и директора его гимназии. Фашисты уже везде. И события на Украине – это ярчайший пример возрождения фашизма.
Я не могу праздновать этот день. Сегодня – уже нет.

Причём фашизм для меня – это не только человеческое.
Это – вирус, поражающий народы, одинаковый в проявлениях и симптомах разложения всегда и везде.
Это – Дьявол в душе каждого заражённого.
И он не вчера был побеждён, он опять набирает силу.
И Украина – ярчайший тому пример, словно специально выбранный для изучения, настолько детально и полно в ней проявилась эта болезнь, волею судьбы вышедшая из тени на свет и не считающаяся уже ни с кем, не боящаяся никого – и потому позволяющая себе не прятать симптомы, а дать им полную свободу развития.
Дьявол никогда не спросит человека прямо, что ему по душе: Бог или Дьявол?
Он задаст вопрос иначе: «Что ты выбираешь: социализм али что другое?»
И вот это «али что другое, лишь бы не социализм» и создаёт убеждённых фашистов, которыми скоро наполнится русская земля. И этих Коль из Уренгоя скоро будет десятки тысяч. И пакеты с книгами с историей Великой Отечественной войны, присланные им ещё уцелевшими адекватными динозаврами, они все будут вскрывать с полицией.

Кстати, о Канаде.
Так как эта страна стала прибежищем для тысяч украинских преступников, позволив им избежать наказания за свои зверства в годы ВОВ, так как эта страна стала фактически новой нацистской Украиной в изгнании, способствовав уничтожению бывшей советской украинской республики, превратив её в своё подобие, так как для этой страны её украинцы – потомки нацистов – строят её сегодняшнюю политику, то…

То было бы странным, если бы эта страна не разделила судьбу Украины, как государства и как народа.

Так что, господа канадцы, милости прошу к полякам. Они вас заждались.
И не так скучно будет, втроём-то.
.

10.05.2016г.
Думала об Игре.
О вариантах забегов в ней с возможностями скрытыми и неизведанными.
Что будут бегуны с самого Дна, которые добегут до Финиша.
Что будут и те, что остановятся в полушаге от Финиша и больше не сдвинутся с места.
Что будут те, что вообще не захочет бежать.
И будут такие, что со своего места побегут прямо в противоположную сторону.

И о них сказали подробней:
- Тьма затягивает в себя, как воронка.
Вера требует усилий и размышлений, и желания найти себя в Боге.
А Тьма – только воображение и интерес к неведомому.

И эти индивиды – слабы волей, невежественны и ленивы.
Излишний интерес к Дьяволу легко и незаметно может сделать надлом в душе. А так как стрежня внутри таких нет, то и изменения они в себе не заметят. И вместо Бога у них будет Дьявол.

И такой образ:
Мелководье. Всё видно, вода чистая. И неожиданно – резкий обрыв, дна не видно. От перепада температуры – целый водопад под водой и внизу – глубинные течения. Кто-то плывёт, вальяжно, спокойно, подплывает к обрыву и вдруг – бульк – и его утягивает. Мгновенно.
И слова:
- Не углубляйтесь в эту тему – о Тьме и Дьяволе. Эта информация – не для вас. Останавливайте сами себя, ибо если вас понесло в эту сторону, то это с очевидностью Дьявол ищет, за что бы в вас зацепиться.
Чтобы остаться в вас навсегда.

Это вот и есть опасность полного Знания: оно требует определённого фундамента.
Глупец его не выдерживает.
И падает.

А для ленивых и глупых мечтателей - самая оптимальная проверка – это анализ собственного отношения к другим людям и к себе по отношению к ним. Надо уметь прислушиваться к окружающим, которые могут увидеть в вас эти изменения. Скотство – его не спрячешь. А оно вылезет в первую очередь.
Хотя такие очень не любят критику.

А вообще, кто хочет упасть, того не удержать ничем.
.

12.05.2016г.
Всё безнадёжно.
Эти люди, как дырявое сито – одну дыру заделаешь, десять новых тут же появляется.

И опять в моё перепечатывание собственных древних текстов вмешалась реальность.
Тут услышала просто шокирующую новость, от которой до сих не могу прийти в себя. Пили чай на работе и как-то, слово за слово, разговорились о нашем директоре. Я с изумлением прослушала историю, как года 3-4, что ли, назад, он попросил сотрудника, с которым заехал в ИКЕЮ, купить для музея стулья по его кредитной карте. Мол, свою забыл, но, конечно же, всё вернут. Проникновенно так заверил, искренне. Человек купил стульев тысяч на 35, по-моему. Честно сделал в бухгалтерии документы, отдал их директору – и на этом распрощался со своими деньгами.
Пока я приходила в себя от этого нового образа нашего директора, истории продолжились.
- Да что стулья! Он в церкви (нашей) занял у священника 100 тысяч, и вот он ходит тут периодически, и так безнадёжно пытается эти деньги вернуть.
!!!???
- Да что церковь, - продолжили дальше, - он у (назвали сотрудника) тоже взял 100 тысяч – и не вернул.
Я пошла делиться новостью.
- Ха. – сказали мне. – Удивила. Вон (указывают ещё одного), Да, говорит, взял в долг (не сказал сколько). На эти деньги я бы два месяца не работал и ничего бы не делал. И привет деньги.
А тут еще наш реставратор, у которого наша мебель, и кроме неё – двое детей и крутись, как хочешь, потому что в реставрационных мастерских сделали мизерные зарплаты, обвинил директора, что директор должен ему 100 тысяч рублей. И наша мебель зависла в неизвестности, потому что он перестал с нами общаться.
Думаю:
- Надо предупредить маму, чтобы не давала директору денег в долг, если подползёт к ней с подобной темой.
А она мне:
- Так я уже это прошла. Уж лет пять назад, когда у неё была вовсю стройка, в конце лета подъехал с подобной просьбой. Денег у неё своих уже не было, но она вошла в его нужды и предложила занять для него деньги у своих друзей. Но надо будет отдать в срок. Таков уговор.
- О, да-да, - благодарно заверил её директор.
Проходит время, деньги уже давно пора было отдать, а он – всё отверчивается от ответов.
Когда уже все сроки давным-давно прошли, она устроила ему скандал.
- Да и то, лишь потому, что деньги были чужие, сумма большая, а люди просто перестали бы с ней разговаривать. Так бы не стала. – так и сказала. – А то так обидно стало, деньги не мои, обещал вернуть просто клятвенно.
И только после скандала – отдал. Ещё и оправдывался.
- Так что ко мне он больше не подойдёт. – успокоила она меня.

А я подумала, что бы УСТРОИЛА я этому человеку, если бы такое случилось со мной или если бы узнала раньше об этом. «Давным-давно» ждать бы не пришлось.
Мало бы не показалось.

Это не просто дно, это уже ДНИЩЕ…

Это просто – вор и мошенник.
Я понимаю – подзаборное хамство, к которому нельзя привыкнуть, но все уже смирились. Он относится к окружающим, как к своим крепостным, не меньше, причём абсолютно уверен в правильности такого своего отношения. Он же занял место лучше и выше! Лжёт прямо в глаза, на любые темы, если ему не выгодно. Даже не утруждает себя хоть немного ложь «причесать» под правду. Я вранья ТАКОГО, искусного, отточенного, на все случаи жизни, при любой неблагоприятной ситуации, не встречала больше ни у кого. Ему плевать на всех и всё, кроме себя, конечно. Зато если в музее появляется начальство, тут он стелется ковровой дорожкой. Прямо не узнать. Сплошная обходительность. Ему нет дела ни до чего и ни до кого, кроме себя – какой там музей. Он его использует, чтобы подсосать деньжат для себя, своих холуёв, потому что больше никто премий не получает, и для своих знакомых, которых он туда устраивает. Остальных в упор не видит и даже не пытается это скрыть. Для него музейная мебель – это рухлядь, не стоящая ничего. Все деньги, собиравшиеся на реставрацию, он потратил на себя. Но отказывается элементарно дорожные расходы за командировки оплачивать, я уж забыла, когда в последний раз эти билеты у меня оплатили. Берут квитки и не оплачивают. Закрыл методический совет, потому что тот принял решение вопреки его желанию. А он напрямую сказал – завалите этого человека. А не стали. Подличать не стали. Не простил. И так – во всём, куда не ткнись.
Ну как вы отнесётесь к откровенно непорядочному человеку, который говорит: «Я хочу, чтобы принимались только решения, которые нужны мне»? Причём не на административном уровне – он, по-моему, своими непосредственными обязанностями вообще не занимается, он лезет в каждую дыру и диктует условия там, где его и быть не должно. – Самое правильное решение в такой ситуации – держаться от него и его компании подальше. Делать в этом музее вообще ничего невозможно, реально нельзя иметь никаких творческих планов. Иначе ты – враг номер один. В посетителях не заинтересован. Просто плевать на них, лучше, чтобы их не было. Но когда начинает припекать, претензии предъявляет экскурсоводам, а не своей жене – замдиректора по общественным связям, которая и должна быть озабоченной поиском туристов. Но вместо этого она занята иллюзией деятельности и с наслаждением управляет экскурсоводами и смотрителями, как крепостными, и хамит им похлеще базарной бабы.
Я хоть и отстраняюсь, но уши-то не залепишь. Как послушаешь и посмотришь на неё, так одна мысль только и приходит: «Хоть бы не сказать этой стерве что-либо из того, что мне сейчас приходит в голову». И ненависть. Слепящая НЕНАВИСТЬ, даже передать не могу, что я чувствую.

Это вот ТАКОЕ нам подсунуло подмосковное Министерство Культуры. И держит, как великую ценность. Сейчас уже в самом министерстве ни одного профессионала – одни родственники и знакомые.

Вот, в Клину директора сняли – 15 лет была тётка директором, хороший директор. Сейчас профессионалы, как изгои. Холуи нужны. Чтоб задницу лизать умели подмосковному Министерству Культуры, по этим критериям и подбирают. Профессионалов снимают – своих ставят. А то, что свои, как в Истре, где у нас мебель хранится, обкрадывают весь зарплатный фонд и их просто снимают без всякого уголовного дела (но ведь дети же есть!) – это нормально. А то, что перед этой воровкой в Истре была директор, который весь комплекс и построила и её подло так, в момент открытия, сняли с должности, это как!? Сообщили об её увольнении прямо во время праздника! Она попала в больницу с сердечным приступом после этого радостного праздника.
Это что за быдло вообще там, в этом подмосковном Министерстве Культуры сидит? Кстати, открытие реально навязали, чуть ли не с угрозами, просто заставили открыть недостроенный музейный комплекс. В нём нет подвала! И грунтовые воды по весне, да и летом, если гроза хорошая пройдёт, бьют фонтанами прямо из-под плит пола! И такие потопы происходят регулярно прямо рядом с нашим хранением. И это – мебель! А других мест там нет – ничего не доделано и делать никто не собирается.
А вот ЭТО – держат.
А делающих людей – убирают. Без объяснения причин. Этот пункт прописан в договоре, который заключают с директорами, чтобы у всякого быдла наверху проблем не было. И сейчас такое везде.

И сейчас ЭТО уйдёт, да мало ли, обворовав своих сотрудников и не только, естественно, деньги не вернёт никому, обоснуется где-нибудь в другом месте и начнёт и там деньги занимать. Не вчера и не сегодня, судя по всему, этим начало заниматься. Сотнями тысяч! Причём, ему всё равно, как живёт человек, у которого он крадёт таким образом деньги. Ему плевать. Хоть ты сдохни после этого. Он даже этого не скрывает.
Зато купил новой жене, такой же оборзевшей подзаборной хамке, как и он, новую шубу и она припёрлась в ней на работу в дождь. Ну как же не выгулять обнову-то. Сбрасывала тут, на глазах у всех, с БОГАТОГО мехового воротника дождинки, изящным таким движением ручки от плеча.

Эта парочка – это, что, уже здесь навсегда?

Это сделано для того, чтобы я не забывала, что люди уже полный отстой? И смирилась с этим?
А я уже с этим смирилась.
Никогда бы никто, если бы я имела значение хоть для кого-то из своих адресатов, не позволил бы, чтобы подобная дьявольщина, в чистейшем её виде, находилась рядом со мной.
Но она есть. И это говорит само за себя.
И я это учитываю.
Значит, кому-то очень надо меня поскорее из этого мира выжить. Потому что единственный, оставшийся для меня, способ от них избавиться – это не изменить их, это – утопия, судя по всему, а от них уйти самой. Хотя сейчас, если такие оказываются рядом со мной – я уже и изменять их не хочу.
Я только хочу их вручить в лапы их Хозяина. С наименьшими потерями.
Вот это моё ЖЕЛАНИЕ – оно просто стоит у меня над всем.
.

6.12.2016г..
Конечно, всё бесполезно. Особенно, когда посмотришь вокруг. А я ведь в своё время не просто писала Путину, просила(!), что вообще не позволяю себе с неопределёнными личностями, чтобы в моём музее не меняли директора. Хотя, конечно, и тогда было далеко не всё в порядке. Прямо чувствовала жуткую черноту, что грядёт за всеми этими перестановками. Ведь захочешь – не найдёшь гаже выбранного варианта. И его внедрили рядом со мной! Как специально выбирали.
Конечно, всё бесполезно, хоть я тут и бьюсь в стену. Навряд ли найдётся кто-нибудь, кто захочет напечатать мою книгу. Я ведь всё понимаю. Но не могу вот так взять и просто уйти, ничего не доделав и не попробовав даже что-либо сделать. А я лишь хочу внедрить эту книгу в этот мир, в напечатанном виде она сильнее и потому становится сразу больше людей, к которым её может притянуть. Хотя мне говорят:
- Не беспокойся. Когда придёт срок и так, кого надо, она найдёт.

Да я и не беспокоюсь…

Вот после таких вспышек ярости, что выше, меня всегда откидывало и откидывает на кладбище, к своей могиле. Кстати, я видела, как я умру, что-то в своё время так захотела это узнать… В детстве не захотела, было не интересно, а сейчас стало важным… Поэтому я так не люблю, когда рядом со мной появляются подобные люди. Они всё это с неизбежностью провоцируют. Как говориться, если убить не удаётся, так хоть выдавить отсюда поскорее и любой ценой. Мешаю я им. Чувствуют они меня – чужака. Может, и боятся.
Но какой уже незначительный качок назад маятника! Раньше меня прямо всю опустошало: разочарование, потерянные надежды, пустота… А сейчас так быстро всё прошло.
Но ещё он есть… ещё есть, куда возвращаться.
А не должно быть.
И впервые, так как-то спокойно подумала я о том, что меня здесь не примут.
И безразлично глядела в сторону России…
И впервые не чувствовала уже ничего – ни обиды, ни душевной боли.

Нет, жертвы не бывает напрасной.

Чтобы не забрать с собой случайно бессмысленные надежды, видя в других то, что в них уже и нет.
Чтоб

ы прозреть самому.

И, тем не менее, с этой темой я решила разобраться, а то нет-нет, да вылезают прошлые обиды и разочарования. А за ними – и претензии. И так без конца. Раз сами уходить не хотят, значит, надо им помочь.

***
Когда я только заметила за собой слежку, очень давно уже, в 26 лет, причём агрессивную слежку, словно люди поставили целью сделать так, чтобы я заметила эту слежку, с нападениями, оскорблениями, с откровенным открытым глумлением, вот первой моей мыслью было:
- Да это же Дьявол!
И первым моим побуждением: замкнуться, закрыться от всех в вере. В молитве.
Всё дело в том, что в то время у меня не было веры. Более того, мой склад ума таков, что он отметает всё абстрактное, бездоказательное, я верю только своему опыту. А опыта веры у меня не было.
Но зато с логикой у меня всё в порядке. Более того, у меня есть умение видеть в замеченных мелочах фрагменты целого и подводить свои знания под систему. Да, именно выстраивать системы, потому что у меня внутренняя потребность в чёткой логической завершённости объяснений всего, что меня интересует, в том числе и окружающего бытия. Этого, конечно, я не знала. Но именно этот мой ум заметил детали слежки и вывел, что это именно человеческая слежка, а не Дьявола, хотя, конечно, с возможностями, превышающими общие знания. Более того, я была несчастным ребёнком на то время, уставшим и физически, мне приходилось и учиться, и работать, и мне было это очень тяжело, хоть я и не жаловалась, и от одиночества, хотя была замужем.
Порой рядом бывает настолько чужой человек, что рядом с ним – как в Антарктиде затерялся, среди льдов. Что от таких надо бежать стремглав. Но этого я тогда тоже не знала. И мне так хотелось в мечтах, чтобы рядом появился хороший человек и меня бы спас! И для меня Должиков и стал такой мечтой. Я не знала тогда, что когда сочиняешь себе мечту, надо хотя бы внимательно приглядеться к человеку и соотнести теорию, увиденное, с практикой – с его реальным поведением с другими и реальным отношением к тебе. И не отходить от этого правила ни в какие исключения.
Скажу честно, я посмотрела, как он ведёт себя с другими и как он ведёт себя со мной. И мне это не понравилось. Не смотря на заинтриговывающую связь между нами, непонятную, ощутимую, он мне показался фальшивым, эгоистичным, злопамятным и слишком наглым. Я не поверила его чувствам, которые он так настойчиво пытался мне навязать. Позже я перестала верить, что он вообще хочет мне добра, а не зла. Возможно, уже в то время он меня искренне ненавидел. - Я не соответствовала его мечте обо мне.
С моей точки зрения, это он влез в мою жизнь и это он, поэтому, мне был должен первое, второе, третье… Ну, если чего-то от меня хотел. Словом, не важно. Я так и вела себя – всё ожидала, когда он это первое, второе, третье мне начнёт давать. А иначе, зачем он влез? Ну, такие сложились правила игры, он их навязал сам, пришлось принять. И слава Богу, что он этого не понял. Как и не знал, что я вообще не принимаю и не верю ни во что абстрактное, даже в свои мечты. Я очень практичный человек, даже слишком, но не в жизни, в быту, а по такой вот особенности моей психики не верить ни во что, что не могу проверить сама физически, причём прямо вот руками – пощупать, понюхать, попробовать на зуб, убедиться в реальности – и лишь тогда – поверить в это. И незнакомых людей я поэтому не люблю до сих пор. Я никогда не подпущу к себе незнакомого человека. Пока не узнаю – не подпущу. Это, конечно, и мешает, но и защищает очень даже неплохо! Если доверять своим чувствам. Но в то время я не знала своих диагнозов, просто жила интуитивно, со всем этим, как и не знала, что это очень опасно – придумывать спасителя для себя из совершенно несоответствующей этой роли личности, которая, кстати, и не скрывает свои негативные чувства к тебе, совсем даже и не сказочные. Ведь так можно и в садиста заочно влюбиться, насочиняв там про него всякие небылицы. А потом столкнёшься с реальностью – и что тогда?...
Для того, чтобы меня заловить на какой-нибудь промашке, Должиков и пытался подложить мне мужиков, наверное, из мысли, что это поможет мне раскрепоститься, и устроил реальную травлю, и глумился, выискивая способы каким образом меня задеть, и что ещё хуже – использовал для травли окружающих. Он вёл себя так, словно я не имела для него вообще никакого значения, словно моя жизнь – это была фикция, мои чувства – ничего не значили, и просматривалось сквозь его отношение, что если бы нужно было – он бы с лёгкостью, не раздумывая, меня бы убил. Любым способом. Не испытывая при этом никакого дискомфорта. И другие вокруг, те, кто соглашался быть им использованным. Вот этот способ управлять другими людьми я и заметила в своё время, и как-то легко приняла то, что это возможно физически, наука же не стоит на месте, и познание мира и человека тоже. Меня это не удивило и, к сожалению, не напугало, когда я вот так проанализировала свои ощущения на этот счёт. По крайней мере, он давно знал, что я вижу в нём врага, который готов только мне вредить. Но его это лишь забавляло. И придавало азарта.
Я не знаю, использовал ли Путин этот способ слежки за мной. Но вёл он себя не менее странно, чем Должиков, позволяя мне над ним открыто стебаться (по-другому и не назовёшь). А я не спорю, его проверяла. Но при этом, он мог совершенно спокойно уйти с моей дороги. Но он почему-то не захотел уходить, не захотел остановить меня, дал возможность мне делать всё, что мне задумалось, хотя и путь мой не выбрал. На практике не выбрал. Что сделало его очень подозрительным для меня, потому что я свою идеологию не скрывала. Для меня либерал – это и хуже и гаже и нет ничего. Мне нет дела до того, что там в либерале человеческого. Он даже может не нападать на меня – всё равно это страшнейший и опаснейший враг.
Путин явно ничего не предпринимал в дни, когда я обращалась к нему, не из хорошего отношения ко мне и не для того, чтобы я дописала книгу. Другие цели, конечно. И судя по сегодняшней политике, когда либералы всех мастей повылазили из всех щелей и начали тут подготавливать празднование своей будущей неизбежной победе, с уже нагнетаемой искусственно десоветизацией, о Сталине я даже не говорю – на них он действует, как красная тряпка, эти цели явно не со мной. Может быть, Путин хотел своим молчанием меня обмануть, ввести в заблуждение, спровоцировать на какие-нибудь опрометчивые действия? Вполне возможно. Вот такое высокомерное пренебрежение, вплоть до прямо противоположных моим желаниям действий, как вот было с директором или с электриками… Хотя с электриками я не выдержала, вмешалась. Тогда он с насмешкой тоже решил вмешаться и сделать по-моему. Хотя мог бы и послать куда подальше меня и мои письма… Я это, в принципе, и ожидала от него.
В поведении Путина тоже была какая-то игра, как у Должикова, только немного по другим правилам. Вот это я и почувствовала в нём. Очень опасная для меня игра, хотя здесь как бы я вторглась в его жизнь, а не он в мою. А результат – один и тот же. Он почему-то, занимая столь высокое место, принял мои правила, но, тем не менее, в создавшейся ситуации мной играет или пытается играть, как Должиков. В нём не было добра. И я очень рада, что вовремя остановилась. Нашла в себе силы признать свою ошибку и от него отвернуться.
Но это мой сегодняшний холодный взгляд на прошлое. А есть ещё взгляд обиженной маленькой девочки, которая столкнулась с садистами, озабоченными одной мыслью – как бы её сломать, которую предали почти все, кто её окружал, у которой отняли, в принципе, всё - жизнь, здоровье, карьеру, личное счастье. Всё. И эта обиженная маленькая девочка оказалась очень злопамятной, она даже не ожидала, что она НАСТОЛЬКО злопамятна и что для неё проблема возмездия своим врагам – это очень важно. Все, кто на неё напал ОБЯЗАТЕЛЬНО должны были понести наказание. И как бы она не тыркалась, как бы не сочиняла себе розовые миры с хорошими людьми, её злопамятность не отпускала её ни на шаг от себя, заставляя перечёркивать все красивые фантазии, а вместо этого восстанавливая, как нетронутые, все её обиды на людей и душевную боль. И некуда было деться от этих обид и боли, которые просто разрывали душу, а только отвернуться от людей и идти дальше без них.
Я очень часто думала, что мне делать с этими людьми – не только с теми, кто стоял в первых рядах, но и с теми, кто не отказался, чтобы им поуправляли. Скажу по правде, моя кровожадность уходила только с моей человечностью. Чем дальше я уходила от людей, тем меньше мне бередили душу мои воспоминания. Конечно, я никого из них не простила и сейчас, когда очень холодно и спокойно пишу эти строки. Наверное, так и должно быть в конце пути. Мне эти люди стали просто безразличны. Их судьба, их будущее, их души, если у них они есть, правда…
Хотя вот, пожалуйста, история с мошенником директором всё равно меня всколыхнула… И вместе с ней опять вспомнились мои враги. Куда их деть-то? В моей мечте, в последнем варианте, всё должно быть выверено, иначе система лишается смысла. Они не должны выпадать из системы.
И вот тогда я и подумала, что вот этот Должиков – козлодоев из кустов, одержимый жаждой совокупления в первой попавшейся подворотне и бившийся в неостановимых конвульсиях в моём присутствии – он же не с неба упал. Не четырехлетнюю же девочку в лодке, на море, он увидел и спятил навсегда. Кто-то же его выбрал и поставил на этот путь. И направлял. И Путин тоже не сам по себе стал вести себя, как придурок, и им тоже, что ли, овладела жажда совокупления со мной любой ценой? Иначе бы он не включился в эту пакостную игру. Да и эти все их управляемые разовые помощники, готовые на всё, чтобы это запланированное кем-то совокупление со мной произошло…
Смешно всё это, если бы не было так грустно.
Да и я, как ни странно, просто не хочу выстраивать из всей этой бурды теории и системы. И бегать тут за каждой, укусившей меня, блохой.
Я помню, какие способы использовались для реализации этого бреда, я помню, какие люди вставали на моём пути по чьим-то приказам. По своей воле вставали.

Так что я обвиняю государство и церковь в том, что они влезли в мою жизнь с конкретной целью принести мне как можно больше зла. Я обвиняю их в том, что они замыслили убить меня, что они, одержимые своей бредовой мечтой, непонятно кем им нашептанной, хотели воплотить её любой ценой, в том числе и за счёт меня, за счёт моей жизни. Я считаю это уголовным преступлением. Как они отреагируют на моё обвинение – мне наплевать, потому что я, по умолчанию, называю всех, принявших участие в нападении на меня, одержимыми Дьяволом. Меня это вполне устраивает. Много ли этого участия, мало ли, единичное ли это появление, или многоразовое – не важно. Каждый, кто в это влез.
Я жду суда над ними.
И я надеюсь, у судей хватит ума не использовать их абстрактные доводы оправданием их преступления. Абстрактное не мешало им стать преступниками. Хоть я и хочу узнать, что же превратило их в отмороженных уродов. Какая такая идея в ТАКОЕ превращает.
И если государство и церковь эту проблему не решит, и я ещё посмотрю, как решит, уж очень мне интересно, во сколько эти обвиняемые оценят мою жизнь по сравнению со своей, то они так и пойдут в своё будущее, В МОЕЙ СКАЗКЕ, одержимыми Дьяволом вне зависимости от их реального статуса.

Пусть и у этих граждан будет время для принятия решения, до моего пятидесятилетия.
Время, когда ещё можно повернуть им назад.
А то скучно, поди, налоговикам-то брести в одиночестве…

***
Ну, а на тот счёт, если Первый вариант уже не жизнеспособен, если уже нет возможности что-то сделать для падших, если всё рухнет, даже если и попробуют пойти по этому пути, если чернота победила в людях окончательно и они не дадут ничего изменить здесь...

Что-то слишком часто мне уже приходит мысль, что изменить этот мир уже невозможно, даже не мысль, а убеждение, что падшие – не возвращаются. И поэтому всё чётче и чётче вырисовываются правила Второго варианта развития событий, описанного в Библии и поэтому, по большому счёту, если бы я не влезла, должного быть первым и единственным. Спасение только избранных, кто подготовился, кто искал и нашёл веру. И этот вариант требует своей помощи, потому что я хочу дать шанс в этом варианте тем людям, кого считаю своими. Советскому человеку, который сохранил свои принципы и совесть в разлившейся вокруг темноте.

Для этого моего Второго варианта, к которому я присоединяю своих избранных – слишком мало времени. И единственный способ его удлинить для них, как я уже писала, это забрать оставшееся время у падших, которым оно и ни к чему, бессмысленных прожигателей жизни, и отдать его тем, кто его сможет использовать с пользой. Нужно его отнять у неимущих, оборванцев без веры, у которых, судя по всему, кроме ненасытного желудка и вечно возбуждённых половых органов больше ничего нет, и отдать тем, у кого ещё осталась душа. Возможно, для кого-то из моих избранных эти чужие минуты станут настоящим спасением.
Тьма людей не отбирает, но, к счастью, у меня есть личные враги. Не зря же я их так долго не трогала. У меня должна быть уверенность в том, что в при любом развитии событий, даже самом негативном или неожиданном, шанс для этих людей оставался нетронутым. И дополнительное время для них было откуда взять.

То есть, даже если налоговиков выкупят, эти люди останутся в моих заложниках. Ведь мало ли что? – И так будет до тех пор, пока Свет не разольётся над Россией. Их сможет освободить только победа Бога в России.

Так что, на случай провала всех моих фантазий, на которых построена эта книга, я приношу в жертву всю российскую власть, которая меня, человека глубоко советского по духу и воспитанию, страшно раздражала и раздражает, в свете того, что я вижу, от местного самоуправления, до государственного аппарата, а именно тех из них, кто хоть копейку украл на своём месте или кто использовал своё место для иной собственной выгоды. Отбираю из всех, кто имеет хоть какое-то отношение к существующей власти.
По существующим правилам, самой же властью и утверждёнными, – власть здесь отвечает за всё: за казнокрадство, за взяточничество, за раздутую бюрократию, за отказ практически всех компаний платить налоги и узаконенные откаты, за обнищание народа и его деградацию, за совершенно продажный суд, за уничтоженную медицину и образование, выпускающее идиотов, за развращение детей и за ювенальную юстицию, открыто торгующую этими детьми, за расплодившихся маньяков, за поголовное воровство всего и везде, за либеральный беспредел, поддерживаемый с самого верха, за навязываемую повсеместно откровенную ложь, ради выгоды … – можно бесконечно продолжать этот список, но в первую очередь, за потерянный шанс, от которого отказались эти люди сами, используя свою власть, и не дали воспользоваться им окружающим. Поэтому эти люди по факту – обречены, у них уже нет никаких шансов. И время им, по этой причине, совершенно не пригодится. Конечно, ещё не Конец Света, но разве их что-то может исправить, особенно без моих слов?
А то надоели и наглеющие сергиево посадские управленцы, и продажные депутаты из Государственной Думы, и тупые министры-хапуги. Честных – не трону, на сей раз. Но даже честным из них, кто живёт только на зарплату, говорю: «Не сможете ответить хоть на один вопрос о своей проделанной работе, а именно, о тех делах, законах, указах и поправках, которые вы создали, приняли или за которые вы проголосовали, не сможете объяснить свою позицию и своё понимание этих принятых вами законов, и если в ваших делах и законах найдётся хоть одна лазейка для мошенников – ваша зарплата станет вашим приговором. Если она окажется выше моей, то вам придётся отвечать. Потому что вы заняли место не по праву. Потому что профнепригодны и ничего не делаете. Обманом, выдав себя за кого-то другого, влезли в чужое кресло, чтобы присосаться к государственным деньгам. И это всё, что вы можете». У честных невежд и пофигистов с завышенными, не по их талантам, зарплатами будет выбор, время для принятия решения, после прочтения этих строк, и, в зависимости от этого решения, они сами своё будущее и определят.
Я думаю, это очень правильное решение. Хоть какая-то польза будет от этих упырей.

Церковь я не трогаю, но сегодняшняя патриархия, с Кириллом во главе, при Втором варианте развития событий, Русскую Православную Церковь должна убить. А это стоит очень дорого. Вот посмотрела я тут, как Кирилл распетушился в Болгарии, и удивилась: вся произошедшая ситуация называется «уткнуться с размаху лицом в собственное дерьмо» - чего он там пытался доказать?
– Ты же сам ведёшь себя в России так же, как ведёт себя президент Болгарии. По его же правилам лжёшь во имя своей выгоды. И, видите ли, не понравилось ему враньё скользкого болгарина, что вообще не удивляет. Неужели ожидал что-то иное? Как насчёт бревна в собственном глазу, оно в этой ситуации у тебя не проявилось? Ну не нравится Россия Болгарии, как не нравится тебе Советский Союз, что тут такого? – Методы ведь вы используете одни и те же.
Хочет быть красивым Кирилл, с одной стороны, с одним белоснежным крылом! А вот только с другой стороны, которую он прячет, как ему кажется, очень хорошо, к нему лучше и не подходить, чтобы не пугаться увиденного. Орден дайте Кириллу за его подвиг – с одной стороны золотой двуглавый орёл, за защиту России от лжи, а с другой, на серебре, – Иуда, за предательство и ту же ложь. Выполз тут из толстовской секты и никак не определится.
Зато теперь ты, Кирилл, знаешь по собственному опыту, что чувствую я, когда слышу твоё враньё.

Ну и, конечно, мои враги. Куда же без них? Все, кто так или иначе принял участие в моей травле.
Я думаю, если прибавить к перечисленным категориям граждан всех их родственников, до третьего колена включительно, если мне не изменяет память, то получится уже приличная толпа.
И времени можно будет собрать достаточно.

И потому я предупреждаю своих близких об опасности: будьте осторожны в своих привязанностях. А то уйдёте вслед прокажённым.
Избавляйтесь от своих химер вовремя, ПОКА ЕСТЬ ДЛЯ ЭТОГО ВРЕМЯ.
.

17.05.2016г.
Сегодня нахлынуло горькое ощущение – а есть ли вера? Та вера, которая во мне, которой я горела, когда чудеса возможны, а Бог существует в реальности? Когда символы имеют смысл?
Я почему-то почувствовала, что этой живой веры нет даже в церкви. Есть какой-то суррогат из слов и чувств, который не мешает жить по своим правилам и смотреть, куда хочется. Пустота вокруг.

А сейчас прозвучал ответ на мои чувства:
- Ты ещё стоишь посередине – ни с кем из людей.

И о церкви:
- Они ещё не вышли из Тьмы.
.

1.06.2016г.
Краем уха прослушала несколько видеороликов, в одном из них некто, называющий себя казаком, взывал к бандеровцам о помощи, расписывая беспредел в своём городе. Вспоминал храбрых казаков, воевавших на стороне Гитлера против большевистской заразы.
Я слушала – и меня всю передёргивало от отвращения.
Да, не всё у нас гладко – полно уродов у власти. Но просить помощи у ЭТОЙ стороны! Фашизм для меня настолько неприемлем, что никаких взглядов в его сторону для меня не может быть.
Я даже была в тот момент благодарна Гитлеру за то, что своей агрессией раскрыл фашизм со всех сторон – во всей красе человеческой деградации и превращения фашиста в полного выродка.
Как они похожи, все, вне зависимости от национальности, эти фашиствующие дебилы! И как трудно было бы без этого гитлеровского примера дать полную картину!

И как бы теперь не оправдывали бандерствующих украиняков – поворот в сторону Гитлера раскрывает их полностью.
И вычёркивает.
Да, думала я, я не могу их изменить, но пусть идут в свою сторону. Главное, ни один из них не подойдёт и близко к моему Богу. И для меня это главное.
.

2.06.2017г.
Опять думала о западных украинцах.
О том, что это была ошибка СССР и Сталина брать себе этот, крайне ненадёжный народ, отравленный ненавистью. Оставить эти земли Польше и Австрии.
Да, возможно, это сегодня не принесло бы многих проблем. Да и в Великую Отечественную фашиствующие поляки, на стороне Гитлера, у которых этот народ был на месте негров для американцев, не позволили бы организоваться националистам с их противостоянием советскому строю и русским. Возможно, большая часть этого народа нашла бы место в лагерях смерти рядом с евреями или была бы просто вырезана, убита. Без русских они были беззащитны и никому не интересны, именно русские, Советский Союз, дали им силу.
А то, что осталось бы от этого народа после войны, за период советской Польши полностью бы ополячилось, ведь не было бы искусственно раздутого противостояния, всё бы шло, как шло.

И этот народ исчез бы без следа к сегодняшнему дню.
Остались бы восточные украинцы – малороссы, без генетической ненависти к русским.
Ну, булькало бы чуть-чуть, как везде, без программы на уничтожение…

Но почему-то Сталин, зная, насколько опасен и неустойчив этот народ-изгой, забрал его себе…
Или не знал? Видел лишь то, что видел?

Да, зачем-то он оставил его жить, чтобы дойти до сегодняшнего дня. Хоть это и было ошибкой.

Подчас бесславная смерть для кого-то гораздо лучше жизни, полной яда и гниения. Причём вполне заслуженная бесславная смерть. Но тогда бы у того Путника на дороге была бы причина спросить: «Почему? Почему вместо избранности и Бога – смерть в канаве Истории?»

Это было решение Сталина оставить этому народу жизнь. Я так считаю внутри себя.
Чтобы сейчас, вот этим вечером, тот понурый Путник мог увидеть своё сердце без прикрас. Всё, что от него осталось к сегодняшнему дню.

Написала об одном народе, а думаю о другом, в который, по-моему, в свете сегодняшнего моего вечера, я уже и не верю…
.

11.06.2016г.
Ты всё время думаешь, что если люди тебе заплатят, в твоей жизни наступит счастье.
Не заменяй Бога людьми.
Они могут быть совсем не такими, как тебе хочется.
.

4.07.2016г.
Смотрела фотографии разных церквей в России и поймала себя на мысли о том, что не чувствую в них символа народной веры.
Просто красивые архитектурные сооружения. И всё.

Что-то я перестаю верить в русский народ. Нет, отдельные личности остались, но это уже не народ.
Гляжу я на новости: ювенальная юстиция, принятая Думой, марши на ленд-роверах выпускников ФСБ, бесконечный срач в КПРФ… - народ в целом и частностях выбирает деньги.
А власть, даже в лице Путина, ведёт себя всё либеральней и либеральней.
Советского народа уже нет, почти нет.
Мне кажется, что я чувствую агонию умирающего народа.
Он умрёт, как умерли русы в Галиции.

А фантазии – это лишь попытка прожить несуществующую жизнь, которой нет и никогда не будет.
Ну, чтобы обидно не было.
У меня иногда появляется очень чёткое ощущение этой параллельной жизни, в которой всё и происходит. А не здесь. И тогда я понимаю, как бы мне трудно было бы без неё.
А так я спокойно задаю себе вопрос:
- А был ли мальчик?

Мои, понимающие меня адресаты, похоже, вообще не существовали в реальности. Но для мечты хватило их просто придумать.
А ведь без них вполне можно обойтись.
.

7.07.2016г.
Шла и думала о религии с её – тех приму сразу, а тех – позже, а вот этих вообще очень не скоро. К чему такие сложности?
А потом себе же и ответила:
- Господь неспроста указывает свой путь для каждого: одному даёт коротенькую тропинку, чтобы он дошёл до Него.
Второго просит пройти путь в два раза больше. Видимо, ему нужно больше времени, чтобы прийти в себя.
А кого-то Бог заставляет кружить очень долго. И это тоже не из вредности, а из необходимости (глупо сравнила). И именно для человека, которому нужно всё это пройти. Иначе он просто до Бога не дойдёт.

Время – вот что здесь важно и стоит на первом месте.
Если человеку вера нужна, он сумеет не споткнуться о частности чужой религии, куда его направляют, или чужой страны, где он должен научиться быть советским человеком (очиститься от собственной скверны).
.

8.07.2016г.
Сон.
Я стою на вершине какой-то горы, за спиной рюкзак, и смотрю вниз. Внизу – остановка и на ней стоят люди. Я хочу спуститься туда.
Прямо над остановкой – подозрительные ступени, неровные, с осыпавшимися краями. И перил нет. И круто как-то всё идёт вниз.
Я попыталась дотянуться до первой ступени, но не получилось – и высота горы сразу стала больше.
Рядом со мной ходит какой-то мужчина, я смотрю – он опустил ногу и дотянулся ею прямо до самого дна! Глядит на меня и как бы предлагает не бояться и сделать то же самое. Мол, получится. Давай. Становись на ступени.
- Ну нет. – говорю я. – У меня нет таких длинных ног. Я лучше обойду.

И действительно, если пройти чуть дальше, то откос начинает плавно снижаться и можно выйти прямо к подножию. А там свернуть – и дойти до остановки.
.

9.07.2016г.
Тут пришёл в голову Медведев, как пример тихой либеральной сапы.
Вроде и ничего мужичок, местами. Но он же либерал. А это значит, что неплохо-неплохо, а потом принимается неожиданное решение, которое уничтожит всё. И никто его не сможет остановить, если у него будет такая власть. Рядом со мной, естественно, если вдруг дадут мне такую возможность объявиться в этой стране.
Это как медленно натягивающаяся пружина – его внутренний мир. Моя идеология – это враг. По мелочам будет соглашаться, а внутреннее подсознательное раздражение, от несоответствия своей и чужой правд, будет расти. И когда он почувствует «шанс» - он нанесёт удар. Настоящее же идёт волнами, то всё получается, то вдруг всё притормаживается. Дождётся своей волны – и ударит. Не сможет не ударить.
Поэтому сегодняшние либералы опасны все, и особенно те, кто проявил себя на этот момент времени – на момент перехода. У них была возможность пересмотреть свои позиции естественным путём, опираясь на окружающую реальность. И если эта реальность в них ничего не изменила, значит они – либералы по сути. Они не должны получить власть и не должны вести (воспитывать) людей, особенно молодых. А в религии такие вдвойне опасны, потому что там их либерализм менее заметен, но более разрушителен.

Это как у нас в музее, - сказала я, обобщая, - кто бы не руководил им, а работать, чтобы себя содержать, надо. И каждый решает сам за себя, как может. Кто-то встаёт подальше от власти, уходит в изгойство, кто-то ближе, покомфортнее. Но постепенно прогибаются все, естественно. По-разному. Как смогли приспособиться к обстоятельствам, которых не изменить. И становятся либо холуями, как власть, либо пофигистами, равнодушными ко всему.
А дело всё равно развалится.

***
Моя кошка Дуська, самая трусливая, поймала и задушила на балконе, прямо с перил, маленькую птичку. Причём я могла бы её спасти, если бы вовремя отреагировала на шум. Но я сидела в интернете и меня прямо что-то остановило от попытки, вернее, мысли встать. Невероятная лень. А потом так было жалко птичку…
А я себе объяснила:
- Вот так будет и позже. Не то, чтобы всё сразу уйдёт, но реакция станет крайне заторможенной. Ты ничего не сможешь сделать. Ушедший поезд будет всегда уже далеко впереди.
Пусть теперь медведевы сами ищут и научатся ценить таких, как ты, а не себе подобных. Если захотят.

***
Смотрю в очередной раз «Резидента…» и который раз ловлю себя на мысли о том, что, видимо, и не было достойных в КГБ, если так легко была отдана власть оранжевым либералам.
Потом я вспомнила свои впечатления о 90-х. Как я заметила, что народ изменился. За 5 лет стал другим – люди замкнулись, каждый на своей проблеме, появилось отчуждение, разобщение, изменились привычки, отношение друг к другу. В 90-х появился на свет новый народ, который медленно и неизбежно стал поглощать советский. Общие черты были уничтожены легко и без проблем, а вот частные – так, чтобы залезть в каждую душу и поменять все ориентиры в ней – это процесс долгий. И сложный.
Легче вырастить новое поколение на новых ценностях. Легче воспитать новых коль-из-уренгоев.
Как Моисей, который 40 лет водил свой народ по пустыне…

Молодёжь сейчас – или стопроцентные пофигисты, или либеральное дерьмо, воспитанное на деньгах.
Нормальных – почти нет.
И на кого тут опираться?..

И вот это – самое страшное – либералы уничтожают русский народ на генном уровне. Меняют, тихо, исподволь, выращивают новое, абсолютно безмозглое поколение. И они уже – не русские, новые русские.
По этому поводу вспоминаю блог одной вполне адекватной девушки, вышедшей замуж за британца и переехавшей в Англию. Вот она наблюдает за новым поколением англичан – такие развязные подростки с педерастическими повадками, с куриными мозгами и с очень примитивным набором потребностей, которых она ни в жизнь бы не хотела иметь как своих детей. И девушка спрашивает у старой англичанки: как она относится к этому новому своему поколению? И та её ответила, резко, открыто:
- Я их НЕНАВИЖУ. Это – чужаки.
Вот так – два поколения – и уже создался в Англии абсолютно новый народ. Не те консервативные и чопорные англичане, к которым можно относиться по-разному, но, всё-таки, они ещё были очень похожи на людей, а новый подвид, взращенный новой элитной расой Педерастов. Для себя.

И сейчас это же происходит и в России. Повсеместно.
Не успеют оглянуться, а новое поколение коль-из-уренгоев будет пламенно и искренне извиняться перед Западом за всё и подставлять свои задницы и передницы извращенцам. Потому что это полезно для здоровья. Это и будет элита общества, выращенное сегодняшним либеральным отребьем. А толпа превратится в быдло, которое начнёт поджаривать на Вечном огне тех, кто делает им замечания. Останутся только единицы.
И на этом русский народ, как общность, закончится. Избранник Бога умрёт, потому что откажется от Бога. Закрыв всякий шанс тем, кто сейчас его пытается убить изо всех сил. Можно их перечислить: либеральная власть, либеральная, даже противостоя Америке, либеральная до омерзения, ряженые белоленточники и казаки, пособники фашистов и власовцев, педерастическая когорта в образовании и ювенальной юстиции и, как ни странно, хотя меня уже это и не удивляет, иерархи Русской Православной церкви. Да, Русская Православная церковь, стоящая по другую сторону от педерастов, занята общим с ними делом – убийством своего народа. Противостоит ему в своём непримиримом антагонизме с его стремлениями и мечтами.
Да, пока этот народ ещё жив, хотя за последние 27 лет капитализма порядочно подгнил. Жив, потому что ещё не хочет предавать свою историю и свой выбор, жив, потому что ещё большая его часть тянется к советскому прошлому и не верит их клевете о Сталине, как символу этого советского прошлого. Это происходит вопреки всему, просто по какому-то внутреннему чувству. Пока происходит. И этому чувству нет объяснения.
Но это – не вечно. Да, русский народ покрепче англичан, двух поколений маловато, чтобы его уничтожить. Но это всё равно произойдёт. С последним умершим русским, родившимся в Советском Союзе, уйдёт и богоизбранность русского народа. Вот тогда новое, выращенное педерастами и уже мёртвой русской православной церковью, поколение и сможет предать Бога. И Бог отвернётся от русских.
И не останется больше у этого человечества ничего и никого, кто смог бы его вытянуть из его болота.

И, наконец, придёт в этот мир Дьявол.
Сколько же можно держать умирающего? – Пора его и отпустить.
Пусть уходит с миром.

А на счёт травли Коли из Уренгоя – такой совет взрослым. Если вы будете выставлять впереди себя детей, в расчёте на то, что они безнаказанно озвучат ваши преступные мысли и желания, даже если вы не понимаете, насколько они преступны, имейте в виду, что в ответ - ваших детей обязательно ударят, не зависимо от их возраста. Есть КОМУ ударить. Без всяких сомнений вышибут из них не только мозг, но и жизнь. Потом и вы, конечно, ответите за преждевременную смерть их души. Но это будет потом.
Так что НИКОГО не пытайтесь шантажировать своими отпрысками в расчёте на их ми-ми-мишность. Не подействует.
Или говорите своё сами, или вообще не говорите.
.